05.06.2013
Мальчик, попавший в страшную аварию, продолжает бороться
26 мая исполнилось ровно два года, с тех пор как с Максимом Удовиченко случилась страшная трагедия. Все это время его маме Ирине Батышевой, которая ни на шаг не отходит от сына, и самому Максиму пришлось пережить многое. Каждодневный упорный труд, разочарование и радость от маленьких побед. Было всякое, но осталось главное – надежда.

Напомним, речь идет о десятилетнем мальчике Максиме Удовиченко, жителе поселка Багдарин, которого сбил автомобиль и сделал инвалидом. Начиная от шеи, все тело мальчика парализовано, дышать самостоятельно он не мог. Неоднократно мама мальчика слышала, как врачи удивлялись тому, что с такой травмой мальчик вообще остался жить.

После того, как история о мальчике появилась в нашей газете, Максим стал знаменитым. Ирина Батышева с теплом вспоминает, как в те нелегкие для нее дни к ним в больницу стали приходить незнакомые люди приносить игрушки, памперсы, продукты. Немалые средства перечислялись на лечение мальчика. Улыбчивого светлого мальчишку полюбили все жители республики, и вскоре о нашем маленьком герое узнали и за пределами республики. Мальчика вместе с мамой пригласили в лучшую клинику России – в знаменитый Центр академика Илизарова в город Курган.

Тренировки каждый день

Семь месяцев мальчик провел в Кургане. С пациентом проводилась активнейшая восстановительная программа. Но начали медики с того, что подняли дух уже уставшего и начавшего грустить мальчишки. Максим очень боялся оставаться без мамы, не отпускал ее от себя ни на шаг, боялся всего вокруг. Работа профессиональных психологов и просто теплая атмосфера клиники дали о себе знать. Спустя какое-то время мальчик снова стал прежним жизнерадостным, улыбчивым, сильным Максимом. И работа закипела.

-- День расписан был поминутно. Массаж, лечебная физкультура, прочие процедуры. Врачи старались, чтобы у тела постоянно было вертикальное положение. Сначала голову Максим вообще не держал, она падала. Потом постепенно по несколько секунд, а потом минут мы научились держать голову. И так дошли до часа! – рассказывает мама мальчика Ирина.

Точно так же разрабатывали плевой отдел. Руку подвешивали на резинке, и мальчик научился ею двигать. Еще Максим теперь может дышать самостоятельно до 25 минут. На фотографиях, сделанных в клинике, видно, как он надувает мыльные пузыри, воздушные шарики. Когда-то это было для него просто невозможно. Мальчика научили сидеть, держать голову, он стал лучше и больше разговаривать. Благодаря навыку сидеть, мальчик впервые смог побывать на прогулке (на специальной коляске – вертикализаторе), увидеть настоящий солнечный свет, вырваться из постоянного заточения в больничной палате.

Было сделано несколько операций. Сделана имплантация электродов в шейный, поясничный отдел. Несколько раз в день Ирина включает их, по словам врачей, при такой стимуляции спинного мозга есть надежда на то, что когда-нибудь он «откликнется», появится чувствительность.

Прогнозов нет

По сравнению с тем, чтобы было, результаты, конечно, есть. Несмотря на то, что главное, чудо, которого все так ждали, так не произошло – чувствительность не появилась. Что будет с мальчиком дальше? Каковы прогнозы? Это вопросы без ответа.

-- Никто ничего не знает. Выживших с такой травмой не было. Поэтому никто не знает, как с ним дальше обращаться: ни я, ни врачи. Не было ни единого похожего случая, чтобы было с чем сравнить. При аналогичных травмах другие люди погибали сразу. Врачи делали запросы в разные медицинские центры мира, директор клиники летал на международную конференцию, где поднимал наш вопрос, но прогнозов никаких на будущее нет, - говорит Ирина.

Обидно и то, что из-за громоздкого аппарата ИВЛ, шлангов, многочисленных проводов и неумения самостоятельно дышать, многие из замечательных методик и чудо-аппаратов Центра Илизарова для Максима так и остались недоступными. А возможно, с помощью этих методик чудо бы и произошло, тем более что в этой клинике таких примеров немало. Поэтому главное, что посоветовали сделать курганские врачи первым делом – приобрести и установить «водителя ритма диафрагмы».

Новая надежда

Этот специальный прибор не только помогает дышать человеку и обходиться без огромного громоздкого прибора ИВЛ, но и учит процессу самостоятельного дыхания.

- Прибор работает так же, как кардиостимулятор: сердце перестает биться, а он его «заводит», а потом сердце снова работает самостоятельно. Тут то же самое, если диафрагма не работает, то ей дается толчок, и она «заводится». В конце концов, он может научиться дышать сам, - объясняет Ирина.

Установить такой аппарат, научить им пользоваться, а главное, сделать все это качественно – могут только в Германии, где и было разработано такое устройство.

Вот только суммы затрат немалые: 116 тысяч евро стоит сам стимулятор, 24 тысячи евро надо заплатить за операцию. Вместе с пребыванием в клинике общая сумма затрат – 187 тысяч евро, плюс перелет.

В министерстве здравоохранения республики заявили, что «не имеют полномочий по направлению за пределы РФ». Остается надеяться на помощь неравнодушных людей. Ирина уже отправила заявку на Первый канал, на передачу «Делай добро». В этом телепроекте совершаются чудеса с помощью СМС-сообщений одного слова «Добро» за один день собираются суммы в несколько миллионов рублей. Правда, берут заявки большей частью от экстренных больных, возьмут ли Максима туда – неизвестно. Также есть предложение от Андрея Малахова сняться в телепередаче. Но больше всего Ирина по-прежнему надеется на помощь земляков.

«Он забрал наши жизни»

Но это все в будущем. А пока жизнь Ирины с сыном напоминает тюремные будни. Они лежат в отдельном крошечном боксе детской клинической больницы. В помещении круглые сутки нет солнечного света, поэтому постоянно горит искусственный. Ирина постоянно следит за аппаратом, делает санацию, делает массаж. Выходит из «камеры», только чтобы сделать покупки в магазине, и бегом обратно. Все развлечение Максима – просмотр мультфильмов.

- Он даже поиграть не может игрушками. Хотя бы одна рука работала, я б ему компьютер дала поиграть, еще что-нибудь, - сетует Ирина.

Всеми силами мама поддерживает бодрый настрой свой и ребенка. Максим тоже смешит маму, иногда они шутят и смеются часами. Но в глубине души Ирина знает, что Максим не унывает еще и потому, что до конца не понял, не осознал, что с ним происходит.

- Постоянно просится домой. Или спрашивает: «Домой приедем, ты мне велосипед купишь?» Вроде бы он знает, но все равно не понимает, не может осознать и принять, что с ним. И сейчас у него большая надежда теперь на Германию, что потом мы сможем поехать домой, что все будет хорошо, - со слезами говорит Ирина.

Тем временем, тот, кто сломал их судьбу, живет по-прежнему без особых хлопот. Пока мать ребенка надеется на самые разные операции и ищет деньги на них, водитель, по чьей вине произошло страшное ДТП, не торопится выполнить хотя бы обязательства, наложенные судом.

- Нам суд присудил миллион рублей, он выплатил только 100 тысяч. Он даже не берет трубку, ни разу не спросил, чем помочь, фрукты, памперсы там… Свои машины он быстренько переписал на других. Дом тоже. И приставы говорят, что у него ничего нет. Год лишения водительских прав уже прошел. То есть он уже может кататься на машине, наслаждаться жизнью, в то время как один ребенок, задавленный им, лежит в могиле, а второй вот – мучается. Он ходит, радуется жизни, общается со своими здоровыми детьми. А мы тут лежим, как в тюрьме, и что будет с нами дальше, я не знаю, - плачет Ирина.

Технологии будущего 

Но Ирине не дает сломаться улыбка сына и его наивная уверенность в том, что все будет хорошо. Поэтому планов впереди немало. После того как проблемы с дыханием будут решены, можно мечтать и надеяться на большее. Ирина уже подала заявку в другую немецкую клинику и надеется, что Максима может коснуться и другое новейшее изобретение науки.

- В Германии научились сращивать нервные окончания особым способом. С помощью паутины мадагаскарского паука. Это вещество единственное в мире не отторгается организмом человека. В вену пациента вводят паутинки, и она начинает работать между разрывами спинного мозга, заставляя нейроны двигаться, пересекаться. Это точно так же, когда провод пережешь – свет гаснет. Но если проводки соединить между собой, скрепить изолентой, свет снова появится, - объясняет Ирина.

Но пока не решится вопрос с дыханием, думать об этом рано. Потому, несмотря на то, что установка стимулятора дыхания стоит огромных денег, Ирина твердо решила идти до конца. Она уверена, что это одна из тех ступенек, которая, в конце концов, поможет ей поднять Максима.

- Я очень надеюсь на помощь земляков, которые один раз уже очень нам помогли и откликнулись на нашу беду, помогите нам, пожалуйста, снова! - просит Ирина.

Василиса Шишкина, «Номер один».

Расчетный счет:

ОАО АК «БАЙКАЛБАНК»
Республика Бурятия, Улан-Удэ,
ул. Красноармейская, 28.
БИК 048142736
ИНН 0323045986
КПП 032601001 МРИ МНС №2
к/с 301018102000000000736
р/с 40817810400000000001

В назначении платежа указывается: «На картсчет – 40817810301000864977. Батышева Ирина Александровна.

Социальные комментарии Cackle
^