10.12.2013
За достаточно короткий срок с Селенгинского ЦКК были выведены оборотные средства. При этом кредитование предприятия зашкалило: на сегодня завод не смог справиться с долгами и остановил производство. Причины такой политики туманны, но жители поселка и власти республики всеми силами пытаются повлиять на ситуацию. Кому же выгодно банкротство завода и чем это угрожает жителям Селенгинска?
Докричаться через митинг

Состояние Селенгинского ЦКК, находящегося на грани банкротства, не на шутку напугало не только жителей поселка, но и общественность и даже власти республики. Проходивший 7 декабря митинг в поселке Селенгинск, где собралось более двух тысяч человек, привлек внимание к проблеме, но, к сожалению, не слишком приблизил к ее решению.

Среди выступающих на митинге, как и было обещано, находился министр промышленности и торговли Александр Гребенщиков, представляющий правительство республики. Были и общественники, и депутаты, и районные власти, и руководство завода. Не обошлось и без легкого столкновения политических сил. 

На фоне юношей в синих накидках с надписью «Единая Россия» красовался красный флаг с портретом Ленина, а со сцены в ходе митинга прозвучал голос лидера бурятских коммунистов – Вячеслава Мархаева, а чуть позже – уже из других уст – истории о том, как функционеры партии власти в свое время боролись за благополучие района.

На митинге большую часть времени выступающие ставили проблему и пытались найти виноватых. Поиск решения как-то отодвинулся на второй план, и на эту тему говорили коротко и немного. Возможно, потому, что сказать-то особо и нечего. Единственные меры, которые будут предприниматься в ближайшее время, – это письмо к Путину от жителей поселка Селенгинск и поездка министра промышленности Бурятии в Москву, где он постарается договориться с собственниками завода.

- Мы хотим, чтобы собственник либо сам направил туда финансовый поток, либо дал добро на то, чтобы управляющие этим комбинатом приняли деньги на реализацию мероприятий по выходу из кризиса. То есть пока два варианта, - считает Александр Гребенщиков.

Правда, есть еще вариант номер три – это банкротство предприятия. И он будет реализован в том случае, если предыдущие два не сработают. В этом случае тысячи жителей поселка останутся без работы, экономика поселка, которая во многом живет за счет завода, сильно «похудеет», как, впрочем, и социальная сфера. Кроме прочего, властям придется предпринимать срочные меры по отоплению поселка, ведь единственная котельная, которая сейчас обогревает Селенгинск, тоже принадлежит заводу.

Отсюда и волнения жителей, власти и общественности. Старейшие работники комбината на митинге вспоминали военные годы, когда, несмотря на разруху и голод, заводы продолжали работать, и удивлялись, что такие события происходят в мирное время. Депутат Госдумы Вячеслав Мархаев в своей эмоциональной речи вспоминал Ленина, социализм и скандировал: «Враг будет разбит, победа будет за нами!». С плакатов кричали лозунги, вроде «Пикалево, Енисейский ЦБК, Кондровская бумажная компания, Байкальский ЦБК – Селенгинский ЦКК следующий?» или «Дерипаску к ответу! Сократим директорат, прибавим зарплату!». 

Все участники митинга сошлись в одном – завод нужно сохранить. Проблема масштабная для нашего уровня, но на сегодня вопрос состоит в том, насколько масштабной она покажется собственникам предприятия. Впрочем, у последних, судя по всему, есть свое видение ситуации. И усугубляет проблему то, что видение это строится на законах бизнеса, которые, как мы знаем из новейшей истории, редко щадят интересы простых жителей.

Капитан покидает корабль

Директор завода Владимир Большаков петицию Путину подписывать не стал. Более того, недавно он заявил, что увольняется с завода. По его словам, это связано с тем, что его видение вывода завода из кризиса отличается от того, которое насаждают власти и общественность. Проблемой свое увольнение он не считает, хотя со сцены иногда некоторые выступающие бросали фразы вроде «Мне жаль, что директор завода вас бросил!».

- То, что есть я или нет меня – это дело десятое, - считает Владимир Большаков. - Да, я увольняюсь. Есть много разных причин, комментировать их сложно. У меня есть собственная позиция. Она может быть отличной от чьей-то другой. Поэтому я принял для себя решение уволиться. Хоть однопартийцы из «Единой России» и клеймят меня позором: «Сдай билет!». Но так сложилась ситуация, что мне надо увольняться. 

Пеняет уже почти бывший глава предприятия на то, что с завода уходят работники, которые востребованы в первую очередь. Процесс этот, по его мнению, нужно остановить. Что же касается судьбы комбината, то директор уверен, что придет новый эффективный менеджер, который справится с ситуацией.

- Сейчас есть все условия для того, чтобы комбинат работал. Возможности у предприятия есть, конкуренты с сибирского рынка уходят. Братск ограничил выпуск своей продукции, все мы знаем печальную историю с Байкальском. Лесопоставщики могут перенаправить к нам свои ресурсы. Не хватает только оборотных средств, которые на данный момент надо привлечь, - рассказывает господин Большаков.

Сегодня, по его словам, комбинат держится за счет поставщиков и потребителей, которые по мере возможности кредитуют предприятие. Причем, он считает, что это – единственный путь, чтобы реанимировать комбинат.

В любом случае завод теперь остался не только без оборотных средств, но и без руководства, что в данной ситуации может быть если не смертельно, то, как минимум, ощутимо. Другой вопрос – кто согласится возглавить предприятие, оказавшееся на грани банкротства.

Опыт протеста

Между тем, жители Селенгинска далеко не в первый раз выходят на улицы. Правда, раньше причины для этого были менее глобальны. В прошлом году митинги и забастовки были посвящены новому графику работы, который навязали федеральные собственники. На фоне сегодняшних событий – пустяк, однако волнения были нешуточные.

Тогда достаточно остро встал вопрос о профкоме завода, который, по словам работников, вместо того, чтобы защищать их интересы, никак не реагировал на ситуацию. После этого был создан независимый профком, а старому был объявлен вотум недоверия.

В этот раз тоже не обошлось без критики профсоюза, которая, правда, звучала в основном из уст Вячеслава Мархаева. Он обвинил орган, чья обязанность – защищать интересы рабочих, в бездействии. 

Кстати, тогда работники добились своего. Прежний график работы был возвращен, а после этого они потребовали еще и повышения зарплаты. Впрочем, собственники выполнили и это требование. В нынешней ситуации ожидать такой реакции – значит быть стопроцентным оптимистом. Сегодня на кону уже не трудовые вопросы, а интересы конкретных бизнес-структур. Вряд ли в Москве не знают, что происходит с заводом. И тем более, вряд ли эти процессы идут без участия самого собственника.

Суровая бизнес-реальность

Для многих все еще остается загадкой, что же на самом деле происходит на заводе? Почему собственник вывел все оборотные средства с завода и зачем загнал его в долги? И вообще, кто этот таинственный собственник?

Проследим цепочку: Селенгинский ЦКК принадлежит лесопромышленной компании «Континенталь Менеджмент». Она, в свою очередь, является составной частью группы компаний «Базовый элемент». Последняя входит в состав промышленной империи Олега Дерипаски, частенько бывающего на вершине списка «Форбс».

В составе «Континенталь Менеджмент» немало заводов и фабрик, занимающихся целлюлозно-картонным производством. И Селенгинский завод – не единственный, где происходят печальные события. Енисейский ЦБК этой же осенью оказался на грани банкротства, причем там этой процедуры избежать не удалось. Что же происходит с бумажными заводами Дерипаски?

Один из возможных вариантов – это сокращения числа предприятий. То есть, когда несколько фабрик занимаются одним и тем же производством и при этом они показывают, по мнению собственника, не лучшие результаты, наиболее выгодный для него выход – закрыть часть заводов, а их производственные мощности переместить на оставшиеся.

В итоге вместо кучи мелких заводов появится несколько крупных. Здесь уже работают другие правила. Чем крупнее предприятие, тем сильнее оно может притеснять конкурентов, тем выше его влияние на ценовую политику рынка.

Выгода от такого маневра очевидна, а в масштабе всей страны такие передвижения не особо заметны. Судьба же поселка где-то на периферии в таких случаях олигарха волнует мало.

Впрочем, это всего лишь один из вариантов объяснения ситуации. Что происходит на самом деле в этой отрасли и чем руководствуются федеральные бизнес-структуры, откровенно уничтожая комбинат, покажет время.

Владимир Пашинюк, "Номер один".
Фото А. Огородник
Социальные комментарии Cackle
^