02.10.2013
Бурятия борется с безработицей за счет строителей
За последние 5-6 лет размер квот на привлечение гастарбайтеров в республику ниже аж в 30 раз – с 45 тысяч человек в 2007 году до 1,5 тысячи в 2013. В следующем году разрешения на въезд получат 1638 трудовых мигрантов. При этом работодатели республики заявляют о потребности в 10 тысячах гастарбайтеров. 

Граница на замке 

Правительство Бурятии относится к привлечению иностранной рабочей силы крайне жестко: республиканская миграционная политика направлена строго на снижение доли гастарбайтеров на рынке труда. Правительственная комиссия по миграционной политике, возглавляемая Александром Чепиком, при формировании квоты отдает приоритет иностранным работникам высокой квалификации, и то при условии, что эти специалисты отсутствуют на республиканском рынке труда и их невозможно подготовить в ближайший год.

При этом работодатели Бурятии проявляют в этом направлении завидную активность: в этом году от них поступили заявки на привлечение иностранной рабочей силы в общем количестве 8454 человека, 75 % из которых относятся к строительству. Цифра не удивляет, ведь жители республики чаще всего видят гастарбайтеров именно на стройках, а строительный бизнес на сегодня у нас в самом расцвете.

Однако в правительстве решили, что здесь можно обойтись и своими трудовыми ресурсами, и определили квоту на 1506 человек, из них 131 человек – из ближнего зарубежья и 1374 – из дальнего. Причем, в данном случае под дальним зарубежьем в 100 % случаях следует подразумевать Китай. Именно китайцы на сегодня самые востребованные рабочие на стройках Бурятии – их высокая производительность труда и низкие запросы по оплате - лакомый кусочек для любого работодателя.

За шесть месяцев этого года в Бурятию въехало чуть более половины от положенного квотой числа мигрантов: выдано 857 разрешений на работу иностранным гражданам и лицам без гражданства, или 57 % от общего количества утвержденной республиканской квоты. 

- Совокупная доля иностранной рабочей силы в численности экономически активного населения республики составляет 0,7 % и не является дестабилизирующим фактором регионального рынка труда. Большинство трудовых мигрантов были задействованы в строительстве – 62,4 %, в обрабатывающем производстве – 11,6 %, в сфере оптовой и розничной торговли и ремонта автотранспортных средств – 10,2 %, - сообщили «Номер Один» в комитете по труду министерства экономики Бурятии.

При этом из этих 857 разрешений, 813 было выдано гражданам Китая, 23 – жителям Украины, 18 – представителям Узбекистана и 2 гражданам Монголии.

Бизнес просит больше

Заявка на 2014 год еще более наглядно показывает разницу между потребностями работодателей в иностранной рабочей силе и предлагаемыми властью ограничениями. Всего на следующий год уже поступило 183 заявки на 10522 работника. Квота же выросла, но не намного: с полутора тысяч в 2013 году до 1638 человек в 2014. Соотношение «китайцы – остальные» сохраняется примерно на прежнем уровне: из ближнего зарубежья привлекают 326 человек, из Дальнего – 1312.

Что касается тех, кто находится на территории республики по разрешению на временное проживание, то их несколько больше, чем установлено квотой на иностранных работников – 2371 человек. За первое полугодие 2013 года такие разрешения получили 520 иностранных граждан. При этом квота на следующий год для тех, кто хочет получить такое разрешение, – 1100.

Сколько из них официально и неофициально работают на все тех же стройках – неизвестно. Однако даже эта лазейка не может особо повлиять на соотношение мигрантов к населению Бурятии и на потребность работодателей.

Ограничение на въезд мигрантов в Бурятию, по мнению правительства, должно решить проблему безработицы внутри республики. По мнению предпринимателей, эти меры тормозят развитие бизнеса. Для предприятий, трудящихся в строительной сфере, возможность сэкономить на рабочей силе, при этом сдать объект быстрее стала бы решением многих проблем. Другое дело, как потребители отзываются о качестве построенных, скажем, китайцами домов или отремонтированных узбеками квартир. Но по большому счету, отрицать необходимость иностранной рабочей силы нельзя. Вопрос стоит о грамотном соотношении потребностей работодателей и интересов республики. На сегодняшний день складывается ощущение, что организации, которым требуются иностранные работники, загнаны в тиски. С другой стороны, широко открывать двери для трудовых мигрантов тоже опасно – слишком мала конкурентоспособность местных работников по сравнению с гостями из ближнего и дальнего зарубежья. В любом случае сегодня вопрос регулирования трудовых миграционных потоков находится целиком в руках власти. А это значит, что бизнесу придется поднапрячься и работать с местными трудовыми ресурсами – по крайней мере, в ближайшие годы.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^