27.02.2013
Переоценка кадастровой стоимости земли стала предметом самого жаркого обсуждения на заседании бюджетного комитета Народного Хурала. Больной точкой стал налог на земли сельскохозяйственного назначения, который в связи с переоценкой увеличивается в разы, а в некоторых случаях и на порядок. В зависимости от района он будет варьироваться от пяти до двадцати раз, что должно, по мнению чиновников, пополнить доходную часть бюджета.

Об этом и о том, почему взрывной рост налогов не ударит по сельчанам, рассказала депутатам министр имущественных отношений Бурятии Маргарита Магомедова. К слову, лидер бурятских либерал-демократов Игорь Бобков еще на прошлом заседании комитета пытался поднять этот вопрос, но тогда коллеги его не поддержали. Между тем, оказалось, что этот вопрос волнует, судя по всеобщему оживлению, почти всех депутатов.

Переоценка ценностей 

Напомним, последние годы Управление Росреестра Республики Бурятия проводило масштабную работу по переоценке кадастровой стоимости объектов недвижимости, целью которой было приближение ее к реальной рыночной цене. Это также влекло за собой увеличение налогов на землю и недвижимость. Всего переоценке подверглось более тридцати шести тысяч земельных участков сельскохозяйственного назначения. 

Результаты переоценки вступили в силу 1 января этого года, но кадастровая служба заявила, что у жителей есть полгода на оспаривание кадастровой стоимости своей собственности в суде, если они не согласны с итогами переоценки. Но многие до сих пор не знают об этом, как и о том, что в стране вообще есть налог на землю. По словам Маргариты Магомедовой, ранее налог был настолько мал, что у муниципальных властей не было никакого желания его собирать. Сегодня с увеличением кадастровой стоимости в пять-двадцать раз появляется какой-то смысл собирать эти деньги.

Но не станет ли это ударом по сельскому хозяйству республики, которое и так, по словам депутатов, испытывает трудности в последнее время? Депутат Сергей Пашинский напомнил, каким тяжелым ударом оказалось вступление России в ВТО для местных производителей, и выразил опасение, что это станет последней чертой, что «люди начнут отказываться от тех небольших для Республики Бурятия земель, которые обрабатываются». «Проводился ли круглый стол, потянут ли наши сельхозпроизводители такой налог на землю? Те, которые действительно работают», - спросил он министра. 

На что она ответила, что предприниматели не опасаются итогов переоценки, которым, по словам Маргариты Магомедовой, нужно сдать «полмашины зерна», чтобы расплатиться по налогам. Потому что, несмотря на резкий рост налогов, изначальная его сумма была настолько мизерная, что даже новые ставки покажутся «копейками».

Критерии непонятны 

Игоря Бобкова больше всего интересовало, почему речь идет о землях сельхозназначения, а в качестве критерия не была включена ее плодородность. Именно плодородие, по мнению депутата, является основным критерием ценности обрабатываемой земли. «В Бичурском районе вы в пять раз увеличили, а там земли очень плодородные, а в Иволгинском районе, где одни солончаки и заболоченные места, в двадцать раз. Мне такой подход непонятен», - заявил он.

Впрочем, Маргарита Магомедова не скрывала, что так получилось из-за того, что Иволгинский район считается пригородным. Этот статус повышает его рыночную стоимость, с оглядкой на который и происходила переоценка стоимости кадастровой. По словам министра, методика учитывает шестнадцать показателей, в числе которых расстояние до административного центра муниципального образования, до города Улан-Удэ, до ближайшего поселения.

Но депутат не согласился с такой точкой зрения, заявив, что в Иволгинском районе, помимо пригородных поселков Сотниково, Гурульба, также есть и Хурумша, Ганзурино, где народ живет благодаря своим участкам земли. И новые налоги больше всего ударят именно по ним. «Эта ситуация крайне опасная, - прокомментировал итоги слушания Игорь Бобков. - Результаты этой переоценки ложатся на плечи простых селян».

Латифундисты  

«В Иволгинском районе земли неплодородные, но там же живут селяне. Где им пасти свой скот, на площади Советов, что ли?», - спросил он и раскрыл подоплеку событий. По словам Игоря Бобкова, руководство района, создавая ДНТ вместо перевода сельскохозяйственных земель в участки под жилищное строительство, теряет деньги в виде налогов. Все потому, что при создании дачного товарищества статус земли не меняется, а кадастровая стоимость, соответственно, и налог на землю сельхозназначения намного меньше, чем на участки, отведенные под индивидуальное жилищное строительство. При этом зачастую огромные участки оформляются ДНТ и даже в собственность «про запас». Чтоб потом выгодно их перепродавать. Таких запасливых «латифундистов» очень много.

«Министерство имущественных отношений просекло эту ситуацию и решило увеличить кадастровую стоимость, чтобы собрать налоги и с таких «землевладельцев». Хорошо, вы обратили внимание на тех, кто застраивается. А те, кто на этих землях пасет скот, вы о них подумали? Те, кто живет в Оронгое, Хурумше, Ганзурино, там-то ДНТ нет, а налог на землю подняли. Там живут люди малообеспеченные, и они выживают только благодаря тому, что держат скот на приусадебных участках», - негодовал депутат.

«Мы должны кадастровую стоимость земли сделать в соответствии с ее плодородием. Почему сегодня в Джидинском и Бичурском районах, где земли самые плодородные, кадастровая стоимость земли увеличилась в пять раз, в Иволгинском районе – в двадцать раз?» - сказал он. Пока же депутат предложил коллегам ввести временный мораторий на сбор налогов по объектам, подвергнувшимся переоценке. Продолжение обсуждения планируется на очередной сессии Народного Хурала, где Маргарите Магомедовой вновь придется защищать итоги переоценки перед депутатами.

Владимир Бадмаев, «Номер один»

Социальные комментарии Cackle
^