18.09.2013
Месторождения обычной глины в Бурятии стали предметом для экономической охоты
В Бурятии есть полезное ископаемое, которое по своим экономическому потенциалу не уступит ни нефриту, ни драгоценным металлам. Обычная глина становится объектом серьезных экономических интересов, международных конфликтов и сделок на сотни миллионов рублей. Китайский бизнес агрессивно входит на некогда пустующий рынок этого стройматериала. 

В разных концах Бурятии начали происходить странные истории с месторождениями глины. В одном районе идут тяжбы и разборки с участием силовиков. В другом участки степи пытаются купить за баснословные деньги, словно там нефть нашли.

«Номер один» попытался понять, что происходит вокруг банального, казалось бы, полезного ископаемого, на примере двух историй. Красноречиво показывающих скрытый ажиотаж по глине, пока общественность и СМИ перемывают надоедливые темы нефрита, урана, золота и прочих пафосных богатств Бурятии. 

Четверть миллиарда в землю 

16 августа этого года правительство Бурятии проводило аукцион на право пользования Загустайского месторождения глины в Селенгинском районе. Особенностью его является близость к Гусиноозерску, буквально «восточная окраина города». Следовательно, имеется инфраструктура – дороги, железнодорожные пути, электричество и прочее. Стартовая цена аукциона от минприроды Бурятии была обозначена в 524,7 тысячи рублей. 

Аукцион начали три участника – фирмы «Брик Лайн», «Атлант» и «Международная производственно-транспортная торговая компания». Оказалось, что все три участника кровно заинтересованы в покупке лицензии. В считанные минуты они шаг за шагом невозмутимо преодолели сначала 5, потом 20, потом 50-миллионую отметку. Стоимость месторождения выросла в 100 раз! Но участники были невозмутимы и продолжали торговаться. А по пути они поставили в крайне неудобное положение минприроды, ибо, как выяснилось, устанавливая начальную цену в полмиллиона рублей за месторождение, чиновники явно продешевили. 

Шоу продолжалось. На 67 миллионах рублей сошел первый участник. Еще двое побежали дальше и поразили наблюдателей желанием иметь участок с глиной возле Гусиноозерска за любые деньги. Остановились участники на сумме 234 миллиона рублей. Победителем оказалась фирма «Атлант». Как считают эксперты, реальная стоимость месторождения - 50-90 миллионов рублей. Сумма в четверть миллиона, конечно, сильно завышена, и это просто результат азартности участников. В итоге «Атлант» не пришел на заключение лицензионного соглашения. Скорее всего, месторождение будет выставлено на продажу повторно. 

По итогам этих событий мы имеем прецедент, доказывающий, что глина - это не просто горшочки обжигать и кирпичи лепить полукустарным способом. Это крайне ценные месторождения Бурятии, имеющие весьма высокую цену и бюджетный потенциал при аукционах на права пользования. 

Немного важной информации по фирме «Атлант». Учредителями с долями 50 на 50 процентов являются Виталий Жалсараев и Виктор Дагунов. Последний - сменивший фамилию на русскую китайский бизнесмен Гэн Фудун, активно работающий в Бурятии. 

Многомиллионные претензии 

Вторая драматичная история началась в конце нулевых. Два гражданина Китая, работающие в России, решили не просто добывать глину, но и делать из нее кирпичи. Сначала один – Бай Шугуан - в 2008 году основал компанию и назвал ее не мудрствуя ООО «Шугуан», а потом взял лицензию на участок «Южный» Нарын-Шибирского месторождения глины в Заиграевском районе. Цена за участок составила 5 миллионов рублей. Затем появляется второй персонаж – Ван Цзяньфа, который соглашается инвестировать деньги в кирпичный завод там же. С одного глина, со второго завод – и равные доли в предприятии Бурятии.

Пример иностранных инвестиций был гордостью властей района, да и республиканских ведомств в отчетах и релизах. Все хорошо шло, но ровно до того момента, пока завод-таки не был построен. Затем два коммерсанта банально разругались. Господин Бай обвинил господина Вана в укрытии доходов с продажи кирпичей. В ответ сам оказался под подозрением, что «рейдернул» ООО «Шугуан» в свою пользу, занизив долю Вана до 0,08 процента. 

Китайцы пошли по судам и вертикалям власти, вплоть до правоохранительных органов. Пока шли разборки, завод в Заиграевском районе работал. Однако со стороны решительно было невозможно понять, кто его контролирует и какая Бурятии от него польза. Ван обвинял Бая в СМИ, что тот «увез с территории завода кирпича на 25-30 миллионов рублей». Бай тоже не сидел на месте и ушел в другое СМИ и сообщил там о своих серьезных претензиях на сумму свыше 100 млн к бывшему партнеру.

Такие подробности из жизни китайских бизнесменов в Бурятии нужны здесь, чтобы понять масштаб сумм, которыми они оперировали. Кирпичный завод там еще даже не заработал толком, но суммы уже исчислялись 8-значными цифрами. 

Завод закрыт, но работает 

Далее у двух китайцев все пошло еще хуже, ведь в дело вмешались силовики. Прокурор района обратился с иском в суд. Внезапно у только построенного завода выявляются крупные нарушения санитарно-эпидемиологического, градостроительного законодательства, а также проблемы с пожарной безопасностью. Предприятие официально закрывают. По неофициальным данным, тем не менее оно продолжает работать и отгружать кирпич заказчикам. 

На странный глиняный бизнес, где китайцы делят месторождение и как бы закрытый завод, наконец-то обращает внимание минприроды Бурятии. В январе 2013 года из ведомства исходит уведомление, что если до 1 октября 2013 года держатели лицензии не устранят нарушения лицензионного соглашения, то она будет отозвана. Это «черная метка». Нарушение заключается в недобыче проектного уровня глины – 257 тысяч кубометров в год. Оно не может быть официально исполнено, ведь кирпичный завод закрыт по решению суда.    

Однако форс-мажоры продолжаются. 14 апреля утром в селе Нарын-Шибирь на территории кирпичного завода было обнаружено тело 23-летнего молодого человека - гражданина Узбекистана. Что делал узбек на якобы закрытом предприятии, непонятно. По версии силовиков – его придавило 30-тонной телегой. В общем, у китайцев в Заиграевском районе не задалось. Бизнеса там, скорее всего, у них уже не получится. Но сам интерес китайского бизнеса к глине Бурятии очевиден. 

Что говорит наука 

На тему «глиняно-кирпичной» экспансии китайского капитала опубликован целый научный доклад «Российско-китайские торгово-экономические отношения и инвестиционное сотрудничество». Точнее этому аспекту посвящена одна глава этого доклада. В частности там перечисляются объекты или работающие, или проектируемые гражданами и выходцами из КНР на территории Бурятии. В частности проект завода в поселке Красноярово Иволгинского района мощностью до 60 млн шт. условного кирпича в год. Здесь уже получена лицензия на право добычи сырья с месторождения «Арымбулаг» в районе Оронгоя. Площадка под строительство завода уже переведена из категории земель сельскохозяйственного назначения в категорию земель промышленного назначения.

Еще один объект из того же доклада - «ООО «Бурятская добывающая компания» - в настоящее время осуществляет оформление документов на землепользование на Грязнухинском месторождении в Заиграевском районе. Компанией произведен отбор технологической пробы и направлен для проведения соответствующих анализов в Пекин (КНР), ведутся переговоры с рядом китайских компаний о поставках оборудования для производства кирпича. 

Таким образом, можно вполне осознать, что идет экономическая экспансия китайского бизнеса на месторождения глины Бурятии. Сами месторождения, к удивлению наблюдателей, имеют большую рыночную ценность, но до сих пор не объявлены публично стратегическими для интересов Бурятии. В то же время первые опыты захода китайского бизнеса на месторождения показывают методы работы, далекие от цивилизованных. В Заиграево республика имеет порядком криминализированное предприятие, а в Гусиноозерске - агрессивную попытку «сломать» аукцион. Дальнейшие планы китайского бизнеса уже озвучены, однако Бурятия свою позицию если и сформулировала, то пока она неизвестна широкому кругу. 

Виктор Золотарев, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^