20.06.2013
Преподавание бурятского языка в следующем учебном году ждут кардинальные перемены. Уже сейчас учителя бурятского бьют тревогу. Известно, что  некоторые школы, в которых ранее изучали бурятский, полностью откажутся от него, как это сделали в Бичуре.

Вообще, поднимая тему национального языка, трудно не упереться лбом в щекотливый национальный вопрос и  не рискнуть поднять никчёмную  бучу   пустословного патриотизма. За три недели, сколько я рожала этот материал и разбиралась во всех тонкостях сложной ситуации вокруг бурятского языка, я познала дзен. Правда.  Специалисты, заинтересованные в этой теме, по нескольку раз  делали громкие заявления, а потом с истериками забирали их назад,  требуя не печатать их слова или не упоминать их реальных имён или не печатать статью совсем. Я в принципе их понимаю, защита языка дело бесславное и не стоит рабочего места, отношения коллег или начальства, имиджа, политической карьеры и т.д. Поэтому этой статье суждено было появиться  в виде поста в моём блоге, мне терять нечего. 

Итак. Несколько недель назад ко мне обратилась педагог бурятского языка, которая поделилась своими опасениями насчёт того, что бурятский язык скоро перестанут преподавать на обязательной основе, пострадают учителя, пострадают дети и пострадает будущее бурятского  самосознания, культуры и т.д. В интернете на эту тему не высказался разве что ленивый, но ведь важно узнать суть проблемы, почему учителя переполошились, ведь  разговоры об умирании бурятского языка идут уже лет 20-30. 

Оказалось, что корни нынешней проблемы, о которой все шепчутся, но боятся сказать вслух произрастают ещё  из 1992 года.  В Бурятии существует закон "О языках народов республики Бурятия", который был принят  на заре современной России. В статье 21 этого закона в частности говориться:  

В республике обеспечивается изучение русского языка, признанного языком межнационального общения в Российской Федерации, как основного предмета учебного плана во всех общеобразовательных школах. При желании родителей или лиц, заменяющих их, обеспечивается изучение бурятского языка как основного предмета учебного плана в школах и классах, в которых обучение ведется на русском языке. 

То есть закон республики Бурятия уже 20 лет как  исключает обязательное изучение бурятского языка. Но, в последние 10 лет примерно, при помощи сильного лобби в министерстве образования и в муниципалитетах этот закон обходили  стороной, и преподавание бурятского во всех без исключения школах было "обязательным". Как признаются учителя, РУО просто не подписывало учебный план, если там не было как минимум 2-х часов в неделю.  

Очень интересная ситуация, не считаете? Неужели лобби не было настолько влиятельным, чтобы взять и поменять закон о языках, вычеркнув строчку "по желанию родителей"? Тем не менее такой двусмысленный подход сохранялся долгое время, пока вслед за новым федеральным законом "Об образовании" в Бурятии не стали готовить свой собственный. Напомню, что  федеральное министерство отдаёт решение щекотливого вопроса об изучении второго государственного языка полностью региональным ведомствам. И тут -то началось самое интересное.  Видимо в министерстве всё- таки решились на кардинальные шаги и в первой редакции закона изучение бурятского было прописано обязательным. Однако противников такого решения в Бурятии предостаточно, и это закономерно для любой многонациональной республики. В феврале закон был отдан на растерзание обсуждение общественности, и к огромному удивлению многих, уже в четвёртой редакции изучение прописано "по желанию". Что же заставило разработчиков проекта  поменять эту очень важную строчку, которая принесёт не меньше проблем, чем изначальная? 

Оказалось, что несколькими месяцами ранее, в Бичурском районе произошёл судьбоносный прецедент. Школа номер один села Бичура через прокуратуру, обращения к чиновникам разных уровней, вплоть до президента,  добилась официального разрешения не преподавать бурятский язык.  

Вот текст обращения 

http://s019.radikal.ru/i618/1306/c4/e884d27444ca.jpg

http://s49.radikal.ru/i125/1306/10/127c5d0424fe.jpg

Естественно, что в отсутствии ясного закона об образовании РБ и существующего закона о языках, прокуратура вынесла единственно верное в данной ситуации юридическое решение.  

http://s020.radikal.ru/i704/1306/87/851bfe717366.jpg 

Этот факт не был замечен СМИ, однако в учительской среде произвёл эффект разорвавшейся бомбы.  Школы в районы, где русское население преобладает, в том числе и городские уже были готовы повторить опыт смелых бичурян. Чтобы этого не повторилось, в минобразе решили внести соответствующие поправки в закон об образовании. Однако этот закон, который расставит все точки на И, до сих пор не принят, хотя прошло уже полгода,  и не будет принят вплоть до выборов в НХ. Сделать это придётся новому созыву, потому как ни одному депутату,  который хочет нынче переизбраться на новый срок, не хочется лишиться очков в глазах бурятского населения. Тем временем, пока депутаты- патриоты  заняты  своей предвыборной кампанией, наступит учебный год,  который начнётся с того, что во многих школах преподавание бурятского языка будет факультативным или исчезнет вовсе, если не наберётся достаточное количество желающих.  

Мне бы сейчас не хотелось пускаться в пространные разговоры о том как повлияют нынешние преобразование на язык в будущем. Это всё- таки из разряда философии и экстрасенсорики. Но можно поговорить о  более конкретных вещах. Во- первых 100% ясно, что лобби бурятского языка в правительстве благополучно закончилось. Во- вторых в республике налицо национальные проблемы, русские не хотят изучать бурятский язык потому, что они русские, а буряты хотят чтобы все национальности изучали бурятский язык, потому, что они живут в Бурятии. И это, к сожалению, не только проблема Бурятии, это проблема всех национальных регионов, где есть второй, третий или даже четвёртый государственный язык. Любое решение этого вопроса лежит в плоскости обиды и разочарования для тех или иных граждан республики. Поэтому я не завидую нынешним властям.  10 лет продолжалась негласная политика навязывания бурятского языка в школах, что вызвало ответную агрессию, теперь ситуация  стала гораздо сложнее.

Одинаково нелепыми звучат требования не только тех же бичурян, обращения сторонников бурятского языка не менее насыщены национализмом. В частности они предлагают внести в Закон Республики Бурятия «О государственной гражданской службе Республики Бурятия» требование об обязательном владении бурятским языком (на базовом уровне) при приеме на государственную службу и  ввести стимулирующие 10% доплаты сотрудникам, знающим бурятский язык. Напомню, что такие требования противоречат принципам равного доступа к государственной службе  установленных  ФЗ «О государственной службе», независимо от пола, расы, национальности, убеждений и других обстоятельств не связанных с профессиональными и деловыми качествами.

В - третьих, что делать с учителями и с методикой преподавания? За 10 лет факультет бурятского языка БГУ выпустил  огромное количество преподавателей, которые не могут преподавать  что- то другое кроме своего предмета, соответственно быстро их переквалифицировать не удастся.  Сегодня работающих учителей около 700 человек по всей Бурятии. Даже при самом радужном раскладе  энная  их часть потеряет в деньгах, так как финансирование в школах нынче подушевое, а какая-то часть и вовсе уйдёт из профессии. А вдруг на следующий год родители возжелают изучать бурятский? Где искать учителей? Тем более, что неизвестно какой станет ситуация в университете, где их готовят, потеря спроса, обязательно скажется на снижении предложения.  Чиновники уверяют, что этого не случиться, каждая школа при возникновении подобной ситуации, предложит учителю другую, административную должность, которую он по необходимости сможет совмещать с преподаванием. Вот только верится в это  с трудом. Минобраз не имеет прямого влияния на школы, а у муниципалитетов, как у учредителей, нет дополнительных денег.

Слава богу, что и противники бурятского и его защитники сходятся в одном, методика преподавания бурятского языка безнадёжно устарела,  учебных пособий либо нет, либо они очень дороги- одна книга может стоить 1000 рублей. Возможно, взамен на непопулярное решение по преподаванию языка, правительство всё же увеличит финансирование, и  пусть факультативно, но изучать бурятский станет удобнее и интереснее. 

Социальные комментарии Cackle
^