18.09.2013
Месяц назад Республика Бурятия отметила год своей жизни в ВТО. С тех пор эта непонятная аббревиатура получила свой глубинный смысл, никак не связанный с первоначальными ожиданиями от вступления в эту организацию.
Катастрофы не случилось? 

Впрочем, министр экономики Бурятии Татьяна Думнова уже рассказала о некоторых последствиях этого события. По ее словам, ничего страшного для республики не произошло. 

«Слухи о том, что будут катастрофичные последствия присоединения России к ВТО, оказались преувеличены. Сегодня товаропроизводители Бурятии не находятся в стадии стагнации, они развиваются, и об этом свидетельствуют данные таможенной статистики», - заявила недавно министр экономики. 

В доказательство она приводит множество цифр, из которых можно делать самые разные выводы, вплоть до того, что экономика Бурятии развивается семимильными шагами, а мы открываем и завоевываем новые рынки. Одно только утверждение о том, что объем экспорта превышает импорт почти в 3,8 раза, способно ошарашить любого слушателя. При этом самые главные цифры, которые ныне грозят поставить крест на некоторых отраслях бурятской экономики, остались за кадром. Речь идет о сельском хозяйстве, которое, как известно, подверглась наиболее мощному удару стихии под названием ВТО.

А итоги, причем далеко не окончательные, от вступления в организацию следующие – сельхозпредприятия вынуждены сокращать инвестиции в производство. 

Топливо подорожало в 2 раза 

Одна из причин кроется в резко возросших ценах на топливо. Если в прошлом году предприятия закупали дизель по льготной цене 17 рублей за килограмм (в сельском хозяйстве топливо покупают тоннами), то в этом году льготы были отменены из-за требований ВТО, а цена за килограмм ГСМ увеличилась до рыночных 34 рублей. Говоря простым языком, фермеры либо не посеяли сколько планировали, либо не повысили зарплату работникам, либо не сделали необходимый ремонт техники, или не закупили оборудование. 

«Мы все свои ресурсы, которые хотели пустить на модернизацию, приобретение новой техники, мы все гоним на оплату ГСМ. Раньше мы ежегодно ненамного, но индексировали зарплату. В этом году мы уже этого не делаем. Сейчас нам на уборочный период требуется триста тонн одного только дизельного топлива, это порядка десяти миллионов рублей нам нужно», - говорит главный инженер одного из лучших сельскохозяйственных предприятий Бурятии, племзавода «Боргойский» Николай Шахметов.

Повторяем, это самое передовое предприятие в республике, получающее поддержку от республики. А что происходит с малыми фермерскими хозяйствами, в основном мясного направления, можно понять из следующих цифр. Благодаря росту импорта, о чем не преминула сообщить Татьяна Думнова, покатились по наклонной закупочные цены на мясо. Список импортеров, по словам министра, вырос почти вдвое – с 24 стран до 44.

Фермеры жалуются, что больше семидесяти рублей за килограмм живого веса мясо сдать уже нельзя. Ранее директор Петропавловского мясокомбината Владимир Хандуев отмечал, что им предлагают снизить цены до 40-50 рублей, возвращаясь к ценам почти десятилетней давности. Чем это может обернуться для личных хозяйств, живущих за счет своих коров и овец, предугадать несложно.

Но! В соответствии с официальными цифрами не происходит ничего страшного. Макроэкономические показатели республики в норме, экспорт растет, и в разы превышает импорт. Только все время забывается, что большая часть растущего внешнеторгового оборота приходится на Улан-Удэнский авиазавод. 

Вертолетами сыт не будешь 

Ведь в товарной структуре импорта, по информации министра экономики, максимальная доля ввозимых товаров приходится именно на машиностроительную продукцию. В республику завозятся, в большинстве своем, авиационные двигатели, а львиную долю экспорта составляет продажа вертолетов. Но надо понимать, что УУАЗ будет работать в любом случае, независимо от того, вступили мы в ВТО или нет, летные условия от этого в Афганистане не становятся менее суровыми. Тогда как сельское хозяйство республики успехи авиазавода, мягко говоря, затрагивают мало.

Поэтому говорить о том, что в сельском хозяйстве республики все хорошо, благодаря тому, что мы продали больше вертолетов, наверное, не совсем правильно. В то же время министр напоминает, что это только прелюдия к основному блюду. Россия в этом году лишь начала снижать экспортные пошлины, и этот процесс со временем будет только нарастать, пока защитные барьеры не исчезнут полностью.

Эксперты говорят, надо учиться конкурировать, пока не стало поздно. Только может оказаться, что уже поздно, и мы умудрились прыгнуть в ледяной омут, даже теоретически не уяснив принципы плавания. В этих условиях остается надеяться, что успокаивающие речи официальных лиц не являются просто успокаивающими речами, а скрывают за собой бурную деятельность правительства по исправлению ситуации. В противном случае красивые цифры скоро уже не помогут.

Владимир Бадмаев, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^