12.09.2012
Предельный возраст работы чиновников доведут до 70 лет

На прошлой неделе президент России Владимир Путин внес в Госдуму законопроект, повышающий предельно допустимый возраст работы высокопоставленных чиновников с 65 до 70 лет, как ранее это было сделано для судей и прокурорских работников. Интересную тенденцию возвращения Кремля к позднесоветской геронтократии бурно обсуждали как в СМИ, так и на просторах Интернета.  

И пусть законопроект пока касается очень узкой прослойки чиновников так называемого «класса А», кремлевская мода имеет тенденцию быстро распространятся на регионы. Так что, возможно, готовящиеся уйти на пенсию бурятские чиновники могут еще послужить родине.

Политбюро-2  

Скорее всего, законопроект о «кремлевских старцах» делается под конкретных людей, с которыми Владимир Путин пока не готов расстаться. В основном это представители силовых ведомств, подходящих или уже перешагнувших критический возрастной рубеж. Так, директору Федеральной службы безопасности Евгению Мурову 67 лет, главе Службы внешней разведки Михаилу Фрадкову 62 года, секретарю Совбеза РФ Николаю Патрушеву 61 год и т.д. Не говоря уже о том, что самому Путину, пришедшему к власти как молодой политик в 48 лет, скоро исполнится 60, а планов уйти на заслуженный отдых даже в отдаленном будущем не наблюдается.

Многие уже назвали эти законодательные ухищрения ничем иным, как «Политбюро-2», то есть возрождение эпохи брежневского застоя в новых реалиях. Думские депутаты же особого сопротивления на рассмотрении законопроекта не проявили, предложив лишь проходить чиновникам старше 60 лет медицинское обследование.

Между тем, врачи–эксперты в один голос говорят, что сам по себе возраст не помеха в принятии сложных решений и управлении крупными ведомствами, все зависит от конкретного человека и его образа жизни. Однако, несмотря на то, что править страной в скором будущем будут седовласые старцы, молодых чиновников тоже хватает. Так, например самым молодым в правительстве России является 30-летний министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров, вступивший в должность в 29 лет. Средний же возраст «населения» Кремля - 55 лет.

Молодые и задорные 

Раз «геронтократию» себе позволяет Кремль, его примеру последуют и регионы. Через какое-то время и в Бурятии следует ожидать публичного признания факта того, что «возраст – не помеха».

Впрочем, пока вопрос с возрастом наших чиновников не стоит так уж остро. Правительство Бурятии, благодаря политике главы Вячеслава Наговицына существенно омолодилось за последние пять лет. Средний возраст высшей исполнительной власти Бурятии - 49 лет. При этом двум министрам: Сергею Козлову (транспорт) и Тимуру Цыбикову (культура) нет и 40. Ключевому зампреду по экономике Александру Чепику летом этого года исполнилось всего 38.

Самым старшим в правительстве на сегодня является Иннокентий Егоров, которому в январе исполнилось 62 года. Уже два года первый зампред исполняет свои обязанности в рамках ежегодно продляемого договора. Напомним, что когда Иннокентий Матвеевич только подходил к своему юбилею, слухи о его скором уходе не обсуждал только ленивый. Что говорит о нормальном желании людей видеть у руля молодых управленцев. Однако один из последних мастодонтов бурятской политики все же остался, во многом благодаря просьбе главы. На вопрос нашей газеты, будет ли Иннокентий Матвеевич, в случае повышения предельного возраста, работать до 70 лет, чиновник ответить отказался.

3000 лет Хурала 

Конституцией Бурятии не оговаривается предельный возраст депутата республиканского парламента. Депутатом может стать любой человек старше 21 года и быть им до истечения срока созыва.

Мы с удивлением обнаружили, что среди народных избранников есть люди старше 70! лет. Депутату от ЛДПР Ивану Багрию в ноябре исполнится 72 года, а депутату от «Единой России» Михаилу Рябову тоже в ноябре будет 75. Широко известная в СМИ своими нестандартными идеями о семье и обществе Виктория Плюснина в свои неполные 32 года является самым молодым депутатом Хурала.

Если же брать средний возраст хуральцев, который составляет 55 лет, что на шесть лет превышает правительственный, то можно с уверенностью сказать, парламент в Бурятии состоит из умудренных опытом людей с консервативными взглядами. Многим ключевым фигурам Хурала хорошо за 60, а всем вместе больше 3000 лет.

Такая картина, с молодым правительством и старым Хуралом, может кардинально измениться благодаря путинскому закону и следующим выборам в республиканский парламент. Правительство будет стареть, а Хурал пополнится молодыми, 30-40-летними бизнесменами, которые сделали свои состояния уже после лихих 90-х и которые уже стоят в очереди за заветным мандатом.

Евгения Балтатарова, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^