10.04.2013
В местности Жарчиха вырастет промышленный монстр, убивающий все живое

На прошлой неделе в Бурятии прошли общественные слушания по проекту разработки месторождения молибдена в 50 километрах от Улан-Удэ. В аграрном краю, где живут семейские и находятся сакральные шаманские места, в трех километрах от нерестилища байкальского омуля в Селенге, может появиться молибденовый  карьер и обогатительный комбинат.  

В погоне за прибылью 

Экологи, охотоведы и ихтиологи Бурятии бьют тревогу. По проекту держателя лицензии «Прибайкальского ГОКа» добывать тарбагатайский молибден планируется открытым способом. А это означает, что будут взрывы во время вскрышных работ, едкая пыль, сейсмическая угроза и, самое главное, фактически на берегу Селенги появится карьер диаметром почти в километр и глубиной в 500 метров. Одни только вскрышные работы составят 84 миллиона кубических метров. Кроме того, обогащение горной породы будет производиться методом кучного выщелачивания, с применением серной кислоты.

Инвестор, материнская компания «Прибайкальского ГОКа» - «Акрополь» на презентации проекта заверила общественность в том, что нагрузка на окружающую среду при добыче и переработке руды будет минимальной. Однако печальный опыт Джидинского вольфрамо-молибденового комбината говорит об обратном. Напомним, что Бурятия до сих пор в прямом и в переносном смысле расплачивается за экологическую катастрофу, вызванную комбинатом на юге республики. Минприроды ежегодно выделяет сотни миллионов на устранение экологических последствий работы предприятия. Кстати, последний тендер на внушительную сумму выиграл тот же «Акрополь», который сейчас хочет начать подобное производство почти у стен Улан-Удэ, в зоне, где выращивается основная доля продуктов питания республиканских хозяйств.

Жарчихинское месторождение молибдена всегда было в инвестиционном предложении республики. Более того, оно входит в программу «Комплексного развития Забайкалья», ставшей идеей фикс всего экономического блока правительства во главе с Александром Чепиком. То есть власти Бурятии ничего плохого в разработке потенциально опасного для экологии объекта не видят. Более того, в правительстве уже подсчитывают налоговые поступления.

- В 2012 году от предприятий добывающей отрасли налоговые поступления в республиканский бюджет составили почти 2,5 миллиарда рублей, - заявил на общественных слушаниях министр природных ресурсов Бурятии Баир Ангаев. - Инвестиции за это время составили 6,3 млрд рублей. Это серьезные деньги для республики. Сегодня в отрасли работает 8,5 тысячи человек, средняя заработная плата почти 38 тысяч рублей. Предприятия несут определенные социальные и экономические обязательства. Что касается проекта компании «Акрополь», общая сумма инвестиций составляет более пяти миллиардов рублей. Общая сумма предполагаемых налоговых поступлений составляет 4 миллиарда 300 млн рублей. При выходе на проектную мощность налоговые поступления составят 164 млн рублей. Сегодня, к сожалению, Тарбагатайский район является одним из самых дотационных в Бурятии. Расходы бюджета составляют 250 млн рублей, собственные доходы 80 млн рублей, все остальное они получают в виде субсидий, субвенций из республиканского бюджета.

Общество против 

Первые слушания этого неоднозначного проекта прошли в самом Тарбагатае, в районном доме культуры. Сказать, что они были эмоциональными, - значит ничего не сказать. Четыре часа бурятские чиновники и московские бизнесмены, прилетевшие в Бурятию внушительным составом, вплоть до вице-президента группы «Акрополь», выдерживали натиск экспертов-экологов и простых жителей.

Было много выкриков с мест, порой нелицеприятных. Особенно накалилась атмосфера в зале после того, как директор БИПа Арнольд Тулохонов, неожиданно оказавшийся не на стороне экологов, в ходе обсуждения вопроса о социальных проблемах района неосторожно намекнул, что новую больницу взамен прохудившейся району построят, ежели народ станет посговорчивее и поддержит обсуждаемый документ. Разговор с местными жителями у него явно не сложился, и он довольно быстро уехал.

По словам очевидцев, круг обсуждаемых вопросов крутился вокруг нескольких тем: наличие радиационного фона после вскрытия карьера, влияние проектной деятельности на источники водоснабжения, земли сельскохозяйственного назначения, экосистему рек Селенга и Куйтунка, культуру и уклад жизни старообрядцев, развитие туризма и рекреаций, налоговые отчисления в бюджет района и поселений, земельные и имущественные отношения на территории разработки месторождения, перспективы создания рабочих мест для местного населения. Практически ни на один из этих вопросов заряженные на академический тип дискуссии проектировщики и заказчики ответить толком не смогли.  Обещания же исследовать вопрос в будущем были встречены по-деревенски прямолинейными репликами типа: «А зачем приехали?». Гулом прибойной волны было встречено залом сообщение представителя заказчика, которое буквально было выдавлено настойчивыми вопросами жителей, о том, что учредителем Группы «Акрополь» является иностранное лицо - британская компания, зарегистрированная в оффшорной зоне на Виргинских островах, а в число 6 физических лиц-учредителей входит известный российский бизнесмен Ахмет Паланкоев, сенатор из Ингушетии.

В итоге первое слушание стало для «Акрополя» и республиканских властей провальным. Абсолютное большинство присутствовавших проголосовало за то, чтобы считать разработку месторождения нецелесообразной. Однако инвестор уже на следующий день взял реванш, проведя еще одно слушание уже в ученой среде, в Геологическом институте БНЦ в Улан-Удэ, которое оказалось более удачным.

Ученые разделились 

Помня неприятный опыт первого слушания, Арнольд Тулохонов, вероятно уже в качестве сенатора от Бурятии, провозгласил, что к выступлениям не будут допускаться вчерашние эксперты. В том числе и заместитель председателя Общественного экологического совета при прокуратуре республики, глава Бурятского регионального объединения по Байкалу Сергей Шапхаев, который, как и многие его коллеги, выступает резко против реализации проекта. 

- Сегодня у нас продолжение вчерашнего дня. У нас были оскорбления, демагогия, непродуманные выступления. Сегодня те люди, которые вчера выступили, лишаются слова либо в качестве исключения до трех минут дадим господину Ерохину, господину Шапхаеву, но только один раз до трех минут. Никаких экспертов вчерашних быть не может, тем более не профессиональных, очень слабо представляющих предмет. Я вчера уже убедился в этом, - объявил Арнольд Тулохонов и опять скрылся в неизвестном направлении. 

Почему же ученые не столь однозначны в своем отношении к проекту? Ответ довольно прост. В Бурятском региональном отделении по Байкалу считают, что в ходе подготовительных работ инвестором было истрачено около 250 млн рублей, которые, помимо официальных проектировщиков, осваивали на субподряде местные ученые и специалисты из Геологического института и БИП СО РАН.

Несмотря на столь некорректное поведение Тулохонова, все же были заслушаны выступления представителей ассоциации шаманов «Тэнгри», выразивших обеспокоенность по поводу нахождения поблизости намечаемого карьера сакральной скалы Бухэ-Батор, почитаемой бурятами еще до революции и где проводятся ежегодные молебны в знак уважения хозяина Селенги. Специалисты–ихтиолги из Востсибрыбцентра высказали опасение за нерестилища омуля на Селенге, которые могут пострадать в результате разработки месторождения.

Сергей Шапхаев, в свое время отстоявший Улан-Удэ от угрозы добычи апатитов в Ошурково, вообще считает, что добыча жарчихинского молибдена – это большой эксперимент, последствия которого просто непредсказуемы.

- Учитывая, что предлагаемая технология переработки руды специально для Жарчихинского молибденового месторождения была разработана в результате опытно-промышленных исследований и нигде по этой причине в производственных условиях на объекте-аналоге с нулевого цикла не могла быть апробирована, то нынешний проект разработки Жарчихинского молибденового месторождения представляет собой фактически крупномасштабный производственный эксперимент на Байкальской природной территории вблизи главной артерии Байкала - реки Селенги с неясными экологическими и социальными последствиями, - считает Сергей Герасимович. - Хочется надеяться, что руководство столь солидной Группы компаний, как «Акрополь», сделает должные выводы из проведенных общественных слушаний и прислушается к мнению жителей Тарбагатайского района и общественных экологических организаций. Байкальская природная территория - не место для столь сомнительных промышленных экспериментов, а самодостаточная культура русских старообрядцев, основанная на сельском хозяйстве, несовместима с горнорудной деятельностью.

Евгения Балтатарова, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^