01.08.2012
На позапрошлой неделе президент Владимир Путин подписал так называемый закон «об иностранных агентах». Он должен вступить в силу через четыре месяца, в конце ноября. Общественники Бурятии, так же как и активисты некоммерческих организаций по всей стране, обеспокоены новым законом, который грозит сильно осложнить им жизнь.

Секретные агенты в Бурятии

Согласно закону, отныне любая некоммерческая организация, получающая финансовые средства из-за рубежа и занимающаяся политической деятельностью, будет считаться иностранным агентом, работающим на иностранное государство. Пока неизвестно, какие за это санкции будут налагаться на сами организации, но понятно, что ничего приятного в ярлыке нет.

Больше всего общественники возмущены тем, что под определение «политическая деятельность» может подпасть практически любая общественная деятельность. И не только может, но и должна попасть, если только НКО ведет активную работу, а не просто числится в списке минюста. В этом списке, кстати, в Бурятии зарегистрировано более тысячи двухсот некоммерческих организаций.

Дело заключается в формулировке понятия «политическая деятельность», от которой у общественников волосы встали дыбом. По мнению инициаторов закона, это будет любая организация, «если независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она воздействует на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики».

Защита Байкала от власти

Депутаты почему-то не подумали, что государственная политика, на которую отныне общественность (в данном случае народ) не имеет никакого права влиять, может быть и неправильной. Достаточно вспомнить один из самых ярких примеров с трубопроводом возле Байкала, который планировали построить власти несколько лет назад. Экологи и просто активные граждане тогда встали на площадях нескольких сибирских городов с протестом. Эти акции протеста были направлены против политики государства. И многие организации, участвовавшие в движении защитников Байкала, когда-либо получали гранты из-за рубежа. К счастью, тогда Путин волевым решением отодвинул нефтепровод от берегов Байкала. Государство согласилось с мнение общества.

А если бы подобное происходило после принятия этого закона? Тогда у нефтяных и газовых компаний был бы повод говорить, что все протесты организованы из-за рубежа и проводятся силами иностранных агентов. А с иностранными агентами нечего и разговаривать. Передвинул бы Путин нефтепровод в этом случае?

Более того, экологи пытались формировать соответствующее общественное мнение для этого. Что также прописано в новом законе, и в нем прямым текстом утверждается, что такие попытки будут считаться политической деятельностью. Получается, что иностранные агенты, действуя в интересах других стран, пытаются защитить озеро нашего государства.

Противоречивый закон

Более маразматического закона сложно придумать, так как его текст крайне двусмысленный и противоречивый. В одном абзаце говорится, что к политической деятельности не относиться экология, развитие добровольчества, наука, здравоохранение, социальная защита граждан. В следующем любое посягательство на государственную политику приравнивается к политике. Надо думать, что в перечисленных сферах в стране все благополучно, и государственную политику в отношение, допустим, поддержки инвалидов менять не стоит.

В обществе инвалидов-колясочников Бурятии думают иначе. Председатель бурятского общества инвалидов Эржена Будаева рассказала, что ничего хорошего от этого закона не ждет, а влиять на государственную политику в отношении инвалидов (т.е. по логике законодателей, участвовать в политике) нужно. По ее словам, закон был направлен против нескольких политизированных организаций в Москве, а в итоге бьет по множеству реальных общественных объединений в стране.

Шпионы в инвалидных колясках

- Мы всегда думали, что работаем на свое государство. Да, деньги достаем, где можем достать. В том числе и за рубежом. Но работаем-то мы не в Америке, а здесь, в Бурятии. Мы работали с посольством Великобритании, получается, попадаем в список, – говорит Эржена Будаева.

Чтобы попасть в список, нужно не только получать деньги от зарубежных благотворителей, но и быть недовольным государственной политикой.

- А мы хоть как будем критиковать. И нас никто не заткнет. У нас нет ресурсов -- ни финансовых, ни административных, мы в Хурале не сидим. Мы только и можем, что влиять на власть через общественное мнение, а это, как ни крути, политика, - говорит общественный деятель.

Чтобы спокойно продолжить работу, общество инвалидов планирует отказаться от зарубежного финансирования. Это, конечно, негативно скажется на всей работе. Ведь финансирования со стороны государства их движению нет, а ресурсы российских фондов сильно ограничены.

- Если финансирования не будет, мы будем меньше работать, будет меньше пользы, – говорит Эржена Будаева.

Не нужные власти организации

Активист-эколог Бурятского регионального движения по Байкалу Наталья Тумуреева говорит о том, что к иностранным грантам обращаться общественников подталкивают сами же власти России. Государство выделяет мизерные суммы на защиту экологии. Независимых фондов в нашей стране вообще нет, поэтому бороться за сохранность природы и озера Байкал после принятия закона «об агентах», видимо, будут сугубо бюджетные организации.

По словам заместителя председателя клуба ФИРН Елены Ильиной, иностранными агентами теперь могут стать даже организации, которые собирают деньги для помощи больным детям. Сам клуб ФИРН также попадает в группу риска, заметила она, так как осуществляет совместные проекты с Еврокомиссией, которые финансируются Европейским союзом.

«И если нужно будет, мы продолжим участвовать в проектах и грантах, даже если финансирование будет из-за рубежа», - сказала Елена.

Сегодня любые общественники, не только нацеленные на «революцию», против которых и принимался этот закон, оказались почему-то врагами государства. Ведь из-за двусмысленных формулировок записать в агенты и «применить меры» можно любую непонравившуюся организацию по любому поводу. Отныне общественники должны под страхом признания их иностранными агентами молчать, что государство не исполняет свои обязанности. На них накинута петля, которую, в случае чего, можно резко «натянуть».

В Минюсте пока не знают, как они будут на деле применять этот закон. С точки зрения буквы закона, им необходимо проверить все некоммерческие организации на предмет их политической деятельности. И в том виде, в каком оно сформулировано законом, все организации будут признанными субъектами политики. И те из них, которые получают иностранные гранты или смеют принимать пожертвования со стороны граждан других стран, будут признаваться иностранными агентами. Можно хоть распускать контрразведку. Зачем она теперь?

Владимир Бадмаев, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^