21.08.2013
24 августа вступает в силу закон, который грозит сильно осложнить жизнь «черным археологам». Закон вводит уголовную ответственность для лиц, ведущих незаконные раскопки и не заявляющих о найденных предметах властям. Наказание предусматривается довольно суровое, вплоть до тюремного заключения на срок до шести лет.
Напомним, еще пару лет назад ученые Бурятии писали открытое письмо на имя президента и премьер-министра страны с просьбой принять меры для прекращения разграбления древних гробниц. В письме они указывали, что свободная продажа металлоискателей, а также неуемная жажда наживы толкают людей на поиск и разграбление древних захоронений.

«Я рад, что такой закон, наконец-то, в нашей стране был принят, - говорит ученый-археолог Александр Цыбиктаров. - Дело в том, что еще в Советском Союзе и потом в Российской Федерации за самовольные раскопки предусматривалась административная ответственность. Черные копатели получали очень условное наказание. Поэтому старый закон не оберегал археологические памятники от раскопок без разрешения государства».

Непрофессиональные раскопки, по словам археолога, наносят большой урон главной ценности найденных вещей – исторической.

«Речь идет не о драгоценностях, сделанных из золота или серебра. Археологические памятники хранят в себе информацию о прошлой истории. Вещь имеет ценность не только потому, что она сделана из драгоценных металлов, а потому что несет в себе ценную историческую информацию», - говорит он.

Александр Цыбиктаров рассказал, что в Кяхтинском, Джидинском районах до недавнего времени ходили люди с металлоискателями. Они ищут золото – спрятанное или потерянное купцами, торговавшими на «чайном пути». Очень редко кому удавалось найти старые монеты царского периода. Благодаря отлаженной системе перекупов, находки растворяются на черном рынке, оставаясь неизвестными для ученых и публики.

Тем не менее в республики есть и те, кто усомнился в справедливости нового закона. Общественник Олег Булутов, возглавляющий «Гуннский фонд», ранее уже выказывал свое недовольство законом. По его мнению, именно простые люди зачастую подсказывают ученым местонахождение археологических памятников. Так, о широко известном ныне Гуннском городище историки узнали от местных жителей, которые находили здесь изделия времен хунну. По сегодняшнему закону их пришлось бы посадить в тюрьму.

Однако Александр Цыбиктаров отвергает подобные опасения, говоря, что человек, нашедший предмет, не будет нести ответственность, если заявил о своей находке властям. Закон касается лишь тех, кто вольно или невольно, найдя предмет, представляющий историческую ценность, скрыл это от государства. Пару лет назад в Бурятии была такая находка: мужчина нашел бронзовое зеркало, возраст которого составлял свыше 2 тысяч лет, с огромной исторической ценностью. Он показал находку работникам Музея истории Бурятии, однако передавать государству и сообщать, где нашел, отказался. Впоследствии, видимо, продал на черном рынке. Привлечь его к какой-либо ответственности не удалось – не было соответствующего законодательства.

Впрочем, как показывает все та же история, бывают и совсем экзотические случаи, которые никаким законом предусмотреть не получится. Так, еще в советские годы стал известен случай, когда местный житель, найдя на своем поле старый, заржавелый кинжал, не найдя в нем никакой исторической ценности, просто почистил, наточил и использовал в хозяйстве в качестве ножа для резки мяса. Когда о кинжале стало известно ученым, те, естественно, ахнули, угадав в старом ноже древний артефакт. Как быть с такими «правонарушителями», закон не сообщает.

Владимир Бадмаев, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^