18.12.2013
Образование ведут к рыночным отношениям, Бурятия в числе первых
Куда идет российское образование, зачем в школах вводят рыночные механизмы и к чему ведет конкуренция среди учителей, об этом мы поговорили с учителями бурятских школ и депутатом Народного Хурала Екатериной Цыреновой. 

Суперучителя 

Пока статья готовилась, чиновники Министерства образования России нашли, чем еще обрадовать школьных педагогов. Было объявлено, что в 2015 году учителя будут работать по новым стандартам, и каждый из них должен соответствовать определенным требованиям. Так, все учителя должны знать иностранный язык, уметь пользоваться социальными сетями, преподавать детям мигрантов и детям с ограниченными возможностями.

По словам министра образования России Дмитрия Ливанова, документ отвечает всем требованиям, которые «предъявляет общество профессии учителя»: «Мы с большим удовлетворением можем сказать, что стандарт состоялся, он готов и заработает как нормативный документ уже с 1 января 2015 года», - сказал министр. 

На это уже последовала негативная реакция со стороны учительского сообщества, которые объявили, что новым требованиям соответствует не более десяти процентов учителей. Тем не менее применение новых стандартов в пилотном варианте должно начаться уже в следующем году. Учитывая же необъяснимую любовь бурятского министерства образования к забеганию вперед, готовности первыми перенимать все новое, можно опасаться, что именно Бурятия войдет в число экспериментальных регионов.

НСОТ наоборот 

Этот учительский стандарт был введен в рамках образовательной реформы, по которой мы последние десять лет пытаемся перейти на англосаксонскую систему, перенимая, в частности, американскую методику преподавания. Причем, не самую лучшую, по признанию самих учителей. Основная цель реформ, которая декларируется, – формирование конкурентоспособного выпускника. Но достигаем ли мы целей, либо наоборот, откатываемся назад, вопрос открытый.

Одним из главных изменений стало введение новой системы оплаты труда - НСОТ, при которой в учительский лексикон прочно вошли такие понятия, как «подушевое финансирование», «эффективный контракт» и т.д. К слову, до сих пор некоторые регионы страны не перешли на новую систему оплаты труда. Поспешность нашей республики объясняется тем, что Бурятия вошла в число т.н. пилотно-экспериментальных регионов, где новые стандарты апробировались, выявлялись все их достоинства и недостатки. 

Суть реформы сводится к тому, что зарплата разделяется на базовую часть, которую получают все, и стимулирующую. «Для получения стимулирующей части зарплаты учитель должен заполнять такое громадное количество бумаг, что ему некогда заниматься учеником. А раз у него нет времени работать с учеником, то какой разговор может идти о качестве образования? Снижение качества образования по всему видно», - сказала депутат Хурала, проректор ВСГУТУ Екатерина Цыренова. Получается, что новая система, наоборот, вместо улучшения качества образования приводит к его снижению.

Кадровый голод 

«Из-за разделения зарплаты на базовую и стимулирующую части многие учителя, особенно молодые, получают очень мало», - говорит она. Это приводит к тому, что молодые учителя не приходят работать в школы на смену уходящим на пенсию, и школа остается без педагогов.

По словам самих учителей, по школам вообще дана установка, чтобы новых преподавателей не брали, а освобождающиеся часы распределяли по оставшимся учителям. Поэтому сегодня нетрудно найти школы, в которых физику преподает учитель информатики, а иностранный язык – учитель начальных классов, что, естественно, снижает качество образования.

Столь желаемая инициаторами закона конкуренция между учителями в деревенской школе не может появиться в принципе, потому что за школьной дверью нет очереди на место увольняющихся или уходящих на пенсию учителей. «Скамейки запасных учителей нет не только в малых селах, ее в городах даже не становится. Если раньше был громадный резерв учителей, то сегодня такого нет», - говорит Екатерина Цыренова. По мнению самих учителей, кадровый голод в Бурятии ожидается уже в течение ближайших пяти-шести лет.

Сегодня, по мнению депутата, никто не говорит о защите прав учителя. К тому же, искусственное стимулирование конкуренции между учителями ведет к тому, что крепко спаянный когда-то коллектив исчезает, возникают подозрительность, различные этические проблемы. 

Школа как бизнес 

Но главный итог реформы в том, что государство уходит из школы, констатирует Екатерина Цыренова. «Меня всегда удивляет, что по уровням власти идет вертикаль, и вдруг, когда дело касается школы, школам дается выбор, в соответствии с госстандартом. На самом деле государство из школы исчезает, потому что директор школы, педсовет выбирают те предметы, по которым им удобнее и выгоднее сдать ЕГЭ. Никто не выбирает физику или химию, потому что они являются сложными для сдачи», - считает депутат.

Вслед за этим стоит ожидать появления платных предметов, от которого до платного образования уже рукой подать. «Надо смотреть в бюджет, сколько у нас будет бесплатных предметов. Да, в законе об образовании прописано бесплатное образование, но там же идут выборы базовых дисциплин, которые будут бесплатными. А все остальное будет платным», - сказала она.

Превращая школы в автономные учреждения и давая большую самостоятельность, власти сами стимулируют введение платных дисциплин. Словно подтверждая слова депутата, на прошлой неделе президент страны Владимир Путин заявил, что зарплаты учителей должны обеспечиваться не только за счет бюджета. По его словам, в этом деле должны участвовать некоммерческие организации и «социально-ориентированный бизнес». 

Услуга или общественное благо? 

По мнению учителей, в Бурятии перспективу прихода бизнеса в школу трудно представить. Также считает и Екатерина Цыренова: «Это невозможно. Где прописан механизм? Может, какие-то налоговые льготы, но об этом не говорится. А так, почему бизнес должен становиться социально-ответственным?». 

Вслед за приходом рынка в образование произойдет дифференциация учеников, считает она. Дети богатых родителей пойдут учиться в элитарные школы, дающие действительно качественное образование, тогда как всем остальным придется довольствоваться простой государственной школой, за дополнительные «услуги» которой нужно доплачивать. Что окончательно похоронит еще советский принцип всеобуча.

Поэтому бюджетные учреждения не должны превращаться в организации, в этом сходятся все специалисты. «Мы нарушаем Конституцию, ставя школы на уровень обыкновенных коммерческих предприятий, предоставляющих услуги», - говорит депутат. Между тем, именно этим словом – услуги - госслужащие сегодня называют процесс обучения.

«Когда мы говорим об образовании, здравоохранении и культуре, мы должны говорить не об услугах, - считает Екатерина Цыренова. - Это должно быть общественное благо. А общественное благо должно оплачивать государство. Но сегодня государство сбрасывает со своих плеч все эти затраты». Качество образования, по ее мнению, может быть только тогда, когда будет четкое государственное регулирование в системе образования.

Владимир Бадмаев, «Номер один».
^