07.08.2013
В Монголии сделан очередной шаг в обустройстве кладбищ российских граждан, когда-то живших и скончавшихся там, – построен мемориал на кладбище возле села Дзун Хара. Инициатором работы стал житель Улан-Удэ Валерий Разуваев, который сам является выходцем из Монголии.
«Сейчас я в Улан-Удэ живу. Но в Монголии родился, жил, мои предки там родились. У нас инициативная группа – 3 человека, все уроженцы Монголии. Предки туда попали в еще в 19-м веке», -- рассказывает Валерий Елистратович Разуваев.

Родившись в Монголии, тем не менее он имел советское гражданство, как и другие.

«В Великую Отечественную войну многие из Монголии уехали. Но основной поток начался в 1960-е годы и закончился в 1980-е. Нас не обижали, отношение было очень дружественное. Многие работали на железной дороге. Немало русских работало на стройках в тресте «Главзарубежстрой». Я покинул Монголию в 1986 году, когда началась перестройка. Можно сказать, в последних рядах. Основной поток молодежи уехал в 1975-1986 гг.», -- говорит Валерий Разуваев. Люди обычно уезжали, т.к. получали приглашения на работу в СССР. Существовала процедура. В консульском отделе житель Монголии заполнял анкету – кем, где он хотел бы работать. По этим анкетам и вызывали людей.

-- В Монголии жило весьма много граждан царской России, СССР. «В начале 1950-х годов рабочие нужны были на железной дороге. Образовались такие крупные полустанки, как Шамар, Дархан, Дзун Хара… в которых жили в основном русские. Соответственно, там образовалось определенное число так называемых русских кладбищ. Ведь люди умирали. В Улан-Баторе тоже было кладбище. В Монголии и мои родственники лежат», -- говорит он.

В прошедшие десятилетия советские кладбища подверглись нашествию сборщиков металла, продававших лом китайцам. Смели все памятники, оградки, все, что представляло хоть малую ценность. Остались одни могильные бугорки.
В 2006 г. Валерий Разуваев, приехав в соседнюю страну, чтобы обустроить могилы своих родственников, очень огорчился открывшейся картиной. Он поднял вопрос сохранения памяти об умерших на встрече выходцев из Монголии, которые каждые пять лет проходят в селе Оек, в Иркутской области. Определить, кто где похоронен, уже трудно. Пришли к тому, чтобы поставить в месте захоронения общий мемориал с именами.

«Понемногу собрали данные, немного денег, и началась работа. В прошлом году установили мемориал на Дарханском кладбище. Потом решили обустроить и Дзун-Харинское», -- продолжает Валерий Разуваев.

Средства на установку Дарханского мемориала выходцы из Монголии собрали сами. Однако большую организационную помощь оказало консульство РФ в Дархане.

Инициативная группа не знает фамилий большинства похороненных на «русских кладбищах». Например, из примерно 370 человек, похороненных на Дарханском кладбище, известны имена 90. О них сообщили родственники, которые захотели оставить их имена на мемориале. На кладбище в городе Дзун Хара известно 190 фамилий. Хотя в целом русских могил там 600-700. В Дзун Харе мемориал поставили в этом году… Эти два кладбища пережили основной удар вандалов.

Как отмечает Василий Разуваев, в Улан-Баторе положение с «царско-советскими» могилами россиян тоже невеселое. Он надеется, что русская диаспора в столице Монголии, хоть она стала очень небольшой по сравнению с советскими временами, присоединится к делу сохранения памяти о похороненных россиянах.

Петр Санжиев, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^