18.12.2013
Разрешение ситуации на Селенгинском ЦКК станет для Вячеслава Наговицына или блестящей экономической победой, или грандиозным провалом, в зависимости от конечного результата.
Проблема Селенгинского ЦКК крайне волнует республиканскую власть. Настолько волнует, что глава республики вступает в публичный конфликт с одним из крупнейших олигархов страны – Олегом Дерипаской. Глава Бурятии обещает, что если в ближайшее время от головной компании предприятия не будет четкого плана по спасению завода, процедура банкротства неизбежна.

Три дня, чтобы одуматься

О том, что в случае отсутствия обратной связи с собственником завода будет введена процедура банкротства, глава республики Вячеслав Наговицын заявил во время пресс-подхода 13 декабря.

- Десятого декабря прошло совещание в Министерстве промышленности России. Направлено письмо от Министерства промышленности на имя собственника комбината о том, чтобы в течение трех дней он изложил свое видение о выводе Селенгинского ЦКК из кризисной ситуации. В случае если собственник в течение трех дней не отреагирует, принимается решение о финансовом оздоровлении. Это арбитражная процедура. В данном случае менеджмент уже обязан в рамках финансового наблюдения представить эти документы. Если же он их не представляет, то арбитражный суд вводит процедуру внешнего управления. Тогда уже собственник отстраняется совсем. И вводится конкурсный управляющий, который начинает все эти процедуры, - рассказал глава республики.

Срок, который установили собственнику, истек еще 14 декабря, но ответа, по всей видимости, так и не поступило. Теперь, если верить обещаниям Наговицына, должна быть введена процедура банкротства предприятия.

Правда, ввести эту процедуру за один день вряд ли получится. Во-первых, по закону инициировать банкротство глава Бурятии не может. Это могут сделать кредиторы, руководство завода либо налоговая служба. Заставить кого-то из них написать заявление глава республики, опять же, не имеет права. Он, конечно, может составить официальное обращение в налоговую с такой просьбой, но даже в этом случае решение будет за уполномоченным органом.

Однако, если заявление о банкротстве ЦКК все-таки будет подано, арбитражный суд, после рассмотрения материалов дела (что иногда затягивается на довольно длительный срок), должен ввести первый этап – наблюдение, который длится несколько месяцев. Только после этого возможно, опять же по решению суда, введение процедуры финансового оздоровления. Этот процесс еще более долгосрочен. И только потом станет возможным введение внешнего управления, когда собственник полностью отстраняется от руководства комбинатом. В этот период, судя по всему, власти и собираются привлечь инвесторов, которые помогут реанимировать предприятие. Но до него еще надо дожить…

Четвертый вариант 

Что за это время может случиться с заводом и его работниками, сказать сложно. В любом случае сейчас, когда Селенгинск на грани уличных погромов, на счету каждая неделя. Так что наилучшим способом выхода из ситуации было бы получение обратной связи от собственника и реанимирование завода без банкротства. Здесь власти Бурятии видят два варианта, которые озвучивались, в частности, министром промышленности Александром Гребенщиковым: либо сам собственник вложит деньги, либо уступит свои акции потенциальным инвесторам. Однако, по всей видимости, закачать в ЦКК средства «мирным путем» не удается. Молчание собственника умирающего предприятия еще больше подтверждает самые негативные прогнозы. Видимо, дело все-таки идет к третьему варианту – контролируемому банкротству, имеющему целью сохранение комбината через смену собственника.

Но главное, четвертый вариант – гибель комбината – все еще остается возможным. Если при правлении Леонида Потапова развалы крупных заводов были в порядке вещей, поскольку на дворе были девяностые, то при Наговицыне это будет первый подобный случай. И, учитывая, что время сейчас другое, ситуация с Селенгинским ЦКК станет для Вячеслава Наговицына или блестящей экономической победой, или грандиозным провалом, в зависимости от конечного результата.

Между тем, ситуация на комбинате лучше не становится. Как сообщила на недавнем совещании по ситуации на Селенгинском ЦКК министр экономики Татьяна Думнова, сумма задолженности по зарплате на предприятии - 17,8 миллиона рублей на 1683 работника. Прокуратура делает предупреждения руководству ЦКК, которые, впрочем, вряд ли смогут напугать менеджмент комбината, учитывая общий фон.

Дебиторская задолженность на ЦКК на 1 октября составляла 367 миллионов, кредиторская – 502 миллиона, задолженность по налогам – 25,6 миллиона, пенсионная задолженность – 22,8 миллиона. Центр занятости населения недавно получил предупреждение от руководства комбината о сокращении 88 человек.

В единственной котельной комбината, которая отапливает весь поселок, угля осталось до пятницы, поэтому в целях экономии перестали отапливаться вспомогательные цеха.
Селенгинский ЦКК в последние недели стал едва ли не местом паломничества для чиновников и бизнесменов.

Москва озабочена 

Из Минпромторга России на комбинат прибудет специальная рабочая группа. Потенциальные покупатели продукции завода готовы оплатить уголь на 150-200 миллионов при условии, что производство запустится. Между тем, на совещании в Москве представителям власти удалось договориться с банками-кредиторами об отсрочке платежей по кредитам.

Более того, на смену уволившемуся Алексею Большакову на ЦКК назначен новый директор - Илья Дятлов, ранее работавший в «Иркутскэнерго». В правительстве Бурятии создана антикризисная группа под руководством зампреда правительства Александра Чепика.

Однако эффективность всех этих мер сегодня находится под вопросом. По словам главы республики, нужно рассмотреть вопрос о переходе предприятия в режим чрезвычайной ситуации. При этом он говорит и том, что без угля Селенгинск власти не оставят.

- Сегодня на станции уголь есть, мы страхуем селенгинцев. Если есть какая-то необходимость, то мы всегда туда уголь перебросим, - заявил глава.

Несмотря на все лихорадочные движения власти, судьба ЦКК сейчас находится в руках собственника, который на действия властей республики пока никак не отреагировал. Судя по всему, предприятие будут спасать через банкротство, которое может затянуться настолько, что спасать уже будет нечего.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^