03.07.2013
Буддийская община «Ламрим» откроет храм, освящать который приедет сам Далай лама
Настоятель общины Чой-Доржи (Александр Нимбуевич) Будаев со своими соратниками много лет строил буддийский комплекс на юго-западе Улан-Удэ. Скоро он откроет свои двери для верующих. Первый Хамбо лама постсоветской эпохи, ученик Досточтимого Еше Лодой Ринпоче, рассказал в эксклюзивном интервью «Номер один» о своем непростом пути и большой миссии, которую он несет на протяжении долгого времени. 

- Александр Нимбуевич, сколько лет потребовалось, чтобы ваша община наконец-то обрела свой дацан?

- Еще в 2005 году мы получили разрешение на землю, но по факту стали строиться гораздо позже - в 2007-м. В наше время ведь такие проекты целиком и полностью зависят от финансов, приходилось изыскивать разными способами, через кредиты, предпринимательскую деятельность. Больших меценатов и инвесторов у нас не было, строили своими силами, и вот за шесть лет все-таки построили. Мы всегда старались быть независимыми, не просили ни у кого денег, открыли в свое время ресторан «Чинтамани», чтобы люди ели вкусную домашнюю еду, а на доходы строили храм. Хотели открыть 6 июля, в день рождения Далай ламы, но скорее всего не получится в силу некоторых причин, откроем чуть попозже, постараемся в течение июля. 

- Правда ли, что на открытие храма прибудет сам Далай лама?

- Нам этого очень хотелось бы. Его Святейшество обещал самолично освятить храм, и это обязательно будет, но не сейчас, возможно, в следующем году, чтобы мы смогли встретить Его Святейшество как полагается. 

- Насколько мне известно, у Далай ламы достаточно сложные отношения с МИД России…

- Его Святейшество, с тех пор как отказался от любой политической деятельности по Тибету, уже был в Калмыкии с пастырским визитом. Главное, не превращать все в политику, и тогда Бурятия сможет во второй раз встретить у себя Далай ламу. Процедура приглашения достаточно простая. По религиозным канонам Его Святейшество нужно приглашать три раза, три раза в течение некоторого времени подносить хадак, плюс дублировать приглашения официальными письмами. А по светским правилам, в соответствии с законодательством я могу оформить приглашение в любом ОВИР, конечно, согласовав через Москву. Я думаю, с этим сложностей не возникнет. Мне кажется, все-таки пришло время для визита Далай ламы в Бурятию. Еще несколько лет это было невозможно, не только по политическим причинам. Мне было бы стыдно принимать его пять или шесть лет назад. Традиционная Сангха не горит желанием приглашать Его Святейшество в Иволгинский дацан, например. Есть, конечно, Ринпоче, мой учитель из Тибета, который был бы очень рад, но ведь мы, буряты, сами должны принимать Его Святейшество. А сейчас, когда мы построили новый буддийский комплекс, у нас есть хороший повод и есть что показать ему. 

- Вы очень тесно общаетесь с Его Святейшеством, интересуется ли он делами в Бурятии? Знает ли, что тут очень много буддистов, последователей Северной школы, для которых он – живой бог?

- В последний раз мы встречались с Его Святейшеством 24 апреля. Да, он в курсе того, что у нас происходит, мы ему рассказываем, если он спрашивает, конечно. Далай лама очень тактичный и дипломатичный человек, никогда не спрашивает что-то конкретное, не требует полных отчетов. Я думаю, он и сам все знает и понимает. Его Святейшество сказал, что будет освящать наш храм, а то, что говорит он, обычно сбывается.  Уже сейчас мы чувствуем его покровительство. В прошлом году на аудиенции я попросил у него разрешения отправить нам несколько монахов из тибетского монастыря Гумме, сильнейшего тантрического монастыря в мире, он известен еще со времен зарождения буддизма в Тибете. Монахи этого монастыря - величайшие мастера философии. Сам Далай лама, когда находится перед дилеммой, прибегает к их помощи, они помогают разрешать сложные ситуации. Его Святейшество поначалу удивился этой просьбе, так как обычно Бурятия связана с монастырем Дрепунг Гоман в Индии, до сих пор наши ламы получали образование там. Он так меня и спросил: «Почему ты хочешь именно монахов из Гумме?» Дело в том, что их помощь нам сейчас просто необходима. После стольких лет гонений советской власти, атеизма, репрессий, войн и убийств, разрушенных храмов наша земля нуждается в очищении. Конечно, сейчас буддизм на подъеме, и ламы, которые сейчас возрождают дацаны, делают много, но этого недостаточно. Может быть, это и наше упущение, но 20-30 лет назад люди относились к религии более искренне, старшее поколение в то время могли даже нас, лам, учить и наставлять в этом плане. Сейчас же поколение 60-летних мало что могут дать, и это не их вина. Дай бог, чтобы все изменилось. У нас сложная ситуация, а монахи Гумме большие мастера. Далай лама согласился с моими доводами и отправляет нам пять монахов, которые уже скоро прибудут в Бурятию. Из-за небольших проблем с визами и откладывается открытие храма нашей общины «Ламрим». Но как только они приедут, мы торжественно откроемся и начнем свою работу. Кроме этого Далай лама написал нам письмо, в котором сказал, что попросил трех сахюусанов помочь в нашем деле очищения, это отец всех десяти сахюусанов - Гомбо, Чойжил, который забирает человеческие грехи и очищает нас как огонь костра Дугжууба, и самый близкий людям сахюусан Дамжил Варна, известный у нас как Дамжил Дарлиг, покровитель ремесленников.

- Значит ли приезд монахов Гумме, что ритуалы в вашем храме будут отличаться от тех, что делают по всей Бурятии?

- Безусловно. Одна из причин приглашения представителей именно этого монастыря заключается в том, что мы хотим преподносить буддизм в его истинном, чистом значении, правильном понимании. Монахи должны быть настоящими монахами, нести обет безбрачия, соблюдать нормы своей жизни, быть чистыми, а ритуалы, службы и молитвы должны быть в своем первоначальном виде. Это довольно ново для Бурятии, где появилась некая разновидность «бурятского буддизма». Например, у нас ламы все носят монашеские одеяния, хотя не все являются монахами. Я сам не монах, и это одеяние еще со времен служения в Иволгинском дацане меня очень тяготило. Когда Далай лама в своем обращении к монголоязычным народам высказал свое негативное отношение к такой практике, я вздохнул свободно, уже три года не ношу монашеские одеяния и живу без угрызений совести. 

Мы предлагаем вернуться к истокам. Например, мы полностью уберем практику частных приемов лам. Это пережиток советского прошлого, когда во время гонений люди тайком встречались с ламами и просили разрешить их бытовые проблемы. Я не отрицаю полезность такой практики с психологической точки зрения, лама может выслушать, дать совет и так далее, но личные приемы не должны выходить на первый план. Гораздо важнее, чтобы люди ходили на хуралы и принимали участие в ритуалах, слушали лекции по буддизму и семинары. Ни один лама на личном приеме не сделает, не прочитает молитву так, как это сделают несколько монахов на большом ритуале. Тем более личные приемы всегда связаны с деньгами, так не должно быть. Пожертвования – это не плата за услугу, это должно идти от сердца, от души. Нужно искоренять засевшие в нас стереотипы. Это касается и подношений. Я знаю, что многие бедные люди не ходят в дацаны только потому, что у них нет денег для ламы или денег на молоко, водку и печенье с конфетами. У людей иногда и на хлеб-то денег нет. Это тоже неправильно, это стереотипы. Всегда можно прийти без подношений и денег, просто помолиться, очиститься… У меня вообще есть мечта поездить по деревням, найти места хорошие и очистить их, чтобы каждый человек, который живет далеко от дацана, мог прийти на это место и просто помолиться, найти успокоение. 

- Очень интересный подход, можно сказать революционный…

- Не отрицаю. Мы, вообще, много чего нового хотим внести. Например, у нас принято проводить Дугжуубу (очищающий костер) только перед Сагаалганом, раз в год. Однако в Тибете этот ритуал чуть ли не каждую неделю делают. И это правильно. Неужели мы так мало грешим, чтобы только раз в год, в самый мороз очищаться? Будем этот ритуал проводить каждый месяц.  У нашего дацана скоро появится свой Интернет-сайт, где можно будет не только заказать молитву, но и следить за хуралами в онлайн режиме. У нас уже сейчас на территории храма есть вай фай. Еще у нас будет монитор в самом храме, где будут высвечиваться имена людей, заказавших молитву, и их монахи будут читать прямо оттуда во время хуралов. Сделаем лифт для пожилых людей и инвалидов, лестница к храму достаточно крутая и высокая, будут красивые праздничные ворота, через которые, мы надеемся, скоро пройдет Его Святейшество. 

Евгения Балтатарова, «Номер один». 
Социальные комментарии Cackle
^