20.11.2013
Светлана Бадмаева пришла поработать в приют для домашних животных по доброй воле. Думала,  что два-три дня будет помогать защитникам животных, но осталась там на месяц. Своими впечатлениями она поделилась с «Номер один».
Экстремальный репортаж 

Сейчас в приюте, созданном председателем республиканского общества защиты животных в Бурятии Людмилой Левантуевой находится порядка 300  собак. Когда навстречу к тебе со всех сторон бегут сотни собак огромных размеров, а отступать тебе уже некуда – ощущения при этом, признаться, не самые приятные. Сквозь оглушительный лай еле слышны слова волонтера Светланы: «Не бойтесь, они ничего не сделают». Путь от ворот до домика, где собакам варят еду, показался вечностью. Стараясь, не размахивать руками и сумкой с фотоаппаратам иду в сопровождении гавкающей свиты. Успокаиваю себя тем, что если даже кто и укусит, то все собаки привитые и все будет хорошо. Утешение слабое, но надо же о чем-то было в сей нелегкий жизненный момент. Потом вспоминаю о том, что собаки чувствуют страх, и тут же принимаю беззаботный радостный вид. Мол, я тут гуляю. Тем временем, несколько особенно недовольных моим приходом особей почему-то норовят зайти за мою спину и преследуют меня с тыла. Светлана почему-то оказалась этим встревожена и сказав: «Давайте лучше я буду идти за вами» стала идти позади меня. Тревога нарастает. 

Собаки преследовали нас вплоть до самой сторожки, и не сразу успокоились, даже когда мы закрыли за собой двери. Но это для стороннего наблюдателя жители приюта – всего лишь свора страшных собак. Для работников приюта все совсем по-другому. 

Щенки коробками

Правда, работников то здесь как таковых почти нет. Всё хозяйство держится на плечах всего лишь трех человек: самой Левантуевой, Виктора Юрьевича и волонтера Елены. В крошечном домике живет и ежедневно работает бывший бомж, а сейчас верный помощник и правая рука защитницы животных, Виктор. Его задача – варить корм для животных. На моих глазах суровый немолодой уже мужчина молча варит что-то в огромном котле. Размешивать варево приходится огромной ложкой и двумя руками – занятие не из легких. Деликатесов здесь не бывает. Покупается пшеница, с помощью специального аппарата она измельчается, потом из нее варится каша с добавлением мясокостной муки. За один день расходуется один мешок пшеницы и 17 килограмм муки. Взрослые собаки едят эту пищу. Для щенков – это слишком грубая еда. Спасает иногда то, что молочный комбинат привозит в приют просроченную продукцию. В остальное время чем кормить щенков – неизвестно. Точно также как и непонятно, кто должен ухаживать за таким количеством малышей - только за последнюю неделю в приют подбросили 70 щенков! 

- Люди подбрасывают щенков коробками, оставляют их у ворот и убегают. Некоторые там и замерзают насмерть. Мы просим, чтобы люди не привозили щенков, потому что у нас итак их сейчас немало, мы еле-еле справляемся с ними, но народ все равно везет и везет. Доходит до того, что у нас спрашивают адрес, якобы для того, чтобы привезти нам в подарок корм для животных. Мы объясняем, где находимся и ждем корм, а нам взамен привозят и бросают  у ворот щенков, - рассказывает Светлана. 

Многих улан-удэнцев возмущает тот факт, что защитники животных зачастую отказываются принимать новых бездомных питомцев. По словам Светланы, отказываются они не по доброй воле: 

- Собак нужно привить, стерилизовать, кастрировать, содержать, кормить, ухаживать за ними. На это нет средств! Мы тратим свои пенсии, занимаем деньги у людей, но все равно денег нет.  Мы не можем спасти всех.

Исповедь волонтера 

У Светланы Цыреновны тоже когда-то была своя собака - стаффордширский терьер. После 11 лет жизни, домашний питомец заболел и умер. Женщина частенько подкармливала бездомных собак. Пока однажды не решилась даже лично поучаствовать в работе собачьего приюта. 

Увиденное там ее настолько потрясло, что она уже второй месяц не может уйти и снова оставить Левантуеву без помощи. Ремонт и утепление будок, кормежка, даже лечение и уколы и налаживать гипс волонтеры научились делать сами. Искалеченных животных в приют поступает немало. При этом никакой финансовой поддержки нет. 

- В 2012 году на отлов и стерилизацию животных было выделено порядка 15 млн. рублей, но защитники животных не получили ни рубля из этих средств! Куда были потрачены эти деньги и израсходовались ли по назначению – большой вопрос, - сомневается Светлана. 

Кастрация одного кобеля обходится в 500 рублей, суки – в 1000. Это цены с учетом скидки, которую готовы предоставлять ветеринары приюту. Но все равно это суммы неподъемные для общественной организации, которая существует за свет личных средств и пожертвований горожан. 

Приюту не хватает не только денег, но и просто мужских рук, помощи волонтеров, корма. Слава богу, у приюта есть несколько друзей в лице школ, торговых кампаний, которые помогают, чем могут. Например, гимназия 14 каждый год собирает по классам корм для животных, устраивает конкурсы среди ребят. Но пока таких друзей считанные  единицы.

Василиса Шишкина, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^