14.08.2013
В Бурятию приехали монахи, присланные самим Далай-ламой

Пять священнослужителей из сильнейшего и древнейшего тантрического монастыря в мире Гумме, что в Индии, ненадолго обосновались в Бурятии. Монахи проводят редчайшие ритуалы и молятся за очищение бурятской земли от проблем и невзгод.

Путь монаха

«Номер один» уже писал, что буддийская община «Ламрим» заручилась поддержкой Его Святейшества в деле возрождения исконных буддийских традиций в Бурятии. Настоятель общины Чой-Доржи Будаев в одном из интервью говорил, что скоро из монастыря Гумме прибудут монахи, которые помогут жителям Бурятии познакомится с первичными сакральными ритуалами.

Пять монахов живут скромной жизнью на окраине Улан-Удэ, кропотливо готовятся к пуджа (священнодействиям), изучают историю и культуру республики, знакомятся с жителями. Они уже побывали в Кижингинском районе, где провели обряд очищения. В Бурятии для них все в новинку, многие из них впервые выезжают так далеко от родины.

Самый молодой из «тибетской пятерки» - монах по имени Сунам. Ему всего тридцать лет, но большую часть своей жизни он провел в монастыре. В двенадцать лет потомок древнего рода кочевников-пастухов из Восточного Тибета тайно перебрался в Индию, где и стал монахом. Как и многих его братьев, а в Гумме более восьмисот монахов, в священный сан Сунама посвящал сам Далай-лама XIY.

- Посвящение в сан от Далай-ламы – это великое таинство, и сами монахи никогда этим хвастаться не будут, - говорит Чой-Доржи Будаев.

Гумме - очень старый и большой монастырь, был основан в 1300 году н.э. Сейчас в монастыре изучают общественные науки и языки. Сунам, как и его братья, прекрасно говорит по-английски, активно пользуется Интернетом, читает новости, общается с друзьями в скайпе и даже зарегистрирован в социальных сетях.

Почти все монахи в Индии - вегетарианцы. В Тибете Сунам ел мясо, потому что климатические условия этой суровой страны не позволяют выращивать овощи и фрукты. Кочевники тысячелетиями едят мясо. Однако, приехав в Индию, он стал вегетарианцем. По словам монахов, Тибет и Бурятии во многом похожи, здесь тоже очень любят мясо. Однако община «Ламрим» создала все необходимые условия для гостей, чтобы они не отходили от своих пищевых привычек.

Бурятия – это сюрприз

Монахи монастыря Гумме пробудут в Бурятии три месяца. По словам Чой-Доржи Будаева, это обусловлено длительностью российской визы и договоренностью с монастырем. Ведь эти пять священнослужителей - только первая группа из множества, которые прибудут к нам.

- Может так получиться, что все 800 монахов Гумме побывают у нас, - шутит Чой-Доржи Будаев.

По мнению монахов, Бурятия и Тибет схожи не только в части гастрономии.

- Мы были в Кижинге, и я поразился тому, как она похожа на мой дом в Тибете - красивая природа, много лошадей и коров, так же холодно по утрам даже летом, - говорит Сунам. – Когда я ехал сюда, я знал только то, что у вас была большая война и коммунисты разрушили всю вашу религию, и жители вашей страны нуждаются в духовной помощи. Мои родители спросили меня, а какие люди здесь живут, добрые или злые? Я сказал, что тут живет много буддистов, и они были очень рады это слышать. У вас очень добрые и приветливые люди. Нам здесь очень комфортно. Через некоторое время я вернусь в Южную Индию, в штат Карнатака, но всегда буду помнить о далекой Бурятии.

Кижингинский район – первый из пяти, которые посетят монахи и проведут обряд очищения. На очереди Джидинский, Тункинский, Курумканский и Хоринский районы. Таким образом, они охватят Бурятию со всех сторон. И возможно, жизнь там станет чуточку лучше, а сознание людей - чище.

Печальная участь 

Несмотря на кажущуюся простоту и наивность монахов, их лучезарные улыбки и неподдельный интерес к жизни в глазах, это люди, дух которых соткан из стали. Примеров тому множество. Они могут сутками читать молитвы во благо живущих и усопших, могут сорваться с места и ехать на другой край света, зная, что могут своим мастерством помочь людям.

Однако одно из самых ярких проявлений монашеского духа - это самопожертвование. Из Тибета каждый месяц приходят страшные вести, в том же Фейсбуке можно увидеть холодящие кровь фотографии горящих в пламени монахов, которые пошли на самосожжение в знак протеста против давления китайских властей.

Евгения Балтатарова, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^