19.12.2012
Директор театра бурятской драмы Доржи Балданов рассказал, какое оборудование было закуплено при реконструкции. По версии директора театра, причина скандала - неразбериха в документации, которая сопровождала реконструкцию театра.

Ранее МВД Бурятии сообщило, что сотрудники полиции выявили «противоправные действия, которые нанесли ущерб республиканскому бюджету на сумму свыше 20 миллионов рублей». 

«В 2010 году между министерством строительства и модернизации жилищно-коммунального комплекса Республики Бурятия и ООО «Корона» был заключен государственный контракт на реконструкцию Государственного Бурятского академического театра драмы. «Корона» занималась поставкой и монтажом звукового и светового оборудования, предъявив к оплате стоимость выполненных работ на сумму свыше 44 млн рублей при их фактической стоимости чуть более 22 млн рублей», - говорилось в пресс-релизе МВД. Оперативные материалы МВД были переданы в Следственный комитет, который возбудил по данному факту уголовное дело. 

Спустя неделю было озвучен и фигурант уголовного дела – им стал сотрудник Управления капитального строительства при правительстве Бурятии Александр Долгополов. В кабинете чиновника был произведен обыск и выемка документов. По версии следствия, Долгополов подписал предъявленные подрядчиком к оплате акты о закупках для театра и монтаже звукового и светового оборудования производителя на сумму более 44 млн рублей. И, как считает следствие, фактически в театр были поставлены приборы, стоимость которых не превышала 23 млн рублей. 

Мы встретились с директором театра Доржи Балдановым, чтобы услышать его объяснение того, что происходило и происходит с этим оборудованием. 

- Понимаете, нам дали красивый автомобиль с дополнительными фарами и мощной аудиосистемой, но без колес. Такой автомобиль, конечно, очень привлекателен, но совершенно бесполезен, - говорит директор Бурдрамы Доржи Балданов. - Так и с театром получилось. Изначально проект был по максимуму наполнен сложным оборудованием, но по деньгам получилось очень дорого. Стоимость реконструкции тогда обошлась бы бюджету в миллиард рублей. Стали сокращать. На тепле и воде, например, сэкономить нельзя, поэтому стали убирать из проекта некоторые позиции в оборудовании сцены. Только сделано это было не совсем грамотно. Так у нас не оказалось режиссерского пульта и некоторых важных вещей. Свет и звук по последнему слову техники, а управлять этим нельзя. Нам приходилось выходить из ситуации и вместо указанного в проекте оборудования в рамках стоимости контракта заказывать другое. Однако все это делалось с согласия управления капитального строительства и подрядчика, у нас есть протоколы и все необходимые документы. 

Из слов директора Бурдрамы следует, что сократить расходы пришлось чуть ли не втрое, с миллиарда до трехсот миллионов рублей, именно во столько обошлась реконструкция в конечном счете. Из-за этого получились перекосы в оснащении и документации. В проектной и аукционной документации написано одно, а фактически сделано другое. Но, по словам директора театра, сделано строго на сумму государственного контракта. 

Между тем, технические паспорта с наименованием, артикулами, марками и т.д. до сих пор находятся в управлении капитального строительства. Таким образом, формально театр не знает, на чем работает – документов на оборудование в распоряжении администрации культурного учреждения нет. Возможно, сотрудники МВД сверили список оборудования, который значился в контракте, с фактически имеющимися установками в театре, и формально получалось, что техника недопоставлена. 

Как сообщает Следственный комитет, в ближайшее время будет назначена судебно-оценочная экспертиза для определения точной стоимости поставленного оборудования и его соответствия заявленным в проектно-сметной документации требованиям.

Вероятнее всего, экспертиза покажет, что оборудование, поставленное в театр, все-таки стоит столько, сколько на него выделяло государство. Однако законодательство предписывает строго выполнять условия контракта, и запрещает поставлять вместо оговоренных в контракте другие товары (а по свидетельству директора театра, это приходилось делать). Так что нарушения закона в действиях чиновника, подписавшего приемочные акты, все-таки есть. Но уже не такие громкие, как об этом изначально объявляло МВД. Кроме того, получается, что чиновник своей подписью санкционировал пусть и нарушение закона, но неизбежное и необходимое. 

Тем не менее, поскольку и МВД и Следственный комитет уже сделали громкие заявления и дело обрело резонансный характер, как говорится, «виновные будут строго наказаны». 

Служба информации «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^