06.02.2013
За последние несколько месяцев нефритового конфликта все уже привыкли к любым заявлениям силовиков. Однако попытка прокуратуры Бурятии закрыть «Дылачу» в принципе, то есть решить вопрос кардинально, раз и навсегда, заметно выбивается из рутинных мероприятий.

Иск о ликвидации  

Прокуратура Бурятии подала иск о ликвидации семейно-родовой общины «Дылача» в Баунтовский районный суд. Основной лейтмотив заявления: «Дылача» вместо того, чтобы заниматься традиционными промыслами, концентрируется на промышленной добыче нефрита. Это, по мнению прокуратуры, противоречит статусу некоммерческой организации.

Прокуратура юридическим языком выразила ровно то, о чем говорят СМИ, а также силовики и другие ветви власти. «Дылача» все предыдущие годы была известна как промышленная единица, связанная с горнодобывающей промышленностью. Остальная деятельность не особо афишировалась или не продуцировалась вовсе. Подчеркивается, что иск был подан в Баунтовский районный суд по результатам проверки. И в заявлении недвусмысленно говорится: «Члены СРЭО «Дылача» фактически деятельность по традиционному хозяйствованию и занятию традиционными промыслами не осуществляют. Основным видом деятельности общины является промышленная добыча нефрита на Кавоктинском месторождении Баунтовского района».  

Предпринимательская деятельность «Дылачи», не связанная с традиционными промыслами, заключает прокуратура, нарушает законодательство России, в котором регламентированы общие принципы организации и деятельности общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. 

Вторая часть искового заявления более занимательна. Прокуратура детально проверила учредителей общины. По закону членами эвенкийской общины могут быть лица, ведущие традиционный для этого народа образ жизни и занимающиеся традиционным промыслом.   

Перечисляя фамилии членов общины, прокуратура Бурятии отмечает, что четверо из пяти действующих членов общины зарегистрированы и постоянно проживают в Улан-Удэ. Таким образом, «они не могут и не ведут традиционный уклад жизни и не занимаются необходимой по закону деятельностью». И действительно, крайне затруднительно в черте Улан-Удэ заниматься оленеводством, к примеру. 

Не соответствует закону  

Да и вообще, под коренными малочисленными народами понимаются те, что живут на территориях своих предков. В Бурятии местом традиционного проживания эвенков признан Баунтовский район. »Таким образом, четверо из пяти действующих членов общины, а также ее учредитель, не соответствуют предъявляемым к ним законом требованиям», - сообщается в иске. 

В заявлении перечисляются основания, по которым может быть ликвидирована община: например, прекращение осуществления традиционного хозяйствования и занятия традиционными промыслами, неоднократные грубые нарушения целей, определенных в уставе общины. Учитывая, что, по мнению прокуратуры, нарушения очевидны, надзорное ведомство просит ликвидировать общину «Дылача» и исключить сведения о ней из ЕГРЮЛ. 

Ранее к выводу, что деятельность СРЭО «Дылача» не соответствует статусу семейно-родовой общины и интересам эвенков, проживающих в РБ, пришел заместитель председателя Совета эвенков России, член правления Союза Владимир Мачехин. Он провел выездную проверку в республике. Среди эвенков по поводу поездки г-на Мачехина много шуму было. Однако выводы проверки никто не отменял.

Закрытие «Дылачи» как юридического лица совершенно изменит картину добычи нефрита в Бурятии. Хотя бы в части разработки лицензированных участков. Ведь на некоторые месторождения лицензии до сих пор действовали. Впрочем, на этой неделе и без иска прокуратуры, было достаточно сказано про легальное производство нефрита другими силовиками – МВД по Бурятии.

МВД начнет летать

В понедельник на брифинге полицейские ознакомили СМИ с объемами незаконной добычи нефрита. И основная причина, по мнению начальника УЭБ МВД по Бурятии Александра Попова, - работа Роснедр на территории Бурятии. 

- В настоящее время из 17 месторождений только девять распределено, - отметил Александр Попов. – Здесь слабо была отработана работа контролирующих органов в сфере недропользования – Бурятнедра, Ростехнадзор по Бурятии, Управление недрами по Бурятии, потому что именно им вменено распределение этих недр, охрана, применение мер к тем, кто эти условия не выполняет. 

При этом вокруг нераспределенных участков имеются строения. 

- Мы будем инициировать признание этих построек незаконными и их дальнейший снос, - подчеркнул полицейский. 

Также в МВД отметили, что эффективной борьбе с незаконной добычей нефрита мешает «несовершенное законодательство». Правоохранительные органы вместе с администрацией главы республики направили ряд инициатив Госдуме (в частности, депутату от Бурятии Михаилу Слипенчуку), в Минприроды России. 

- Изменению подлежит статья 191 о признании камня полудрагоценным и привлечении к уголовной ответственности лиц, которые перевозят, пересылают и осуществляют сбыт нефрита, - пояснил Александр Попов. 

Эти вопросы, по информации МВД, сейчас находятся на рассмотрении в законодательном органе. Между тем, эти инициативы уже поддержаны другими группами, сообщили на пресс-конференции. Серьезной проблемой на пути к декриминализации стоит и отдаленность мест добычи нефрита. 

- Мы принимаем меры создания авиационного подразделения в структуре МВД Бурятии, - отметил замначальника полиции МВД по Бурятии Валерий Калганов. 

Таким образом, за прошедшую неделю сразу два силовых ведомства на территории Бурятии удивительно слаженно сделали пару заявлений о дальнейшей легализации отрасли.  

Артем Самсонов, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^