20.11.2013
В нашей республике много и часто говорят о детях. Призывают граждан приютить, усыновить, социализировать детей, оставшихся по разным причинам без родительской опеки. В газетах печатаются трогательные статьи, публикуются фотографии детей, которым нужны родители. Цель у всех этих мероприятий благородная - найти детям родителей. Вот только, как убедилась улан-удэнка Юлия, родителей находят, детей в семьи отдают, но вот за судьбой усыновленных детей следят не всегда.
Юлия случайно стала свидетелем того, как приемный родитель халатно относится к своим обязанностям. Так, жительница Тарбагатайского района Ольга Рябова (фамилия изменена), имея одного родного ребенка, решила взять в семью еще и приемного малыша. В детском доме ее выбор пал на одного мальчика. Когда воспитатели объяснили ей, что у ребенка есть два брата и разлучать их нельзя, Ольга решила взять сразу троих братьев себе на воспитание. Заключила договор с Агентством по делам семьи и детей, оформила документы и забрала ребятишек. Сначала большая семья (Ольга, ее муж, их сын и трое приемных детей) жили в собственном доме в одном из районов республики. Но недавно Ольга решила переехать в Улан-Удэ (муж и сын остались дома в районе). В качестве жилья ею был арендован ни много ни мало двухэтажный коттедж в пригороде. И вроде бы все хорошо, вот только, судя по тому, как женщина относится к приемным детям, говорить о том, что сироты наконец-то обрели дом и любящую семью, еще рано. 

Вернула беспутным родителям 

Начнем с того, что Ольга не считает зазорным время от времени отвозить детей их биологическим родителям, которых лишили родительских прав. Пока приемная мама бегает по городу, занимаясь своими делами, дети болтаются в доме, где «родители» устраивают пьянки, собирают сомнительных гостей. При этом привозятся дети, одетые как попало. Например, куртка надевается без свитера, сразу на футболку. Запасных вещей (колготок, белья и прочего) при детях также не оставляется. 

Но больше всего Юлию поразило то, что она увидела, придя в гости к Ольге. Неизвестно сколько стоит сейчас аренда коттеджа, но вот денег на организацию нормальных условий для ночлега детей у Ольги то ли не хватает, то ли нет желания этими вопросами вообще заниматься. Мальчики трех, пяти и шести лет спят на раскладушках. У них нет ни постельного белья, ни матрасов. Одеты ребята тоже кое-как. 

Из беседы со старшим из мальчиков, шестилетним Мишей, Юлия узнала, что кушают мальчики один раз в день. Приемная мама часто уезжает по делам, оставляя детей одних дома. Мальчики практически никогда не гуляют. 

Ни игрушек, ни книжек, ни канцтоваров Юля тоже в доме не заметила. Зато грибок, расползающийся по стенам, был виден невооруженным глазом. Кроме того, родная бабушка мальчиков (она не может забрать детей к себе, так как страдает неизлечимым заболеванием) рассказывает о том, что, когда приемная мать привозит детей к ней в гости, мальчики в первую очередь накидываются на еду и едят так, что их потом рвет. Один раз из-за этого даже пришлось вызывать «скорую». Кроме этого, сразу видно, что детьми никто не занимается. Шестилетний мальчик разговаривает на уровне трехлетнего ребенка. Ему нужен логопед, нужно пройти подготовку к школе. Детский сад дети не посещают. 

30 тысяч за детей 

При всем при этом сама Ольга достаточно ухоженная женщина, у нее есть свой автомобиль, и работает она в сфере сетевого маркетинга. Какой доход у Ольги, трудно сказать. Но, учитывая, что за троих детей она получает порядка 30 тысяч рублей (15 тысяч - зарплата за работу приемного родителя и примерно по 4,5 тысячи на содержание каждого ребенка), то понятно, что хотя бы самое необходимое для детей приобрести на эти средства теоретически возможно. Почему она этого не делает – вопрос другой. И, конечно, этими вопросами должны заниматься профессионалы, а не люди с улицы. Поэтому Юлия незамедлительно обратилась в Агентство по делам семьи и детей. 

Удивительно, но вопиющий сигнал о нарушении прав детей в агентстве не приняли молниеносно, не поблагодарили за предоставленную информацию, не побежали расследовать и проверять полученную информацию. Вообще никак на него не отреагировали. Целую неделю Юлия звонила по телефонам агентства, ее перенаправляли с одного номера на другой, она снова и снова рассказывала одну и ту же историю. В конце концов, ей пообещали перезвонить в понедельник. Однако в конце рабочего дня, так и не дождавшись звонка, Юлия решила обратиться к журналисту. 

- Я начала звонить в агентство еще с прошлого понедельника. Сначала обратилась в приемную. Уточнила у секретаря, достаточно ли устного обращения, или нужно что-то писать. Девушка заверила меня, что устного обращения вполне достаточно. Потом меня попросили перезвонить специалисту Савченко. Потом оказалось, что этот специалист не занимается вопросами жизнеустройства, и меня перенаправили в другой отдел к другому специалисту. Этого специалиста я тоже не могла застать на рабочем месте. Потом мне сказали, что мне перезвонят сами в понедельник в обед, но снова тишина. Итого у меня ушла на эти звонки целая неделя, но по сей день мне никто не перезвонил, и вопрос по детям никак даже не начал решаться! – возмущается Юлия. 

Помимо агентства по делам семьи и детей, Юлия обращалась к уполномоченному по правам ребенка в республике. В приемной женщине разъяснили, что ей необходимо было оформить свое обращение в агентство в письменной форме. Сами заниматься данным вопросом в аппарате уполномоченного также отказались, посоветовав сначала подождать реакцию со стороны агентства. 

- Мне посоветовали, что только в случае бездействия агентства мне нужно вновь обратиться к омбудсмену Татьяне Вежевич и исключительно в письменной форме изложить суть проблемы, - рассказывает Юлия. 

Работа от испуга 

За комментариями журналист «Номер один» обратилась в Агентство по делам семьи и детей. Секретарь, услышав о просьбе прокомментировать такой факт, сразу начала нас куда-то переключать. Однако после нескольких минут молчания в трубке выяснилось, что нужного специалиста опять-таки нет, он на совещании. Нас попросили перезвонить позже. Но журналист оказался более настойчивым, чем бы этого хотелось секретарю. На конкретный вопрос, почему сигнал до сей поры не принят, мы получили вот такой сбивчивый ответ:

- По поводу этой семьи к нам обращались на той неделе. Специалисты сделают выезд, после чего свяжутся с ней. Моя задача - передать информацию руководителю, руководитель должен был дать соответствующее поручение дальше по звеньям, - резюмировала секретарь агентства. 

Вот только в этой красивой версии можно легко усомниться. Ведь живет приемная мама с детьми в съемном жилье, куда переехала недавно. Точного адреса Юлия никому так и не успела сообщить. Как руководитель и его «звенья» решили это сделать – загадка. Ведь адрес нового места проживания детей им неизвестен. 

Зато вполне понятными стали далее разворачивающиеся события. Буквально спустя три минуты после нашей беседы Юлии позвонили из агентства. На этот раз женщину и выслушали, и пообещали всячески посодействовать. И очень-очень благодарили за неравнодушие. И между делом, попросили, чтобы газета в это дело никак не вмешивалась. 

- Для себя я поняла одно. По моему мнению, чиновникам агентства наплевать на детей и их проблемы. Они начинают рьяно работать только из-за боязни огласки, только когда есть риск, что их накажут за бездействие. Страшно подумать, а если были и другие подобные сигналы, и агентство их точно так же проигнорировало? 

Василиса Шишкина, «Номер один». 
Социальные комментарии Cackle
^