27.11.2013
Примерно год назад в Бурятии произошел передел нефритовой отрасли. Тогда прозвучало много обещаний, сводящихся к тому, что будет наведен порядок: нефрит перестанет уходить вагонами за границу в виде сырца, криминала станет меньше, а экономика республики вырастет. Сегодня появляются первые цифры, по которым можно судить о том, насколько успешно эти заверения воплощаются в жизнь.
Немного предыстории

Прошел год после перекраивания нефритовой отрасли Бурятии, которое наделало шума на всю Россию. «Маски-шоу» и обыски с автоматами в «Дылаче», внезапный приход нового игрока в лице «Руссой нефритовой компании» тогда объяснялись чрезмерно высокой криминализацией отрасли и не самой высокой эффективностью в области добычи нефрита. При этом руководство «РНК» – нового хозяина нефрита – заверяло, что теперь под их крылом отрасль «расцветет» и станет едва ли не локомотивом бурятской экономики.

- К сожалению, вынужден констатировать, что у нас практически отсутствует цивилизованный рынок нефрита. Сейчас, фактически, происходит разграбление ресурсов республики. Обратите внимание: почти все сообщения из Бурятии, связанные с этим камнем, касаются либо контрабанды нашего природного достояния, либо каких-либо спецопераций правоохранительных органов по пресечению этой контрабанды, а также поимки нелегальных копателей, - рассказывал в прошлом году Виктор Петров, исполнительный директор «РНК».

Также упор делался на рост объемов незаконно добытого нефрита, количества правонарушений в этой сфере. И со всеми этими проблемами «РНК» собиралась бороться по мере своих возможностей.

- Есть такая статистика: в 2010-2011 годах правоохранители из незаконного оборота изъяли 24 тонны нефрита, а за первые три месяца этого года – уже 16 тонн. На сегодняшний день этот показатель снова вырос. Кроме того, становится все больше грабежей, разбойных нападений на участки – уголовных преступлений, - рассказывал тогда Виктор Петров.

Каковы же на сегодняшний день результаты работы нефритовой отрасли под новым крылом?

Борьба обостряется 

Что касается криминогенной обстановки вокруг нефритовой отрасли, судя по официальной статистике, лучше она не стала. За 10 месяцев этого года сотрудниками органов внутренних дел было выявлено больше правонарушений, чем за весь 2012 год. Всего 39. Тогда как по итогам прошлого года их насчитывалось 35.

Если говорить об объемах нефрита, изъятого из незаконного оборота за 10 месяцев этого года, то цифры по сравнению с таким же периодом прошлого года выросли более чем в полтора раза. Если с января по октябрь 2012 года было изъято 46 тонн нефрита, то в этом году за тот же период - уже 73 тонны. По фактам незаконной добычи возбуждено уже 12 уголовных дел. В прошлом году за тот же период их насчитывалось всего восемь.

При этом МВД по Бурятии постоянно усиливает контроль за нефритом. Например, в этом году создано два круглосуточных оперативных поста полиции в местах, где вероятность незаконных действий с нефритом наиболее высока – Тункинском и Баунтовском районах.

- За истекший период (с июля по октябрь 2013 года) сотрудниками указанных постов было проверено более пяти тысяч единиц транспорта, составлено свыше 400 протоколов по линии ГИБДД, выявлено 19 фактов незаконной перевозки нефрита, изъято более 14 тонн незаконно добытого нефрита, - сообщили «Номер один» в МВД по Бурятии.

Вопросы к законодателям

При этом в министерстве внутренних дел считают, что для того чтобы нормализовать обстановку в нефритовой отрасли, необходимые серьезные изменения и со стороны законодательной власти, и со стороны исполнительной.

- Мы через правительство, через прокуратуру пытаемся выйти на изменения в законодательстве, которые помогут более эффективно бороться с правонарушениями в этой области, - рассказал «Номер один» заместитель начальника полиции по оперативной работе, полковник полиции Валерий Калганов. - Это, в первую очередь, введение уголовной ответственности за подобные деяния. Тех мер, которые принимаются сегодня в административном порядке, недостаточно.

В нынешнем законодательстве нефрит не является драгоценным камнем, поэтому для нарушителей законодательства действуют не самые строгие карающие нормы. Разговоры о том, чтобы причислить нефрит хотя бы к полудрагоценным камням, идут уже давно, но пока что такая инициатива остается лишь намерением.

Кроме этого, в МВД уверены, что одной из главных причин высокой криминогенной обстановки в области добычи и оборота нефрита являются бесхозные месторождения.

- Когда у месторождения есть хозяин, то у черных копателей не будет возможности заниматься незаконной добычей нефрита, - уверен Валерий Калганов, - ведь каждая компания, которая берется разрабатывать месторождения, берет на себя и обязанности по его охране.

Ну а пока те, кто жаждет поживиться за счет редкого камня, продолжают нарушать закон. При этом с наступлением зимы активность таких нарушителей резко возросла. Ведь когда замерзают реки, у черных копателей появляется гораздо больше возможностей для того, чтобы обойти посты полиции.

Чтобы бороться с этим явлением, необходимо, как минимум, вертолетное подразделение. Как сообщают в МВД, в этом году такого в Бурятии не появится. Однако, во-первых, власти договорились о том, чтобы территорию республики обслуживали вертолеты Забайкальского края. Во-вторых, есть вероятность, что первые подвижки в создании в Бурятии вертолетного подразделения появятся уже в следующем году.

А суть все та же

Между тем, если говорить об экспорте нефрита за границу, его объемы, по мнению многих, должны были заметно упасть с приходом «РНК». Ведь именно «Дылача» «сливала» тонны нефрита за границу. Если же взглянуть на статистику экспорта, то картинка получается ровно противоположной: за 10 месяцев этого года нефрита вывезено в 2,5 раза больше, чем за тот же период прошлого года.

Если быть точным, то с января по октябрь этого года было вывезено 319,8 тонны нефрита на сумму 7,9 миллиона долларов. В противовес цифры прошлого года – 130,5 тонны на 2,5 миллиона долларов. Нам не удалось выяснить, какой конкретно экспортер так резко нарастил объемы экспорта. Но понятно, что эта организация является главным выгодоприобретателем истории с «разгромом» Далычи.

Все это говорит о том, что после «нефритового переворота» действительно произошли большие перемены. Нефрит уходит за границу в гораздо больших количествах. Причем непонятно, то ли физические объемы добычи резко выросли, то ли экспорт стал более прозрачным.

Между тем, еще до событий в «Дылаче» власти говорили о том, что продажа не обработанного нефрита за границу – одна из главных проблем отрасли. И решать ее нужно путем создания в республике обрабатывающего производства. Об этом же говорили чуть позже и представители «РНК», когда заходили на рынок.

- В перспективе нужно создавать в Бурятии полноценную переработку нефрита. Это позволит повысить финансовую отдачу от экспорта камня, создать новые рабочие места, изменить культуру и оплату труда в отрасли в лучшую сторону, - говорил тогда Виктор Петров.

На сегодняшний день видимых подвижек в этом направлении нет. Суть нефритовой отрасли в республике сохранилась: все добытые объемы попросту вывозятся за границу.
В общем, первые видимые результаты работы нефритовой отрасли под новыми хозяевами не такие уж и радостные. Хотя некоторые сдвиги все же имеются, кардинальных перемен в лучшую сторону, судя по всему, так и не произошло. Фактически у бурятского нефрита просто сменился хозяин на более осторожного и более государственного. Впрочем, один год – не самый большой срок, и, возможно, еще слишком рано ждать существенных положительных результатов.

Владимир Пашинюк, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^