25.12.2013
Год 2013 миновал, оставив за собой шлейф событий, в том числе и в экономике Бурятии. Шлейф этот состоит из белых и черных полос, оставивших свой отпечаток на общем экономическом фоне республики. «Номер один» попытался оценить наиболее крупные события, присвоив каждому из них либо «плюс», либо «минус». Их соотношение и расскажет нам, радоваться или огорчаться итогам уходящего года.
Прощай оффшор? 

Один из самых громких финансовых скандалов в уходящем году – это, несомненно, фееричное банкротство «Бурятэнергосбыта». Гарантирующий поставщик, с которым так долго и так упорно боролись и власти республики и население, наконец, покинул энергетический рынок Бурятии. 

Процесс падения главного поставщика электричества Бурятии начался уже давно и длился на протяжении последних нескольких лет. На руководство холдинга «Энергострим», которому принадлежал наш поставщик, было заведено уголовное дело о выводе огромных денежных сумм в зарубежные оффшоры. Власти Бурятии, не скрывая, говорили, что и из нашей энергосистемы выводились денежные средства, исчисляющиеся сотнями миллионов рублей. Последний раз вывести средства из Бурятии бежавшие за границу «предприниматели» пытались весной этого года. «Бурятэнергосбыт» объявил о самовыкупе акций более чем на 300 миллионов. Деньги, собранные с населения Бурятии, должны были отправиться оффшорным компаниям на Кипре, которым и принадлежали акции нашего гарантирующего поставщика. Насколько нам известно, эта операция увенчалась успехом.

Летом глава республики объявил, что «Бурятэнергосбыт» будет ликвидирован. Безусловно, оплакивать бывшего гарантирующего поставщика, при котором энергетической сфере Бурятии пришлось пережить немало ужасов, никто не станет. После банкротства хуже не стало, даже наоборот. Правда до сих пор непонятно, кто же придет на место «павшего дракона».

Конкурс на право стать новым гарантирующим поставщиком пока не состоялся. Желающий занять пустующее место должен был оплатить долги предшественника. Прошло уже немало этапов, причем на каждом из них цена, за которую покупается сбыт, падала на 20 процентов. Но вот пришел момент, когда падать уже некуда – и поставщик так и не объявился. И это при том, что вместо положенной суммы – более полутора миллиардов – покупатель оплатит долгов лишь чуть менее чем на 400 миллионов.

Рассуждать о том, плюс это для Бурятии или минус, достаточно сложно. Ведь сам факт, что Бурятия потеряла гарантирующего поставщика, да еще при таки обстоятельствах, достаточно печален. С другой стороны, республика избавилась от недобросовестного энергетического посредника, что скорее радует. В любом случае необходимо дождаться, когда, наконец, найдется постоянный гарантирующий поставщик. Только после этого можно будет рассуждать о том, прекратилось ли беззастенчивое воровство «электрических» денег. 

Энергоблок за семь миллиардов

На фоне печальных событий с «Бурятэнергосбытом» ввод в эксплуатацию нового энергоблока на Гусиноозерской ГРЭС выделяется необычно позитивным настроем. 
Мы взяли его в наш список потому, что вливание в энергетику Бурятии 7,5 миллиарда рублей происходит далеко не каждый год. А ведь именно в такую сумму обошелся этот проект. Реконструкция проводилась в течение последних трех лет. Началось строительство в 2011 году, должно было закончиться в 2012. Однако, как полагается по негласному закону долгостроя, не прошедшему мимо Бурятии, проект затянулся еще на год и был сдан нынешней осенью.

Благодаря этому установленная мощность станции увеличилась до 1 130 МВт. При этом глава республики на открытии заявил, что теперь республика обеспечила себя электроэнергией как минимум до 2020 года. Впрочем, на цену электроэнергии у нас в республике это повлияет вряд ли. Высокие тарифы до сих пор остаются нашей визитной карточкой, отпугивающей инвесторов и возмущающей население, которое, похоже, уже привыкло и готовится к новым повышениям. Несмотря на это, можем смело присвоить этому событию твердый «плюс».

Многострадальный ЦКК

Пожалуй, одно из самых свежих значимых экономических событий в республике – это остановка производства на Селенгинском ЦКК. Сильный удар не только по экономике республики, но и по жизни целого поселка, который теряет градообразующее предприятие и находится на грани замерзания. Страх потерять сотни рабочих мест, единственную котельную, отапливающую поселок, заставляет людей выходить на улицы с плакатами и требовать от власти решительных действий.

За последний год с предприятия были выведены все оборотные средства, при этом завод все больше погружался в кредиты, пока не оказалось, что вытянуть их лямку он не в состоянии. Когда эта черта была пересечена, завод встал. Реанимировать его было решено путем смены собственника. Буквально на днях стало известно о том, что ЦКК переходит под контроль директора и совладельца крупнейшего лесоперерабатывающего предприятия Бурятии «Байкальская лесная компания» Евгения Пруидзе. 

Сейчас настрой властей весьма оптимистичен. Хотя масштаб проблем, которые стоят перед ЦКК и новым хозяином, на самом деле огромен. Долги ЦКК исчисляются сотнями миллионов рублей, кроме того, на нем «висит» практически вся социальная сфера целого поселка. Выйдет ли ЦКК из кризиса, покажет время. Но сам факт того, что крупнейшее предприятие Бурятии стоит на грани разорения и закрытия, весьма печален.

Томские поросята

В этом году в продажу поступила первая продукция свинокомплекса «Восточно-Сибирский», который является первым крупным бизнес-проектом «эпохи Наговицына». Сам Вячеслав Наговицын по традиции ежегодно посещает Заиграевский район, где реализуется проект, причем иногда даже не по одному разу. В этом году он лично присутствовал при первой отгрузке молодняка на убой.

Предприятие должно производить по плану по 25 тысяч тонн свинины в год. Окупаемость комплекса – примерно восемь лет. При этом ему регулярно оказывается господдержка, и на республиканском уровне, судя по всему, информационная «раскрутка» свинокомплекса.

Многие эксперты еще тогда, когда впервые заявлялось об этом проекте, задавались вопросом – а не лучше ли на эти деньги поддержать собственных производителей, которые в Бурятии на тот момент были. Но этому мнению значения никто не придал, и теперь на территории республики есть действующий сельхозпроект по производству свинины, который должен обеспечить республику, надеемся, качественным мясом и потеснить иностранных конкурентов, которым после вступления России в ВТО открылись двери в Бурятию.

Этому событию ставим «плюс», несмотря на то, что производитель не местный, да и ощутимых результатов, по всей видимости, пока ожидать рано.

Алкоголь уходит из Бурятии

В этом году производство алкоголя на территории республики сократилось почти на 30 процентов, принеся убыток экономике в этом году на 300 миллионов рублей. Сокращение это продолжится и далее – в бюджетных проектах до 2016 года прописано сокращение объемов производства на 15 процентов ежегодно. 

При этом «виновник» падения компания «Байкалфарм» чувствует себя не так уж и плохо: компания наращивает производственные мощности за пределами республики – в Иркутской области и Красноярском крае. Логика компании проста и экономически обоснована – перевод производства ближе к потребителям с целью снижения издержек. Никаких экономических мер, переговоров между властью и бизнесом по этому поводу не предпринималось. Правительство восприняло этот факт как данность и не стало утруждать себя попытками его изменить, несмотря на дыры в бюджете и пострадавшие показатели социально-экономического развития.

Судя по всему, так дальше и будет – «Байкалфарм» перерос Бурятию, теперь это компания федерального уровня. Тем не менее для Бурятии этот факт скорее со знаком «минус».

Ответил за всех 

В сфере строительства, пожалуй, одним из самых показательных событий стало двукратное уголовное преследование известной компании «Стамстрой». В 2011 году, когда фирма по госзаказу строила здания Пенсионного фонда, оперного и драматического театров, силовики приходили сюда с обысками. Однако дело против директора фирмы возбудили только в 2013 году. 

Сумма, которую, по версии следствия, не уплатил в бюджет «Стамстрой», 43 миллиона рублей. Как сообщают сотрудники правоохранительных органов, директор компании заключал договоры с фирмами-однодневками, представлял в налоговую службу декларации с ложными сведениями – все для того, чтобы скрыть от налогов «заработанные» миллионы. Совсем недавно МВД сообщило о новом уголовном деле «Стамстроя» - к прежним обвинениям добавились еще 10 миллионов неуплаченных налогов. Руководителю фирмы грозит наказание до пяти лет лишения свободы.

Впрочем, ситуации, когда фирмы (особенно строительные) скрывают несколько десятков (а то и сотен) миллионов от налогов, случаются, к сожалению, достаточно часто. На одном из правительственных совещаний зампред правительства Бурятии по экономике Александр Чепик сообщал, что получавшие государственные подряды на строительство компании недоплатили около 2 млрд рублей налогов. 

Факт возбуждения уголовных дел против одной из таких фирм может быть как примером положительной динамики борьбы с сокрытием налогов, так и поводом предполагать столкновение в данном случае чьих-то интересов. В любом случае это важный сигнал всем – хватит мошенничать с налогами, это не всегда остается безнаказанным. Отнесем его в «плюсы».

Золото дешевеет 

В этом году власти республики сильно встревожило падение цен на золото. По сравнению с прошлым годом сегодня бюджет Бурятии из-за низкой стоимости самого популярного драгметалла может недополучить несколько сотен миллионов рублей. В 2012 году в казну республики от золотодобытчиков было перечислен 1 миллиард 140 миллионов рублей. В этом году ожидается поступление около 800 миллионов. То есть разница очевидна, и она не в пользу Бурятии.

Причем с каждым месяцем цены на золото опускаются все ниже. На сегодня они приблизилась к пределу себестоимости (1000-1100 долларов за тройскую унцию), при котором многим золотодобывающим предприятиям придется несладко. Несмотря на обеспокоенность, республиканские власти в данном случае бессильны. А производители только и могут, что повышать эффективность и разрабатывать новые месторождения, чтобы оставаться на плаву. Для Бурятии это несомненный «минус», причем выражающийся в сотнях миллионов прямых убытков бюджету и экономике.

Нефрит дорожает 

Обратную тенденцию показывает не менее важный для Бурятии нефрит. Его таможенная стоимость, по данным министерства природных ресурсов, в этом году выросла чуть ли не в два раза: с 10-12 долларов за килограмм в прошлом году до 16-22 долларов в нынешнем.
Для республики это должно быть скорее плюсом, но при условии, что нефритовое производство вышло из тени и налоги стабильно поступают в казну. Но, как мы писали, ситуация за год после событий вокруг «Дылачи» изменилась не слишком. И, соответственно, кто получит большую выгоду от этого повышения – бюджет, бизнес или нелегалы, сказать сложно.

Вариантов, почему выросла цена на нефрит, может быть несколько. Во-первых, это зависит от потребности, которую на сегодня определяет главный покупатель этого камня – Китай. Возможно, там резко вырос спрос. Во-вторых, это может быть результатом того, что структуры, занимающиеся вывозом нефрита, стали честнее декларировать стоимость перемещаемого через границу камня. 

В любом случае, если отбросить негативные моменты, которые сопровождают нефритовую отрасль в Бурятии на протяжении уже долгого времени, пожалуй, этому факту можно поставить «плюс».

Москва сокращает вливания 

Республиканский бюджет в этом году испытал ряд ударов, которые он с натяжкой, но все-таки пережил. Усугубили ситуацию и инаугурационные указы Путина, которые пришлось исполнять правительству в этом году. С этой задачей Бурятия вроде как справляется, правда, при этом приходится экономить на других аспектах экономической и социальной жизни.

Впрочем, бюджетная ситуация ухудшается. Об этом говорят и проекты бюджета на ближайшие годы. Главная угроза, которая ожидает Бурятию, – это уменьшение федеральных вливаний. Если в следующем году она еще сохранится на уровне этого года, то далее объемы финансирования из государственной казны будут только уменьшаться.
В 2014 году так называемых безвозмездных поступлений ожидается чуть более 22 миллиардов рублей – это половина всего бюджета. В 2015 – уже около 16 миллиардов. Причем, если в будущем году доходы планируются на уровне 40 миллиардов (так же, как и в уходящем), то в 2015 – около 37. Эти цифры наглядно показывают, насколько мы зависим от Москвы и Кремля.

Уже сейчас парламентариям пришлось исключить из бюджета на следующий год целый ряд пунктов: это и уменьшение расходов на строительство КДЦ в Турке, и ремонт очистных сооружений в Кяхте, и строительство водопровода на участке «Пески», относящемся к особой экономической зоне. И таких пунктов немало.

Если до недавнего времени причины для привлечения федеральных денег все же находились (будь то юбилей города, 350-летие вхождения Бурятии в состав России), то сейчас они, судя по всему, заканчиваются. А значит, придется еще туже затянуть пояса и готовиться к худшему. И это, пожалуй, самый большой минус из всех вышеперечисленных.

Итого 

Подводя итог, можно сказать, что «минусов» среди значимых событий этого года в экономике Бурятии немного меньше, чем «плюсов». Но при этом «плюсы» куда менее значительны. Да и разница в их количестве не такая уж и большая. Поэтому позитивного итога не получается. Как, впрочем, и позитивных прогнозов. Остается надеяться, что в грядущем году экономические «плюсы» перевесят «минусы», и Бурятия окажется, наконец, в списке регионов с сильными экономическими позициями.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^