17.04.2013

Визит президента страны в Бурятию не принес республике ничего

Словно стихийное бедствие, пронесся Владимир Путин над республикой, ради трехчасового заседания Госсовета взбудоражив ее жителей. О приезде президента страны стало известно благодаря тому, что чиновники с непривычной расторопностью начали наводить в городе лоск. Однако до последнего времени они отказывались называть имя визитера. 

Уберите официантов  

Между тем, все номера в гостиницах Улан-Удэ были забронированы федералами, а улицы начали освобождать от собак и мусора. С испугу срочно провели уборку и в поселке Ильинка, в который, по слухам, должен был заехать Владимир Путин, что привело жителей в крайнее возмущение. В день «Ч» непонятно для чего была перекрыта трасса Улан-Удэ - Онохой, что доставило большие неудобства случайным автомобилистам, которым пришлось ждать непонятно чего. Толпа верноподданных ждала Путина и на площади Советов, желая созерцать своими глазами белого царя.  

Как оказалось, все было зря. Царь так и не явился народу. Прилетев утром на самолете и сделав дежурный визит в Иволгинский дацан, чтобы хоть как-то оправдать приезд именно в Бурятию, президент тут же улетел в Забайкальский край. А в это время в полном неведении множество чиновников, журналистов и просто любопытных ждали его на площади Советов и в Ильинке. 

Основное мероприятие, ради которого все происходило, трехчасовое заседание Госсовета должно было начаться в шесть часов вечера в здании правительства. В половине пятого региональные и федеральные журналисты уже были в пресс-центре, в рациях охранников в это время голоса предупредили: «Всем приготовиться, Он на подходе, загоните официантов куда-нибудь». Кстати, здание правительства было непривычно пустым, в гулких коридорах были видны только одинокие официанты, видимо, накрывавшие столы для членов делегации. Оказалось, сотрудники ФСО настоятельно рекомендовали республиканским чиновникам устроить в тот день выходные. Так что правительство Бурятии в этот день практически полностью не вышло на работу. 

Явление  

Но то ли трапеза президента затянулась, то ли он решил передохнуть после еды, но госсовет и не думал собираться. Лишь в полседьмого зал заседания начал заполняться серьезными людьми в серых костюмах, как оказалось, это были губернаторы и руководители федеральных ведомств. Расселись и… замерли. Не хватало самого главного, без которого начинать нельзя.

В томительном ожидании прошел еще почти час, наконец, тот, кого все ждали – чиновники с опасением, а журналисты с нетерпением, появился в восьмом часу. Невольно вспомнилась судьба тех самых официантов, неужели они были заперты где-то до сих пор?

С виду усталый, президент вначале часто путал слова, хотя и читал с бумажки. Ну, как же? Человек еще позавчера находился в семи часовых поясах отсюда, где на него попеременно набрасывались то девицы, разорвавшие ради него верхнюю одежду, то лица нетрадиционной сексуальной ориентации. А недружелюбные журналисты задавали всякие неудобные вопросы.

Телефон главы «Росатома» 

Лишь заседание Госсовета дало ему возможность выплеснуть наружу накопившееся раздражение. При этом улан-удэнское заседание выделилось среди других эпизодом, сравнимым разве что с известным, «ручку верните» Олегу Дерипаске. Этот олигарх, кстати говоря, тоже приехал сюда, но не о нем речь. Два предпринимателя, которых президент привез из Забайкальского края, стали поводом для увольнения главы Агентства лесного хозяйства Виктора Маслякова. 

С самого начала заседания Госсовета Владимир Путин выказывал свое недовольство. Сухие цифры официальной статистики, которые он озвучивал, говорили не просто о провале лесной политики, но о ее отсутствии. Стало понятно, что без крови не обойдется. Среди многочисленных проблем в этой сфере он остановился на засилье посредников при продаже леса и обратился к двум забайкальцам, поставщикам концерна «Росатом». 

«За сколько вы продаете лес посредникам?» - спросил он, на что забайкальцы ответили: «За две тысячи». - «А посредники перепродают по пять, да?», - продолжал президент и получил утвердительный ответ. Затем последовал тот самый эпизод, вошедший во все выпуски новостей. Президент вызвал к себе обоих предпринимателей и дал им какую-то бумажку. 

«Позвоните по этому телефону, Сергей Владиленович. Это руководитель компании «Росатом». Сейчас вас соединят», - сказал он. «Сергей, как?», - не понял предприниматель Сергей Тагмазьян. «Сергей Вла-ди-ле-нович», - терпеливо, по слогам повторил президент. 

Лесные дороги  

Кроме всего прочего, этот эпизод ярко характеризует форму государственного управления, которая сложилась в стране. Фактически государство не может решать свои задачи по управлению, поэтому гражданину по фамилии Путин приходится заменять его собой. Но его одного не хватает, каким бы он ни был спортивным и волевым, что было заметно по его усталому лицу.

Впрочем, президент сам признал, что так работать не годится: «Вот такой режим, ненормальный, да? Это же должно работать автоматом». Поэтому с приездом Путина была решена проблема только двух предпринимателей, тогда как сотни других в Бурятии и Забайкальском крае так и остаются один на один с бездействующим государством. Или, как выразился Путин, «обыкновенной бюрократической нерасторопностью». 

В этот конкретный момент могло, в принципе, произойти все что угодно, ведь бюрократическую нерасторопность выказали, получается, и Вячеслав Наговицын с Константином Ильковским (и.о.губернатора Забайкальского края). Но президент ограничился констатацией факта и обещанием провести кадровые перестановки в профильном ведомстве. Попенял все же Путин и региональным властям за недоработку с лесными дорогами. По его мнению, регионы вполне могли бы сами строить дороги на деньги из дорожного фонда. В Бурятии очень много говорится об этом, но воз и ныне там. 

Сразу после окончания Госсовета президент со своей многочисленной свитой спешно покинул республику. А встречающие разошлись по домам, смакуя самые яркие моменты второго пришествия Владимира Путина, которое длилось считанные часы, и одновременно недоумевая: «что это было?». Единственный бонус – чистые улицы, а большего, наверное, ждать и не стоило. 

Владимир Бадмаев, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^