14.08.2013
Ювелирное искусство в Бурятии возрождается благодаря редким и искусным мастерам

Сын известного художника-чеканщика Булата Жамбалова Зорикто продолжает традиции своего отца с 12 лет. Молодой человек не только перенял технику и уникальное художественное видение, но и смог привнести нечто новое в традиционное искусство. Сегодня Зорикто - известный ювелир, который любит работать с самыми разными материалами: серебром, золотом, нефритом, кораллами, обсидианом и т.д.  Как представитель молодого поколения художественных ремесленников Бурятии Зорикто много работает в Интернете. В социальных сетях можно увидеть его работы, связаться и заказать что-то для себя. Среди заказчиц ювелира есть члены правительства Бурятии, известные артистки, бизнес-леди и т.д. 

- Зорикто, как Вы решили стать ювелиром?

- Я думаю, что иного выбора у меня не было (смеется). Я с детства рос в этой стихии. Когда мне было шесть лет, мы с родителями переехали в пригородный Исток. В то время там располагались творческие мастерские ювелиров. Это был настоящий городок народных ремесленников со своей неповторимой атмосферой. В начале 80-х в Улан-Удэ сложилась мощная команда, мой отец и его коллеги при поддержке министерства культуры и даже ЮНЕСКО ездили с выставкам, слава о наших ювелирных традициях гремела в Питере и Москве. Были даже специальные магазины. Но в 91-м все неожиданно закончилось. В один момент все разбежались кто куда. Кто-то ушел в торговлю, кто-то стал ремонтировать автомобили. Искусство отошло на второй план, а людям надо было выживать. Мой отец - один из немногих, кто остался верен профессии, а я рос рядом, помогал. Нас в семье трое детей. Старший брат выбрал совсем другую стезю, и родители с этим согласились, а меня с детства настраивали, что я должен буду продолжить династию, наши семейные традиции. Так и стал ювелиром. Сперва занимался этим как хобби, а потом втянулся.

- Можно сказать, что это Ваше призвание?

- Да, этим я зарабатываю на жизнь. Я пробовал себя в разных сферах, уходил, но всегда возвращался. Отец сейчас на пенсии и постепенно отходит от постоянной работы, но по-прежнему мой главный учитель и наставник.

- Ваш отец Булат Жамбалов больше известен как мастер чеканки, Вы же, как мне кажется, более разносторонний ювелир...

- Время покажет. Я, правда, больше люблю экспериментировать, не приемлю рамок. Делать нечто уникальное, индивидуальное - это прекрасно. Поэтому у меня нет одинаковых работ.  Самое интересное в работе ювелира - это люди, для которых ты делаешь изделие. Интересно узнавать людей, понимать то, что они хотят. Прежде чем приступить к работе, я долго беседую с человеком. Готовое украшение должно не только подходить к внешности человека, к его глазам, цвету кожи или чертам лица, оно должно отражать внутренний мир человека, его мысли и образ жизни. Поэтому все начинается с идеи, это самое сложное. Потом рисую эскиз и приступаю непосредственно к работе. Люблю работать с серебром, это наш металл, бурятский, исконный. Очень хорошо работается с нефритом. Если заказчику нужно что-то из золота и драгоценных камней, то можно и из этого сделать что-то красивое, чего не встретишь в ювелирных магазинах.

- Ваши заказчики в основном женщины?

- Да, но есть и мужчины, хотя их меньшинство. Для них мы делаем вещи в национальном стиле, что является нашей визитной карточкой, серебряные пиалы, ножи и огниво с инкрустацией, кубки и т.д. Женщины же в основном предпочитают заказывать украшения, либо для себя, либо в подарок. Постоянные клиенты есть и в Улан-Удэ, и в Иркутске, и в Москве. Иногда люди дистанционно просят просто сделать что-то на мой вкус, доверяют. Мне потом самому интересно, угадал или нет. А для клиентов это приятный сюрприз.

- Что Вас вдохновляет?

- В первую очередь люди, они все разные и все интересны. Я получаю кайф от общения, пытаюсь побольше узнать, прочувствовать человека... Помимо прочего люблю слушать музыку во время работы, она придает нужный настрой. В работе еще очень помогает библиотека редких книг по искусству и истории Бурятии, собранная отцом. Моя тетя - доктор исторических наук, иногда ее консультации очень полезны.

- Как много времени Вы тратите на создание изделий?

- Бывает по-разному. Иногда так накатывает вдохновение, что работаешь по ночам, самому не терпится увидеть результат работы. Небольшое изделие занимает примерно неделю. Недавно за пять дней я сделал браслет из серебра «Дархан». Весь процесс создания записал на видео и выложил в Интернет. На глазах у зрителей рождается красота... Получил очень хорошие отклики.

- Кстати об Интернете. В социальных сетях можно увидеть серию роликов, где известные женщины Бурятии, такие как Дарима Линховоин, Наталья Уланова, Аюна Базаргуруева, Арюна Бубеева, Эржена Будаева, и многие другие размышляют о жизни, и на них в это время надеты Ваши украшения.

 

- Это все моя сестра Марина. Она живет в Москве и занимается созданием фильмов. Решила сделать интересный проект и пригласила известных женщин Бурятии, ну и попутно прорекламировала наши работы. Спасибо всем, кто принял участие в съемках.

- Ваш коллега, бурятский скульптор и художник Даши Намдаков, также известен своими роскошными ювелирными работами из драгоценных металлов и камней. Сейчас он очень востребован на Западе и финансово успешен. Скажите, могут ли деньги помешать творчеству в ювелирном деле?

- Я знаком с Даши Намдаковым. Мы работали вместе в Москве. Он талантливый художник и хороший человек, независимо от того, сколько он зарабатывает. Мой отец учил меня не думать о деньгах во время работы. В первую очередь мы реализуемся творчески, а если это кому-то нравится, то почему бы и нет? Деньги - это приятный бонус или хороший «побочный» эффект нашей работы, но в первую очередь это искусство. Работы хороших мастеров со временем только дорожают, они не подвластны ни моде, ни времени. И люди это понимают. Еще пять лет назад ювелирный рынок был завален заводскими штампованными «блестяшками» из золота и бриллиантов. Сегодня спрос на уникальные аутентичные изделия растет. Ювелирные магазины охотно берут у нас украшения, много индивидуальных заказов.

- Бренд Жамбаловых достаточно известен в Бурятии. Вы работаете над его продвижением?

- Нет. На всех наших изделиях есть специальное авторское клеймо, я думаю, этого вполне достаточно. Работы должны говорить за автора, а не наоборот. В перспективе есть планы на персональную выставку, но для нее коллекция маловата, ее нужно копить. Обычно изделия не задерживаются в мастерской.

А вообще мне бы очень хотелось, чтобы времена, когда я был ребенком, вернулись, когда мой отец и его коллеги делали потрясающие вещи, живя в поселке мастеров в Истоке. Государству нужно поддерживать ремесленников народного творчества, ювелиров, работающих в национальном стиле. В начале 80-х в Бурятии был бренд, сильная школа. Древние традиции еще не забыты, и их нужно возрождать. У нас тысячелетняя история. Знаете, какие изделия делали наши предки? Просто сумасшедшие. У нас ведь был культ серебра. В одном только женском костюме этого металла могло быть до пяти килограмов! В этом можно убедиться, посетив хотя бы выставку «Серебряные небеса» в музее имени Хангалова. Ювелирные традиции - это неотъемлемая часть культуры нашего народа. Спросите любого искусствоведа, нигде такого не было и нет, в этом плане Бурятия уникальна. Нам есть что показать на самом деле... Наряду с Байкалом и буузами это привлекало бы в Бурятию туристов.

Беседовала Евгения Балтатарова, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^