30.04.2013
Расскажу вам  историю.  Позвонил мне сегодня на сотовый товарищ Мархаев, именно товарищ, как он просит его называть. Так вот разговор был неприятный, и человек для меня открылся с новой стороны.
Товарища Мархаева возмутила  моя статья "Опасный момент" в Номере один. Причём сразу сказать, что именно  так  всколыхнуло  чувства уважаемого депутата ГосДумы, он не смог. Вместо этого  он сходу назвал меня  продажной лгуньей и попросил передать привет моим хозяевам, Вячеславу Наговицыну и Ирине Смоляк. Я от такой прелюдии конечно оторопела. Я не раз общалась с высокопоставленными политиками и прекрасно знаю, что на публике  они могут делать что угодно, хоть ламбаду танцевать и выкрикивать при этом Хайль Гитлер, но в приватном разговоре это обычно вменяемые люди,  по- деловому обсуждающие разные вопросы.  Когда политики тебя  публично  обвиняют в заказе, смысл в общем- то понятен, политику нужно что-то сказать, сделать заявление. Но когда тебе это говорят в лицо, без посторонних... в чём тут смысл? Чтобы меня совесть что ли замучила?))

Короче говоря, более пошлой, штампованной  нудятины , я ещё ни от одного политика его уровня не слышала.  Если опустить тонну шелухи про продажную прессу, грязную политику, господ и тому подобное, и говорить предметно, то  у него к статье были следующие претензии. Первое- он отрицает, что Фёдор Махутов был его тренером. Оказывается его тренером был его родной брат Валерий Иванов.   Второе - ему не понравилось, что я назвала его лидером красных в Бурятии. Третье - он считает, что борцы не голосовали массово  за КПРФ на последних парламентских выборах. Четвёртое - он не любит Владимира Дмитриева. Пятое - название статьи "Опасный момент" по его мнению, указывает на то, что коммунисты рвутся к власти в Бурятии.

То, что Мархаева тренировал Валерий Иванов, а не Фёдор Махутов, я не знала. В силу того, что сам Фёдор Николаевич называет его своим учеником, и в моей  статье годовой давности это уже звучало, однако ни сам тренер, ни сам товарищ Мархаев это не опровергали.   По поводу "красных". Ну что в этом такого- то? Была такая красная армия,  был такой красный флаг и прочая атрибутика КПСС, перетекшая к КПРФ. Зелёные же не обижаются  за то, что их называют "зелёные". Борцы голосовали за КПРФ, в большинстве своём, потому, что Мархаев для них герой. Он  требовал назвать источник, мол откуда я знаю такую информацию, а вот от верблюда, который в правительстве сидит и которому за показатели Едра  и конкурентов по башке дают. Тем более я не вижу повода для возмущения, это же комплимент в любом случае. Дмитриева можно не любить,  но с ним обязательно нужно дружить, почему этого не понимают наши коммунисты, ума не приложу. По поводу "опасного момента". А что, коммунисты у нас нынче не опасные что ли? Уже не рвутся к власти?

Мне кажется Мархаев чего- то очень сильно испугался. На самом деле, вот если на духу, той статьей я больше хотела поддеть Наговицына  и кампанию, вот, мол, посмотрите, какой сильный конкурент- то  пришёл в одну из важный отраслей, всё при нём, деньги, оппозиция, любовь женщин, детей и животных... А оппозиция возьми и обидься, мол и не наш он, и борцы за нас не голосовали и вообще мы ни для кого не опасны. Это как понимать? Это настроение оппозиционной  политической партии?  Может дело в письмах Путину? За это вполне могли пригрозить лишить  депутатского кресла, которым Мархаев так дорожит, неважно какого оно цвета, красного или ещё какого.

Кстати вот он меня ругает за то, что я продажная журналистка и врушка. А  ведь его письмо Путину было составлено даже не на основе статей СМИ, а чуть ли не на троллистских комментах Газеты РБ, НБ и Буринфо.

Я всегда относилась к Мархаеву нейтрально, иногда мне было жаль  его за простодушие и нехитрую военную прямолинейность.  Но вот сейчас как-то стало очень неприятно, захотелось причислить товарища Мархаева к моей персональной стене политического стёба, к Меньшикову, молодой гвардии и Голкову. Но я буду ещё думать.
Социальные комментарии Cackle
^