20.11.2013
Арест министра сельского хозяйства Бурятии продолжает оставаться главной политической темой для разговоров в нашей республике. Пока у общественности вопросов значительно больше, чем ответов. Александр Манзанов рассказал нашей газете свою версию событий, которая, как нам кажется, некоторым образом проясняет происходящее.

- Вас обвиняют в том, что Вы лично приказали выделить субсидии фирме «Сибирский огород» за то, что она якобы реконструировала унэгэтэйскую систему мелиорации. В чем заключалось Ваше участие в этом скандальном деле?

- Ни в чем. Никаких отдельных и личных распоряжений по выделению субсидий в данном случае я не отдавал. Все происходило согласно положенным процедурам, все документы были в порядке, формально министерство не имело оснований отказать в выделении этой субсидии. И никаких устных распоряжений и указаний на этот счет я никому не давал. Не было у меня никакой заинтересованности вмешиваться в работу людей, в чьи обязанности входило решение этого вопроса. Сейчас даже следствие не пытается меня обвинять в том, что я в выделении субсидий «Сибирскому огороду» имел какую-то корысть, себе забрал, как-то присвоил эти деньги. Или еще что-то такое. Пишут, что я таким образом хотел «повысить показатели работы». Это просто смешно…

- Но свидетель Зайцев в своих показаниях утверждает, он знал, что никаких работ на самом деле фирма не произвела, и не хотел ставить свою подпись. Поставил ее только потому, что Вы ему приказали, потому что боялся потерять работу.

- Может, кому-то со стороны и может показаться, что Зайцев мог настолько бояться за место, но те, кто знают ситуацию, в это не поверят. Зайцев - бывший сотрудник МВД, юрист, знает, как вывести себя из-под удара в случае, если начальник отдает ему незаконный приказ. Есть соответствующая процедура, нужно письменно уведомить вышестоящее руководство о своем несогласии с приказом и так далее. Кроме того, он на тот момент был зятем руководителя администрации главы Бурятии. Вы думаете, что такой человек с такими родственными связями молча согласился бы поставить свою подпись на таком опасном для него лично документе?

- Зачем же он обвиняет Вас?

- Он являлся ответственным за выделение этих субсидий, именно он должен был все проверять и перепроверять. В этом и заключалась его работа. И если он ставит подпись, он за нее и отвечает. В данном случае произошло мошенничество, никаких работ, подлежащих субсидированию, проведено не было. Зайцев или не проверил на месте, выполнены ли работы, или каким-то образом сам замешан. Вот следователи и начали задавать ему вопросы. Подозреваю, что в итоге ему было сделано предложение, от которого он не смог отказаться. А именно, указать на меня, что я ему приказал поставить подпись. Взамен ему пообещали, что он выйдет сухим из воды.

- Почему Вы думаете, что имела место сделка?

- Потому что даже если я и отдавал ему незаконный приказ, в чем меня сейчас обвиняют, он все равно должен нести уголовную ответственность. В выдуманной следователями схеме преступления я и он - мы оба - должны были бы нести уголовную ответственность. Он как непосредственный преступник, я - как подстрекатель. Но арестован только я, а Зайцев проходит по делу лишь как свидетель. Он, как ему, видимо, и было обещано, теперь как бы ни при чем.

- Ваш арест следствие обосновало тем, что Вы угрожали свидетелям. Как Вы прокомментируете этот факт?

- А кто эти свидетели? Вы знаете? Один из них сам осужден по статье «Мошенничество», второй – Зайцев - показал себя не очень хорошим сотрудником и в этом году не прошел аттестацию. Ему было предложено уволиться по собственному. В связи с этим у него могут быть ко мне претензии какие-то личные. Следователи почему-то приняли во внимание голословные утверждения этих людей, что я им угрожаю. Ведь их слова ничем не подтверждены, ни каких-то распечаток звонков, ни записей разговоров, ни более ранних заявлений о том, что они опасаются за свою жизнь. Просто два одинаковых, вплоть до запятых, заявления, появившихся в день моего ареста. А многочисленные доводы, опровергающие наличие угроз с моей стороны, никто во внимание не принял. Все это дает мне основание предполагать, что это не просто рвение некоторых представителей правоохранительных органов прославиться на громком «коррупционном» деле. Здесь есть и политические мотивы.

- Какие?

- Впереди выборы в горсовет Улан-Удэ. И кому-то, видимо, очень хочется, чтобы республиканская власть была дискредитирована накануне этих выборов.

 Беседовал Артем Самсонов, «Номер один».


Справка: Что нагородил «Сибирский огород»

В 2011 году неизвестная ранее фирма «Сибирский огород» подала заявку для участия в программе возмещения части затрат на строительно-монтажные и пусконаладочные работы по реконструкции мелиоративных систем в Республике Бурятия. 

Фирма заявляла, что за свой счет произвела реконструкцию Унэгэтэйской мелиоративной системы, обеспечивающей водой сельскохозяйственные угодья Заиграевского района из реки Курба. Свои затраты фирма оценила в несколько десятков миллионов рублей, из которых свыше 20 миллионов рассчитывала получить обратно от государства по программе развития агропромышленного комплекса Бурятии. Министерство сельского хозяйства – как распорядитель субсидий - с документами «Сибирского огорода» согласилось и вынесло решение – деньги выделить. 

В действительности, как потом показали многочисленные проверки, никаких работ «Сибирский огород» не проводил, все они существовали лишь на бумаге. А полученные от государства деньги ушли в неизвестном направлении. В 2012 году было возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество». А в 2013 один из учредителей фирмы «Сибирский огород» (и бывший сотрудник министерства сельского хозяйства) Виктор Павлов был признан виновным в этом преступлении и приговорен к 4 годам лишения свободы условно. 

Сейчас следствие пытается доказать, что решение о выплате субсидии «Сибирскому огороду» принимал лично Александр Манзанов, он в устной форме якобы отдал распоряжение подчиненным подписать все документы и перечислить денежные средства мошеннической фирме.

Социальные комментарии Cackle
^