24.10.2012
Считает исполнительный директор «Русской нефритовой компании» Виктор Петров

Как будет развиваться нефритовая индустрия Бурятии в ближайшем будущем? По мнению исполнительного директора «Русской нефритовой компании» Виктора Петрова, последние события в этой сфере дают надежду на выход отрасли из-под крыла криминала. Если действия государства будут последовательными, добросовестные игроки рынка сделают добычу и обработку нефрита более эффективной и превратят отрасль в локомотив бурятской экономики. 

- Виктор Гармаевич, как Вы охарактеризуете состояние нефритовой отрасли Бурятии сегодня, ситуацию на рынке нефрита в регионе? 

- К сожалению, вынужден констатировать, что у нас практически отсутствует цивилизованный рынок нефрита. Сейчас, фактически, происходит разграбление ресурсов республики. Обратите внимание: почти все сообщения из Бурятии, связанные с этим камнем, касаются либо контрабанды нашего природного достояния, либо каких-либо спецопераций правоохранительных органов по пресечению этой контрабанды, а также поимки нелегальных копателей. 

А легальный рынок подает слабые признаки жизни. К примеру, сумма налогов, которые платят в бюджеты всех уровней нефритодобытчики, постепенно растет, но растут и незаконная добыча, и контрабанда «священного камня». Увеличивается число правонарушений, происходящих в этом бизнесе. Есть такая статистика: в 2010-2011 годах правоохранители из незаконного оборота изъяли 24 тонны нефрита, а за первые три месяца этого года – уже 16 тонн. На сегодняшний день этот показатель снова вырос. Кроме того, становится все больше грабежей, разбойных нападений на участки – уголовных преступлений. 

По сути, это уже вопрос национальной безопасности. Общеизвестный факт – 95 % разведанных запасов нефрита в России находится у нас под ногами, в Бурятии. Сейчас все богатство, по сути, отдано на откуп теневому сектору и не приносит должного дохода ни стране, ни республике. А значит, экономика не развивается, социальная сфера угнетена. Проблема ведь не только в том, что миллионы долларов оседают в теневом секторе, не принося никакой пользы бюджету и, следовательно, жителям республики, которые по Конституции имеют право на свою долю природной ренты. Криминализация высокодоходной отрасли создает нездоровую социальную среду, усугубляет разрыв между богатыми и бедными.   

- Какие меры необходимо предпринять для урегулирования ситуации на рынке нефрита и кто, по-Вашему, должен этим заниматься?

- Эти меры давно известны, и, напомню, республиканские власти уже пытались воплотить их в жизнь. Постановлением Правительства Республики Бурятия № 14 от 20.01.2009 г. была утверждена «Концепция развития нефритовой отрасли в Республике Бурятия в 2009- 2011 гг.». 

По представлению Правительства Российской Федерации 23 сентября 2009 г. в ходе встречи Президента Российской Федерации с Председателем КНР была утверждена Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-Востока Китайской Народной Республики. В Программе был проект по созданию совместного предприятия по переработке нефрита. И мы все помним, как усилия «нефритового лобби» не позволили им претвориться в жизнь.

Хочу надеяться, что на этот раз все получится. Деваться некуда – развитие республики невозможно без того, чтобы вывести рынок нефрита из тени. Для этого необходимо сломать сложившуюся за эти годы полукриминальную систему организации отрасли, открыть ее для новых участников, готовых работать прозрачно. Убрать коррупционную составляющую из конкурентных отношений. Ведь нефритовый бизнес позволяет достаточно зарабатывать и компаниям, и бюджету. Здесь трудно переоценить роль государства, хороши все средства, предусмотренные законом и компетенцией госорганов.

Часть этих мер, к слову, уже реализуется. К примеру, в августе этого года республика получила единый, один на всю страну, таможенный пост по декларированию нефрита. Это качественный шаг на пути к честному рынку. В этом заинтересованы законопослушные компании – им так проще работать, сокращается количество рисков, они становятся прогнозируемыми, можно заниматься стратегическим планированием.

Последние по времени действия правоохранителей в отношении как криминального авторитета Садыка, так и фирм – ООО «Данак», СРЭО «Дылача» - полагаю, также можно причислить к мерам, которые власти предпринимают для очищения отрасли. 

Но государство не может действовать эффективно в этом направлении без поддержки добросовестных участников рынка и общества. Необходимы не только усилия исполнительной власти, но и поддержка законодателей. Так, одна из активно обсуждаемых инициатив – дополнение 151 статьи УК РФ, которое позволит отнести нефрит к разряду драгоценных и полудрагоценных камней. То есть добиться реальной ответственности за любые незаконные манипуляции с нефритом. Думаю, это серьезно поспособствует снижению криминализации отрасли. 

В перспективе нужно создавать в Бурятии полноценную переработку нефрита. Это позволит повысить финансовую отдачу от экспорта камня, создать новые рабочие места, изменить культуру и оплату труда в отрасли в лучшую сторону. Повторю еще раз – рыночная ценность нефрита потенциально позволяет рассчитывать на хорошую жизнь и бизнесу, и жителям республики. Добиться этого возможно лишь при участии в реформировании отрасли и представителей власти, и общества, и добывающих компаний.

- «Русская нефритовая компания» объявила об интересе к региону. Скажите, чем ее деятельность будет отличаться от нынешних игроков на рынке? 

- Мы – законопослушная компания, строим свой бизнес по международным стандартам, потому что за ними - будущее. И, как я уже говорил, безусловно поддерживаем все меры, направленные на то, чтобы сделать нефритовую отрасль максимально прозрачной. Соответственно, и сами готовы к ним. Уже одно это отличает нас от тех, кто предпочитает добывать и продавать нефрит нелегально. 

- Готова ли «Русская нефритовая компания» сделать более прозрачными сделки с потенциальными китайскими партнерами, вплоть до открытия нефритовой биржи на территории Бурятии с целью приостановления вымывания финансовых средств местных нефритовых компаний на рубеж? 

- Идея нефритовой биржи, если помните, поднималась еще в 2008 году Вячеславом Наговицыным. В то время, равно как и сейчас, региональные власти остро чувствовали необходимость изменений в отрасли. 

Организация биржи позволит добиться этих изменений. От торговли камнем будут отсечены фирмы-«пустышки», повысится собираемость налогов. Криминальным перекупщикам из Китая придется потесниться. Легальные добытчики получат преимущество перед теми, кто нарушает закон. Мы только «за». 

-  Произведены ли уже какие-нибудь правовые действия в адрес компании «Дылача», о которых сообщалось в пресс-релизе компании РНК? 

- С момента выпуска пресс-релиза прошло немного времени, так что могу повторить лишь то, что наши юристы готовят иски к «Дылаче» о защите чести и достоинства, а также деловой репутации, будет подано заявление о клевете в правоохранительные органы.

Но это процесс, протяженный во времени. Любому иску должно предшествовать экспертное заключение. После этого появятся четкие формулировки, тогда и будут готовы документы для суда. 

В одном можете быть уверены - мы не намерены оставлять заявления в наш адрес, подобные тем, что были сделаны некоторыми руководителями «Дылачи», без внимания. Мы дорожим своей репутацией.  

- МВД России подтвердило, что изъятый у «Дылачи» нефрит находится на складах «Русской нефритовой компании». Это дает вашим оппонентам возможность обвинять «РНК» в участии в силовой акции. Поясните, пожалуйста, на каком правовом основании «РНК» осуществляет взаимодействие с правоохранительными органами? 

- Нефрит, изъятый у «Дылачи», действительно находится на складах, арендуемых РНК. «Русская нефритовая компания» оказывает правоохранительным органам содействие в установленной законодательством форме и на законных основаниях: в адрес ГК «Ростехнологии» поступило обращение из МВД РФ с просьбой оказать помощь в транспортировке, централизованном хранении и обеспечении сохранности изъятого нефрита. Так как ГК «Ростехнологии» является участником ООО «РНК», она поручила компании выполнить указанные действия. 

Поэтому заявления в прессе о том, что «Русская нефритовая компания» является «заинтересованной стороной» в деле «Дылачи», не соответствуют действительности. Мы считаем, что это, при всем уважении к журналистскому сообществу, очень поверхностный взгляд на вещи. Очевидно, выводы о нашей «заинтересованности» были сделаны из того обстоятельства, что сотрудники РНК находились на месте спецоперации по делу «Дылачи». Но выводы неправильные. 

- Намерена ли РНК участвовать в конкурсах за получение лицензии на разработку месторождений в северных районах Бурятии? 

- Не только намерена, но и уже участвует. Совсем недавно мы выиграли конкурс на право пользования недрами с целью геологического изучения, разведки и добычи нефрита на участке «Окинский» сроком на 25 лет. Получили лицензию на 25 лет и вплотную приступаем к работе. 

Могу обещать вам, что вся текущая деятельность «Русской нефритовой компании» будет максимально открыта для общественности и контролирующих органов. Сколько добыто, чего добыто, сколько отправлено на экспорт – мы готовы предоставлять эту информацию.

- Есть ли у РНК контакты с федеральными и республиканскими структурами в части презентации или просто сообщений о планах деятельности РНК в регионе?

- Из наших планов, как я уже сказал, мы секретов делать не собираемся. РНК объединяет заслуженных, известных в отрасли профессионалов, хотя формально наша компания - новый игрок на рынке нефритов Бурятии. 

Но мы – игрок серьезный и имеющий большие амбиции. Поэтому наша компания крайне заинтересована в конструктивном общении с властными структурами всех уровней, правоохранительными и контролирующими органами, бизнесом и, конечно, населением республики. Недопонимания между нами быть не должно. 

Беседовал Артем Самсонов, «Номер один». 

Социальные комментарии Cackle
^