15.11.2013
Бурятского чиновника погубила ретивость правоохранительных органов.
Александр Манзанов сидит в ИВС  ровно две недели. Первый шок прошёл у всех, однако по прошествии столь длительного времени внятной картины происходящего нет ни у кого. Даже Вячеслав Наговицын, который всегда одним из первых владеет полной информацией того, что происходит в республике, не уверен в исходе дела. На сегодняшней  пресс- конференции глава Бурятии осторожно  назвал ситуацию вокруг министерства "нехорошей", при этом он добавил, что министр может лишиться своей должности, если вина  последнего будет доказана, или дело закроют по нереабилитирующим обстоятельствам.  Таким образом, глава практически расписался в своём неведении, а такое бывает не часто.

Защищать или обвинять Манзанова в открытую сейчас  не решается никто, даже он сам. Корреспонденту "Новой Бурятии" Сергею Басаеву вчера удалось попасть в ИВС вместе с общественной наблюдательной комиссией по правам задержанных и арестованных, однако Александр Манзанов отказался  общаться с прессой.

Чтобы это значило?

Манзанов не хочет делать "резких движений" даже   в условиях  нынешнего "беспредела". Напомню, что ни малолетние дети, ни плохое здоровье и отсутствие общественной опасности, не повлияли на беспрецедентную для чиновников такого уровня в Бурятии меру пресечения.  Пара слов в своё оправдание, сформулированных линией защиты московских адвокатов, или хотя бы раскрытие системы выдачи субсидий с их "узкими местами", как сказал сегодня Наговицын, и положение дел было бы другим. Реакция на это помогла бы понять общую картину,  зачем  он был арестован,  что от него хотят и кто за всем этим стоит.  

Существует расхожее мнение, что молчание Манзанова выгодно самому Наговицыну и куратору экономического блока в правительстве Александру Чепику. Однако это не так. Системные ошибки или коррупция  не в самом значимом министерстве республики априори не могут привести к уголовным делам вышеуказанных лиц или к их отставке. Насколько я понимаю из формулировки уголовного дела, речь сейчас идёт именно об этом. То есть всё движение закручивается на Манзанове и дальше не пойдёт по любым раскладам. И судя по тону главы, министр сельского хозяйства останется один на один со своим делом. Поэтому  нежелание Манзанова общаться с прессой играет только против него.

Если  основной целью ареста  Виктора Павлова,   первого фигуранта этого уголовного дела, с которого  всё и началось, была "сдача" Манзанова, то не думаю. что прокуратура и ФСБ сегодня питают такие же надежды на республиканский топ- менеджмент. Это было бы глупо и слишком опасно. Дестабилизация  обстановки никому не приносит выгод, она бьёт по всем. Даже Иринчей Матханов, несмотря на свои амбиции, это понимает. Поэтому противостояние элит в данном конкретном случае  имеет лишь  опосредованный характер.

Есть в этом деле один очень существенный момент, который однако не имеет отношения ни к Манзанову, ни к министерству сельского хозяйства и даже не к правительству Бурятии. Нынешний скандал с субсидиями вскрыл в принципе обыденный для многих порядок.  Это не "узкие места", это система, поставленная на поток. Поддержка сельского хозяйства по всей стране приняла извращённые формы кормления мошенников. Деньги  в сельском хозяйстве  есть, результата нет, только видимость. На сегодня только под субсидии и госгарантии создаётся множество фермерских хозяйств, они осваивают средства, работают, по крайней мере в отчётах на бумаге это выглядит вдохновляюще. Но мы продолжаем есть парагвайское мясо и пить красноярское молоко. При этом искусственные фермерские хозяйства ни на йоту не решают проблему занятости на селе, слишком низкий процент в масштабах безработицы. Виноват ли в этом Манзанов? Вряд ли. У нас демократия, каждый может в любой момент времени присосаться к бюджету и подоить в зависимости от своих возможностей,  выиграть конкурс, построить школу, дорогу, музей,  правильно оформить документы, получить субсидию или госкредит. Система одобряет.

Вот так и Виктор Павлов. Правда он  поступал слишком опрометчиво, и попался. А за лёгкий для него исход, он продал  прокурору ничего не подозревающего Манзанова. В контексте негласно  объявленного в  России года против коррупции, это оказалось возможностью проявить себя и для прокурора и для нового начальника ФСБ.

Судя по тому как в последнее время  лихо закрывают чиновников, можно говорить о  том, что Манзанов просто попал под тренд. Только в ноябре текущего года  были арестованы чиновники в Самаре, Удмуртии, Ярославле, Дагестане. В конце октября был арестован высокопоставленный чиновник министерства сельского хозяйства Павел Столбов, возглавляющий  мелиорационный отдел. Вполне обыденными уже выглядят посадки чиновников Росалкогольрегулирования, департамента управления имущества Москвы и многих многих других.
Социальные комментарии Cackle
^