07.11.2012
Сессия Хурала 6 ноября осветила ранее неизвестные уголки души ряда известных депутатов Хурала. Серьезные люди поразили своим нежеланием заняться крайне нужной, значимой, ответственной работой в Комиссии НХ РБ по контролю за достоверностью сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера. Как известно, депутаты обязаны предоставлять указанные сведения.

Сессия должна была утвердить персональный состав комиссии. На утверждение выносились кандидатуры депутатов Федора Билдаева, Анатолия Коренева, Сергея Мезенина, Владимира Павлова и Федора Трифонова.

Сначала выбыл один: 

- Я предлагаю вместо меня Бобкова в эту комиссию. Он много говорит, пусть работает там», -- пошел на попятную Анатолий Коренев. 

Потом второй: 

- У меня есть просьба к коллегам. Прошу освободить меня от участия в этой комиссии», -- также попросил депутат Трифонов. 

Анна Скосырская, которая представляла этот вопрос, растерялась. «Ну, вы знаете, уважаемые депутаты… Все комитеты уже рассмотрели, все кандидатуры поддержали. Что-то сейчас я не понимаю, что происходит. Нужно было это за неделю… Ну, вы имеете право… Но как-то это интересно», -- ошарашенно сказала она залу. 

Из 5 осталось 3. Думаем, г-жа Скосырская все хорошо понимала. 

Вместо выбывших была внесена – помимо Игоря Бобкова (ЛДПР), известного своей борьбой с коррупцией, -- кандидатура Сергея Будажапова (КПРФ). 

Г-н Бобков, в свою очередь, тоже сильно удивил. Антикоррупционер отказался. «Я премного благодарен за доверие. Мы верим уважаемым депутатам. Знаем, что вы живете на заработную плату. У кого-то есть бизнес… Ну, там ничего страшного в этом бизнесе нет. Были же времена перестройки, и кто-то зарабатывал деньги. Наверняка, управляют этим бизнесом родственники… Поэтому я прошу меня освободить. Большая просьба не голосовать за меня, не включать в состав комиссии», - объяснил свой отказ лидер ЛДПР. 

Депутаты разволновались. Поднялся шум, спикер был вынужден ударить в колокольчик, призывая к спокойствию, и поставил на голосование – внести в список Сергея Будажапова. Депутаты согласились. Оставалось еще одно место.  

«Каким документом регламентирована численность комиссии?» -- грустновато спросил депутат Трифонов. Наверное, имел в душе надежду, что хватит и четырех имеющихся кандидатур. Не надо пятую. 

«Нашим законом», -- сказала Анна Скосырская. - «Каким?» - отказывалась умирать надежда. Закон назвали. Надежду убили. «Не менее пяти человек», - сказал спикер. Прозвучало как реквием…  

И тогда депутатское сообщество из более 50 прибывших на сессию коллег «вытолкнуло» новичка, Светлану Хабаркову. Она пришла в НХ РБ вместо Виктории Плюсниной. «Сразу в работу, -- мгновенно воодушевился председатель Хурала. И быстро сказал: - Ставлю на голосование!».  

«Принято, - с радостью подвел он же итоги. – Есть пять человек!». Вскоре персональный состав комиссии утвердили целиком и динамично перешли к следующему вопросу повестки сессии.  

Словно хотели забыть этот чиновничий кошмар – перспективу попасть в комиссию, которая будет контролировать денежно-имущественные сведения о самих себе же. 

Петр Санжиев, «Номер один». 

Социальные комментарии Cackle
^