16.10.2013
В Сотниково интенсивно застраивается участок земли, который уйдет под воду
Несколько десятков свежих построек в поселке Сотниково могут признать незаконными. С соответствующим иском недавно обратилась в суд администрация поселения. Причина такого поворота событий в том, что находятся новые дома в затопляемой зоне, которая в ближайшие несколько лет может оказаться под водой.

Немного хронологии

В девяностые годы расположенное в поселке Сотниково сельскохозяйственное предприятие «Пригородное» стало раздавать своим работникам земельные паи. Всего таких паев было выдано около 640. Многие из них оказались в прибрежной зоне Селенги – на въезде в поселок недалеко от стелы. Эта местность находится достаточно низко по отношению к уровню воды, и, как говорят старожилы, в случае серьезного подъема уровня реки она всегда затапливается.

Эта земля была сельскохозяйственной, но люди, в чьей собственности оказались паи, стали искать способы, как получить возможность использовать их для постройки жилья. В 2010-2012 годах правительство республики неожиданно пошло этим гражданам навстречу. И начало массово переводить данные земли в категорию пригодных под индивидуальное жилищное строительство.

Вот уже три года эти участки продаются и застраиваются. Примечательно, что для строительства необходимо было соответствующее разрешение от местной поселковой администрации. Однако, по словам сотрудников администрации п. Сотниково, таких разрешений нет ни у кого из тех, кто возвел свое жилище на новом месте.

- Мы, понимая, что это затопляемая зона, таких разрешений не давали. Люди должны были предоставить проект, на такой проект практически никто не предоставил. Поэтому наши отказы в выдаче разрешений были вполне законны, - считает руководитель администрации сельского поселения Сотниковское Александр Савенков.

Более 100 участков оказались в потенциально опасной зоне. На многих из них сегодня уже находятся жилые дома, в которых постоянно проживают люди.

Научные прогнозы

Чтобы иметь хоть какое-то документальное подтверждение, а не основываться только на выводах старожилов, администрация поселения в конце 2012 года заказывает в Бурятском институте природопользования СО РАН исследование, целью которого стала оценка возможности затопления территории.

Примерно в то же время разрабатывается генеральный план поселка, в котором предусматривается строительство многокилометровой дамбы, назначение которой – защитить жителей поселка от затопления. Однако муниципальные власти относятся к этой инициативе достаточно скептически:
- Вы можете представить, какие деньги необходимы на строительство этой дамбы? И я не уверен, что она поможет – у нас грунтовые воды неглубоко. И после строительства дамбы вода при затоплении поднимется по обе стороны, - считает Александр Савенков.

С 2012 года стартовало активное строительство и перепродажа участков. Те, кто понимал, что участок находится в зоне риска, спешил избавиться от него как можно скорее, при этом часто цены специально занижались, чтобы привлечь покупателей. В итоге многие участки купили небогатые переселенцы из районов Бурятии.

Поскольку проектов по застройке местная администрация так и не увидела, нарезка и территориальное распределение участков происходили в стихийном режиме. На сегодня среди свежепостроенных домов часто нет даже технических проходов, которые необходимы, чтобы провести туда коммуникации.

К осени 2013 г. на территории, которая считается затопляемой, выросло несколько десятков домов. Примерно в это же время – в сентябре – пришел ответ из Института природопользования. Ответ заключался в следующем: «В случае крупного наводнения территория поймы около стелы на въезде в поселок Сотниково со стороны города Улан-Удэ будет полностью затоплена».

Администрация поселения, получив такой ответ, незамедлительно стала подавать исковые заявления в суд. На сегодняшний день таких заявлений подано восемь. Требование одно – признать строительство в указанной зоне незаконным. Если суд примет решение в пользу администрации, то иски будут снова поданы, но уже о вынесении представления о сносе построенных домов.

Необоснованный оптимизм

Большинство собственников опасных участков, узнав о том, что их земля находится в затопляемой зоне, решили с этой землей распрощаться и выставили ее на продажу. Другие, надеясь на благополучный исход, продолжали строить дома, как ни в чем не бывало. Третьи решили получить с этой земли максимальную выгоду. Доказательство тому – дома-близнецы, выстроенные в ряд на нескольких участках. Такие делаются, как правило, на продажу. При этом крайний из домов находится в нескольких метрах от берега, по которому видно, что он постоянно подмывается и регулярно обваливается.

Есть в этой местности и свои «дворцы» - двух-, трехэтажные коттеджи, построенные, по всей видимости, рисковыми, но состоятельными гражданами. Но большинство домиков вполне обычные, и даже вполне себе скромные. Живут в них люди, которым и переезжать-то, как правило, некуда. К известиям о том, что их дома могут признать незаконными, они уже как будто морально готовы и настроены биться до конца.

- Все ясно, все понятно, а жить-то где-то надо, - говорит Баир Чендоржиев, один из собственников участка в опасной местности, - у меня тем более четверо детей. За 200 тысяч мне недавно продали этот участок, примерно с месяц назад. Если признают, что здесь нельзя строить, я даже и не знаю, что буду делать. Меня не предупреждали ни о чем подобном, когда я покупал этот участок. Да и зачем им это надо? Сейчас здесь все знают про эту ситуацию, но настрой у всех оптимистичный, все надеются на хороший исход. Прекращать строительство я не собираюсь, мне деваться некуда.

Многие из живущих здесь перебрались из других районов республики, из поселков, где не хватает рабочих мест. Приехали в поисках достойного заработка. И участки эти купили на деньги, вырученные от продажи всего имущества в районе. Примерно такая история и у Сергея Брагинцева. Переехали они сюда недавно всей семьей, состоящей из жены, ее родителей и троих детей.

- Дом мы построили этим летом. Когда покупали землю, нам говорили, что на этой земле можно строить, - рассказывает Сергей.

Говоря о наводнении, Сергей, как и многие здесь живущие, уверен, что ничего подобного не случится. Среди аргументов – снижение уровня воды в Байкале и возможное строительство ГРЭС в Монголии, которое, по его мнению, «запрудит» Селенгу. На случай, если все же его жилище признают незаконным, у Сергея Брагинцева уже заготовлен сценарий:

- Что нам делать? Берем палатку и на площадь Советов с детьми. У нас такое положение. Вот мой тесть - он все продал у себя в районе. И теперь как ему быть? У нас не было выхода. Мы с женой из Мухоршибирского района, тесть с тещей – из Бичурского района. В деревне нет работы. И мы вынуждены переехать в город. У меня трое детей. Здесь есть работа и для моей жены и для меня. Мы переехали только из-за этого. Если бы мы сначала знали, что будет такая волокита, мы бы, наверное, не стали брать этот участок.

Уверенность жителей в том, что наводнения не будет, выглядит не совсем убедительно, особенно, когда узнаешь, что даже в этом году грунтовые воды в некоторых местах застраиваемой местности выходили на поверхность – и это при совсем небольшом повышении уровня воды в реке.

- После событий, которые произошли на Дальнем Востоке, ситуация стала еще острее, - рассказывает Александр Савенков. - И все мы находимся в таком положении, когда с нами может произойти подобная ситуация. Рядом река Селенга, рядом озеро Байкал. Поэтому от затопления мы не застрахованы. По научным прогнозам, существует цикличность наводнений. Они происходят примерно раз в 20 лет. Последнее наводнение было в начале 90-х. То есть может случиться так, что в ближайшие два года может прийти наводнение.

Между тем, участки в опасной местности все еще продаются, а люди продолжают строить дома. Скоро их количество начнет исчисляться сотнями, а значит, у властей всех уровней появится новая большая проблема.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^