07.11.2012
К 2025 году Бурятия станет развитой индустриально-аграрной республикой и достигнет технологического лидерства в России. Такую радужную картину рисовал высший экономический совет при президенте на обсуждении концепции развития республики. Там же участники собрания нашли, за что критиковать правительство Бурятии.

СССР кончился  

По сравнению с сегодняшним состоянием внутренний региональный продукт должен увеличиться в четыре раза. Министр промышленности Бурятии Александр Гребенщиков рассказал свое видение концепции. 

Его речь была обильно разбавлена тяжелыми научными фразами. Выражения типа «высокотехнологичное производство», «наукоемкие отрасли», «модернизация», «инновации», «производственно-интегрированные комплексы», «мультипликативный эффект» звучали так часто, что складывалось ощущение, что Бурятия станет производителем как минимум айфонов и прочих айпадов с гиперболоидами. 

За всем этим как-то осталось неведомым, на чем все-таки правительство хочет развивать промышленность. Звучали слова об авиазаводе, горнодобывающей промышленности, но это у нас и так есть. Так же как и то, что работа того же авиазавода и его технологическое обновление никак не зависят от республики и его концепций.  

Сам Александр Гребенщиков признал, что «ресурсный рост за счет использования ранее созданных мощностей практически исчерпал себя». По словам министра, высокий физический и моральный износ фондов предприятий промышленности достигает пятидесяти процентов. 

На фоне исчерпания действующих ресурсов чиновники, тем не менее, оптимистично заявили о том, что промышленный рост Бурятии будет, вкупе с повышением производительности труда. Последнее озадачило директора филиала «МРСК Сибири» «Бурятэнерго» Андрея Меделянова, который вслух удивился: 

- По вашим данным, ВРП вырастет в четыре раза, а энергопотребление – только в 1,2. Если это действительно так, то нам нужно корректировать свои инвестпрограммы.  

В ответ Александр Чепик напомнил, что основной упор делается все же на увеличение энергоэффективности. По его словам, Бурятия потребляет слишком много энергии на единицу продукции, и нужно исправлять данную ситуацию. Именно поэтому при четырехкратном росте ВРП уровень потребления энергии останется на одном уровне. 

Но собственная генерация в любом случае нужна, заявил представитель научного сообщества Геннадий Борисов. Старший научный сотрудник отдела региональных экономических исследований БНЦ озвучил сразу несколько стратегических направлений, не затронутых в настоящей концепции. «Мы получаем тысячу мегаватт электроэнергии со стороны, за тысячу километров. Необходимо в точке, где потребляется много электроэнергии, иметь свое производство», - сказал он. 

Без газа и кадров  

Также научного сотрудника удивило, что в концепции никак не отражен вопрос газификации: 

- Если в ближайшие два-три года не решим вопрос газификации нашей республики и Читинской области, то мы его не увидим лет пятьдесят. Я думаю, правительству нужно представить, что будет иметь промышленность при газе и что без него. Вообще, в ФЦП «Байкал» сделана большая ошибка, что не включен вопрос газификации. Все котельные городов вокруг Байкала – Слюдянка, Бабушкин, Култук можем перевести на газ. Вот вам, пожалуйста, решение экологических проблем на нашей территории. 

Вообще, экологическая составляющая нашей экономики заставляет искать свои пути развития. Как говорят депутаты Хурала, из-за фактически запретительного характера экологического законодательства жителям республики (особенно на берегу Байкала) остается только залезть на дерево и питаться орехами.  

Но и в этом больном для республики вопросе можно найти точку опоры, на которой можно построить целую индустрию. 

- Я нигде не видел использование отходов. И вообще, использование вторичных ресурсов и отходов производства. Мы же скоро в мусоре потонем! С Байкала собираем, а куда увозим, неизвестно. Поэтому нужно мусоросжигающие заводы продумать, размещение. Либо другой вид переработки, - продолжал критиковать Геннадий Борисов. 

В свою очередь, депутат Народного Хурала Александр Коренев задал вполне резонный вопрос о кадровом потенциала республики: «Я конкретных цифр не увидел, сколько нам нужно токарей, фрезеровщиков, электриков подготовить в училищах на период до семнадцатого года. И нигде не сказано дать задание промышленным предприятиям по заявке. А сколько мы вообще готовим? Сегодня у нас на предприятиях возрастные люди уходят, а подготовка этих специальностей-то не ведется». 

Александр Гребенщиков заявил, что дефицит рабочей силы на рынке труда будет усиливаться: «Необходимо формирование эффективной системы профессиональной подготовки школа-ссуз-вуз-предприятие». Но конкретнее рассказывать не стал, заявив, что частности будут прописаны в отраслевых документах. Вообще, на всем протяжении заседания Гребенщиков на многочисленные вопросы не уставал отвечать, что данный документ -- это «всего лишь» концепция, в которой прописаны основные стратегические направления развития республики на последующие тринадцать лет. 

В связи с чем вспоминается притча о мудреце Ходже Насреддине, который обещал эмиру за двадцать лет обучить осла человеческой речи и богословию. На жалобы жены, как он опрометчиво поступил, мудрец сказал, что за двадцать лет либо эмир, либо он сам, либо осел умрут. Так что и спрашивать будет не с кого…

Владимир Бадмаев, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^