26.09.2012
Политикам Бурятии подкинули новую цель

Последние реформы в стране добавляют в нашу региональную политическую жизнь новую интригу. Речь идет о новом законе, принятом в первом чтении в Госдуме, в котором изменяется порядок формирования верхней палаты российского парламента.  

Согласно этому закону, представители регионов в Совете Федерации в ближайшем времени несколько поменяют порядок обретения своего статуса. В частности, представитель от исполнительной власти должен будет определяться на выборах главы региона. Потенциальные сенаторы должны объявляться вместе с именем кандидата на пост главы региона. И после победы на выборах избранный глава объявляет представителя в сенат из указанных им ранее 3 кандидатур. 

Меняется и порядок назначения представителя в сенат от региональных парламентов. В будущем они должны избираться из числа депутатского корпуса. Коллеги по региональному парламенту, в нашем случае по Хуралу, должны выбрать своего представителя в Москве из своих рядов. 

Ближайшие выборы главы республики у нас намечаются, если не произойдет ничего непредвиденного, лишь через пять лет. Так что новый порядок определения представителя правительства Бурятии в Совете Федерации пока нас не касается. Сенатор и миллиардер Виталий Малкин может спокойно заниматься в Москве законотворческой работой. Ну, или чем он там занимается, как бы представляя наши интересы. Гораздо любопытнее обстоят дела со вторым членом Совета Федерации, назначаемым законодательным органом региона. 

Новая вакансия  

Сенатором от Бурятии сегодня является Иннокентий Егоров, который занимает этот пост с 2004 года. Через год эта 8-летняя работа может завершиться. Дело в том, что согласно новому закону, сенатором может стать только действующий депутат Народного Хурала. Это значит, следующий состав Хурала, который будет избран в сентябре тринадцатого года, будет выбирать того, кто поедет на работу в Москву, из своих рядов.

И тут возникает интересная ситуация, Иннокентий Егоров не является депутатом Хурала. Для того чтобы остаться на следующий срок, ему нужно будет избираться в Народный Хурал и лишь потом убеждать депутатов в своей незаменимости. Этот путь может стать для него тернистым, так как за восемь лет его работы в столице нашей родины жители Бурятии успели основательно забыть сенатора. Кроме того, чтобы попасть в Хурал, Иннокентию Егорову придется потеснить кого-то из многочисленных претендентов на депутатское кресло. В свете возможного сокращения депутатского корпуса Хурала эта задача может оказаться невыполнимой.

С другой стороны, в самой Бурятии уже вовсю делят посты в будущем парламенте, и дополнительная престижная вакансия лишь разожжет аппетиты. Желающих сменить Иннокентия Николаевича на посту будет немало. В их числе может оказаться и мэр города Улан-Удэ, третий человек в республике Геннадий Айдаев, полномочия которого истекают в декабре этого года.

Он не раз заявлял, что отбывать новый срок в качестве главы города не собирается. При этом и на пенсию уходить он не желает. Какое-то время назад ходили слухи о его желании занять пост председателя Хурала. Но эту должность совершенно не желает никому отдавать нынешний председатель Хурала Матвей Гершевич. Она ему дорога как память. Так что потенциальный пост сенатора может склонить Геннадия Айдаева к участию в будущих выборах в Хурал.

Однако наверняка и других желающих уехать в Москву на непыльную, но престижную работу будет хоть отбавляй. Так что борьба предстоит жаркая. В ее пылу можно даже забыть, что целью реформы формирования Совета Федерации была, так скажем, демократизация политической жизни России. 

От демократии к стабильности…  

Девятнадцать лет назад, когда принималась Конституция нашего государства, парламент страны сделали похожим на американский - двухпалатным. Верхняя палата – Совет Федерации – также по аналогии с США была прозвана сенатом. В 1993 году по закону сенаторы, как и депутаты нижней палаты – Госдумы, должны были выбираться населением на прямых всеобщих выборах. 

Но уже через два года после выборов первого состава сената была предпринята реформа, которая отменила выборы в Совет Федерации – сенаторами автоматически становились главы регионов и председатели региональных парламентов. Это усилило власть регионов, каждый глава или руководитель парламента субъекта Федерации становился еще и политиком федерального уровня. В 90-е представителем Бурятии в сенате были президент Леонид Потапов и последовательно председатели разных созывов Хурала Александр Лубсанов и Михаил Семенов. 

Но время шло. К началу 2000-х государство в лице Владимира Путина посчитало, что у регионов слишком много власти и поэтому «страна разваливается». Началось возведение вертикали, которое логически завершилась тем, что выборы губернаторов были отменены, а они сами отстранены от участия в федеральной политике. Вместо них в Совет Федерации стали назначать представителей. Всегда заранее согласованных с Москвой. Ни один из этих представителей никогда не проходил серьезную проверку общереспубликанскими выборами. 

…и обратно  

Те реформы резко ослабили позиции региональных властей, что, как считается, разрешило проблему территориального распада страны. Сегодня пришло время для новой политики, в которой, как оказалось, есть место и для позабытого было слова «демократия». Показательно, что все это происходит на фоне продолжающегося закручивания гаек в других сферах политики, но власть на то и власть, что во избежание «срывания резьбы» уметь приспустить эти самые гайки в других местах.

Подобными законами власть пытается вернуть политику в законное русло выборов. Но уж больно незаметное это послабление, да и какое-то неуклюжее. Ведь сенаторы от правительства по новому закону не будут избираться самостоятельно, а пойдут в связке с главой региона. А представитель законодательной власти, скорее всего, пройдет по партийным спискам или в лучшем случае за него проголосует один округ из всего региона. По предлагающемуся закону губернатор, идя на выборы, должен представить три фигуры, среди которых впоследствии должен выбрать того, кто будет представлять правительство в сенате.

Почему именно так, почему не предоставить право самим гражданам избирать своих представителей в верхнюю палату парламента страны, непонятно. Видимо, демократия должна прийти к нам малыми порциями.

Владимир Бадмаев, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^