20.02.2013
Увеличив налоги и запретив продавать спиртное круглосуточно, государство поставило бизнес на грань выживания. В Бурятии положение малого предпринимательства усугубляется более суровым законом – алкоголь под запретом с 9 часов, а не с 11, как по всей стране. В результате борьба за здоровье населения обернулась убытками, потенциальными банкротствами и отсутствием налогов в бюджеты.

Предпринимательский мор

Уже не оппозиционные, но правительственные российские СМИ буквально кричат. «Российская газета»: «Ситуацию, сложившуюся в этой сфере экономики, иначе как катастрофой не назовешь. По данным налоговой службы, только за декабрь прошлого и январь нынешнего года с учета снялось 208 тысяч индивидуальных предпринимателей». По Бурятии данные не публикуются, местное правительство, вероятно, стесняется. Однако здесь еще плачевнее из-за энтузиазма Народного Хурала, и об этом чуть ниже.

Безрадостные прогнозы для малого бизнеса появились сразу же, как стало известно, что с 1 января 2013 года обязательные взносы для самозанятого населения в Пенсионный фонд будут увеличены вдвое - с 17208 до 35665 рублей в год. А к 2015 году они возрастут в три раза. Та же «Российская газета»: «Ситуацию усугубили новации в торговле: как раз в это самое время у «палаточников» отняли право продавать самый выгодный товар - табак и пиво. Никто и не подумал, что предложить им взамен. Хотя отрицательный эффект легко просчитывался». 

Таксисты и бабки  

Конкретно для жителей Бурятии нововведения обернулись возвратом в конец 80-х и последующие 90-е. Уже сейчас водку продают таксисты, и даже не надо выбегать к дороге – телефонная связь шагнула далеко вперед, заветный «пузырь» подвозят после 21 часа прямо к подъезду. Также стройными рядами к 9 вечера к дверям магазина потянулись бабушки с кошелками, в которых звенят бутылки с «катанкой». Товар пользуется спросом, организму страждущих не прикажешь ровно по часам останавливать увлекательный процесс пития.  

Это очень наглядная цена попытки побороться за здоровье жителей Бурятии не просчитанными методами. У всех владельцев продуктовых магазинов, оптовиков, торговых сетей, производителей водки и пива вопрос, на который они не получили ответа у местной власти, – почему, в отличие от всей страны, Народный Хурал ограничил покупку спиртного 21.00, а не 23.00? Пояснений до сих пор не получено. Кто-нибудь из разработчиков закона считал мультипликативный эффект? Количество безработных продавцов? Величину потерянной выручки и, как следствие, обрушение налогооблагаемой базы? 

Драйвером работы магазинов в вечернее и ночное время является алкоголь. Разницу в два часа кто-нибудь из власти считал? Разницу между продажей только продуктов и затратами на персонал ночью кто-нибудь считал? А с учетом двух потерянных в Бурятии часов? Вряд ли. 

Зато на данный момент в пошаговых магазинах и торговых сетях происходит следующее. Драки между покупателями и продавцами зафиксированы. Неспособность охраны магазинов сдерживать желания пьяных компаний были. Оскорбления, угрозы в адрес продавцов, в обязанности которых не входит борьба за здоровье и общение с пьяными на повышенных тонах. Внезапно с 1 января магазины Улан-Удэ превратились в зону повышенного риска. Для тысяч нормальных улан-удэнцев это время, когда они возвращаются с работы. Полицейские не могут контролировать ситуацию, на каждый магазин пост не выставишь. 

И смех и грех      

В ночное время в январе в Улан-Удэ придуман самый анекдотичный способ покупки спиртного. Забегаешь в винный уже закрытый отдел, хватаешь бутылку, отпиваешь глоток и улыбаешься в лицо оторопевшим охране и продавцам. Те вынуждены принимать деньги, потому что иначе отпитая бутылка «ляжет» на их зарплату. Чтобы предотвратить массовые ночные забеги на водочные и пивные прилавки, торговые сети тратят десятки тысяч рублей на установку барьеров внутри помещений.

Одновременно в магазинах вспыхнула внутренняя коррупция. У всех продавцов и охраны есть знакомые, родственники. Звонят, просят, умоляют продать спиртное. Через кассу пробивать нельзя. Продают - следуют наказания, увольнения, семейные драмы. Это ни в коей мере не может поколебать устои апологетов борьбы с потреблением спиртного. Но на всякий случай – в желании оздоровиться есть и другая сторона реальности.  

Производство падает  

Несколько слов о производстве. Пивовары Бурятии категоричны – на 30 процентов снизились объемы производства пива. Именно из-за введения 9-часового моратория на продажу и запрета продажи пива в ларьках. Далее выпускать пиво на территории республики становится бессмысленным в принципе. Нет рентабельности. Сейчас отдельные предприятия продолжают работать или из-за длинных кредитов, или по причине энтузиазма, который, впрочем, рано или поздно закончится. Как комментирует один из руководителей пивоварни в Бурятии: 

«В прошлом году мы заплатили 7 миллионов налогов, работали 20 человек. А что дальше? Мрак и туман. Можно пойти еще дальше и объявить себя первым в России регионом, свободным от алкоголя. Запретить производство и реализацию. Давайте выслужимся перед федеральным центром, как в случае с запретом с 9 часов», – говорит пивовар. 

Водочный «Байкалфарм», по традиции, не озвучивает публично своих проблем, но там явно также нечем похвастать. На смену легальным продуктам и цивилизованным продажам приходят таксисты, бабушки и точки на хатах. Снижение налогооблагаемой базы будут знать в республиканских ведомствах, но вряд ли рискнут заявить масштабы упадка. 

Головокружение от «успехов»  

Между тем, законодатели Бурятии не собираются останавливаться на достигнутых успехах. В недрах Народного Хурала идет работа над законом, продолжающим борьбу с алкоголем. Первоначально проект, выложенный на сайте Хурала, предусматривал запрет на продажу пива в стационарном общепите – закусочных и столовых. Вместе с другими ограничениями мы бы уверенно приближались к реальному «сухому закону». Однако позднее в законопроект были внесены изменения. Теперь там совсем непонятное: запрет на продажу с 23 часов вечера до 8 утра в нестационарных точках общепита. Что такое «нестационарный» общепит в Бурятии? Юрта-кафе? Павильон? Или ресторан, извините, без коммуникаций? Бизнес теряется в догадках.   

В принципе, в общем, в Бурятии эмоционально решили бороться с пьянством за счет серьезных потерь в экономике. Если бы населению и бизнесу объяснили – мы передовой регион в борьбе, рискуем бизнесом, налогами, дабы поправить здоровье населения – вот цифры, мы их достигнем, давайте терпеть. Это было бы еще как-то цивилизованно, хотя и вычурно, на фоне общих экономических проблем. Однако сделали как обычно – раззудись плечо, размахнись рука. 

Виктор Золотарев, «Номер один».  

Социальные комментарии Cackle
^