27.02.2013
В одном из прошлых номеров нашей газеты мы писали о женщине, которую регулярно подвергал истязаниям муж. По результатам судебного разбирательства был вынесен обвинительный приговор - муж получил семь лет колонии строгого режима. Тогда казалось, что пострадавшая может вздохнуть с облегчением и чувствовать себя в безопасности. На деле вышло иначе. Муж-арестант шлет жене сообщения с угрозами, а его родные пытаются надавить на женщину, склоняя ее дать ложные показания, и выгоняют из дома.

«Заберу к Ирине»  

Мать троих детей из Кабанского района в отчаянии. Замужество с человеком, который отсидел за убийство первой беременной жены, обернулось для нее настоящим кошмаром. Они познакомились, когда будущий муж отбывал наказание в колонии. Муж писал, что его первая жена погибла случайно, давил на жалость. Марина прониклась, поверила словам заключенного. Они поженились в колонии, вскоре Марина забеременела. 

С первых дней пребывания на свободе новоиспеченный муж начал показывать свой тяжелый характер. Бил, издевался над беременной женой. Марине не к кому было обратиться за помощью, она терпела и искала способ вырваться. Только через полтора года, уже будучи беременной во второй раз, женщине повезло – мужа задержали за рулем в пьяном виде, посадили под арест. Тогда она обратилась в полицию. 

По итогам расследования мужчине было предъявлено обвинение по 14 эпизодам, предусмотренным статьей «Истязание», и четырем эпизодам статьи «Угроза убийством». При этом в обвинение вошли лишь те случаи, которые женщина смогла хорошо вспомнить и описать. Муж себя виновным так и не признавал, и когда его, как рецидивиста, приговорили к семи годам семи месяцам заключения, он обжаловал приговор Кабанского райсуда. Верховный суд отменил приговор и вернул дело в районный суд на рассмотрение в новом составе суда. 

- Муж присылает на мой телефон сообщения с угрозами, - рассказывает Марина. – Хочет, чтобы я отказалась от своих показаний. Пишет с разных телефонов из СИЗО. Может, постороннему человеку эти сообщения ни о чем не скажут, но я понимаю их отлично. Вот, например, одно: «Если ты не хочешь по-хорошему забрать меня отсюда, то я, когда вернусь, заберу детей и уйду с ними к Ирине». Ирина – это его убитая жена. 

Жить не на что  

После перенесенных истязаний Марина с младшими детьми неделями лежит в больницах. Младший ребенок родился с небольшими проблемами. Невролог объясняет их нервной беременностью матери. Кроме того, когда малыш родился, плацента была вся в кистах, врачи предполагают, что это последствия от ударов.   

Кроме матери и сердобольных соседей Марине никто не помогает. Старший сын от первого брака сейчас, пока мама в больнице, живет у соседки, чтобы не пропускать школу. Жить Марине, в сущности, не на что. 

Кроме угроз от мужа, женщина подвергается всяческим гневным нападкам со стороны его родственников. Они требуют, чтобы Марина на суде заявила, что оклеветала мужа. Дескать, была беременна и не осознавала того, что говорит. Марина не согласилась врать в суде, тогда родственники мужа подали на нее заявление в полицию, в отношении молодой мамы возбудили уголовное дело.

- После рождения второго ребенка я получила сертификат на материнский капитал, - рассказывает Марина. – К тому времени я уже понимала, что семьи у нас с мужем не получится, и планировала купить на эти средства отдельное жилье. Но родственники мужа настаивали, чтобы мы взяли дом, наследницей на который является его тетка. Я должна была как бы выкупить у нее это жилье. Я несколько раз отказывалась, за что была жестоко наказана мужем. Он расценивал мой отказ как нежелание жить с ним. В конце концов, я согласилась.  

Не вдаваясь в подробности оформления сделки, которой руководили родные мужа, скажем, что в итоге деньги упали на банковский счет тетушки, дом перешел во владение Марининой семьи. Деньги с карточки, со слов Марины, тратились родственниками мужа, он сам купил на эти средства машину. После первого суда и приговора родственники мужа взбеленились и заявили, что Марина – мошенница. Они написали заявление, что тетушка, у которой был куплен дом, страдает шизофренией, Марина, якобы, воспользовалась этим и заставила психически больную женщину подписать все документы на дом. С их слов, Марина никому из них ничего не сказала и единолично воспользовалась средствами с банковской карты тетушки. 

- Родственники мужа мне сказали: если пойдешь к нам навстречу и его вытащишь из тюрьмы, мы тебя оставим в покое, - говорит Марина. – Что мне теперь делать, я в отчаянии! Дети могут остаться без крыши над головой. Я пыталась увещевать свекровь, напоминала ей, что это ведь ее внуки, но она ничего слышать не хочет. Они ждут, что я изменю показания. 

Власть обещает помочь  

Марина обращалась с письмом к Павлу Астахову, просила защитить детей. Ее заявление перенаправили уполномоченному по правам ребенка в Бурятии Татьяне Вежевич. «Это обращение находится у нас на контроле, мы консультировали Марину и готовы оказать ей, в том числе, и бесплатное юридическое сопровождение, - сообщила Татьяна Ефимовна. - Мы направили запрос в МВД по поводу возбужденного в отношении нее уголовного дела, ответа пока нет. В любом случае дети без жилья не останутся».    

Мы попытались помочь Марине и, связавшись со специалистами, посоветовали, куда ей обратиться за помощью. Будем надеяться, что женщине смогут помочь правозащитные ведомства. К сожалению, ни одного кризисного центра для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в Бурятии нет. Если бы были, Марина давно бы сбежала от мужа-изверга. 

Не исключено, что первый такой центр вскоре все-таки появится в Бурятии. В начале февраля глава Бурятии Вячеслав Наговицын поручил правительству республики проработать этот вопрос и создать кризисные центры, которые могут стать убежищем для женщин, страдающих от семейного насилия.

Мы будем следить за развитием событий. Имя пострадавшей изменено.  

Любовь Ульянова, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^