25.12.2013
Уходящий год оказался богат на события. Наряду с позитивными изменениями, для многих политиков он стал роковым, словно магическая цифра «13» без устали трудилась целый год, свершая своя черные дела. В результате с политического небосклона Бурятии скатились такие имена, как Игорь Бобков и Геннадий Айдаев, вносивших свой колорит в местную политическую кухню. Умер один из важных политических органов Республики Бурятия – Конституционный суд. «Номер один» подвел основные итоги уходящего политического года.
1. Под знаком выборов

Все политические события года, так или иначе, разворачивались вокруг выборов в Народный хурал. Интересно, что за полтора года до этого события никто толком не знал, когда именно оно состоится, предполагалось даже, что выборы должны пройти осенью 2012 года. Но благодаря закону о едином дне голосования выборы были назначены на 8 сентября 2013 года, дав возможность прошлому созыву заседать, вопреки закону, почти шесть лет. 

Выборы оказались не столь зрелищными. Стоит лишь упомянуть наиболее смелые избирательные ходы участников. Так, «единороссы», которым запретили использовать лицо президента страны на своих предвыборных плакатах, заменили Путина мультяшным медведем. Получилось довольно забавно, учитывая, что лидера партии зовут Дмитрий Медведев.

У «справороссов» креативные идеи били фонтаном – они подарили удивленным жителям республики такие лозунги, как «Бурятия превыше всего!», «Перезагрузка власти» и научили, как нужно правильно заклеивать баннеры желтым скотчем. Коммунисты с ЛДПР ничего нового предложить не смогли. Главным же результатом выборов стало радикальное снижение интереса к этой основополагающей демократической процедуре со стороны электората.

2. Суд без судей

Знаковым событием уходящего года стало наступление клинической смерти Конституционного суда Бурятии. В предкоматозном состоянии суд находился с февраля 2012 года, когда на пенсию ушел председатель суда Капитон Будаев. Лишившись председателя и третьего судьи, суд перестал быть работоспособным, а множество дел зависли во времени и пространстве. При этом никого – ни депутатов Хурала, ни главу республики, который, как известно, гарант Конституции, не взволновало такое положение дел, а квалификационная комиссия судей не назначила конкурс на вакантную должность. Как выяснилось, в законе не было даже четко прописано, кто должен этим заниматься. 

В анабиозе КС Бурятии просуществовал больше года, пока в конце апреля не истекли сроки полномочий двух оставшихся судей Анны Тумуровой и Елены Рыковой. Сегодня в Конституционном суде нет ни одного судьи, и в таком виде мы отпраздновали день Конституции России и, возможно, предстоящее двадцатилетие Конституции Бурятии.

3. Сезонный продукт 

Зато путинский Народный фронт в тринадцатом году прошел удивительный извилистый путь, кончив, впрочем, тем же, с чего и начал – проснувшись весной из двухлетнего летаргического сна, ОНФ успел поучаствовать в выборах, чтобы осенью снова впасть с ленивый сон. Впрочем, нет сомнений, что когда он снова понадобится его создателям, фронт вернут к жизни.

А началось все весной, когда природа только-только начала оправляться после долгой зимы. В апреле собрание ОНФ официально заявило о себе, причем резко дистанцировавшись от своего прародителя – партии «Единая Россия». Эта партия, по словам тогдашнего председателя движения Бориса Базарова, стала заложником «грехопадения» «вороватой и всесильной бюрократии». Впрочем, присутствовавший на заседании зампред правительства Петр Носков нашел в себе и в своих подчиненных силы уничтожить гидру даже после того, как она начала расправлять крылья. 

Целое лето продолжались пикировки лидера бурятских фронтовиков с «единороссами». Первый раунд председателю ОНФ удалось выиграть, что, видимо, вселило в него некоторую уверенность. Но осенью империя нанесла ответный, причем, жестокий и сокрушительный удар, лишив полномочий Бориса Базарова. В результате Народный получил трех «технических» сопредседателей, а все телодвижения фронтовиков оказались сведены к минимуму. 

4. Те, кто улетел 

Самый «шумный» коммунист Сергей Будажапов получил «выгодное» назначение и уехал из республики в южном направлении. В марте он получил от главы Бурятии должность постоянного представителя в Монголии. Как говорят, отъезд в Монголию был частью политического «бартера». Изначально Сергей Будажапов претендовал на кресло уполномоченного по правам человека. Но этот пост был обещан другому – «единороссу» Ивану Калашникову. Чтобы при назначении уполномоченного коммунисты не подняли скандал, власти республики предложили Сергею Будажапову должность постпреда в соседней республике. В итоге назначение Калашникова обошлось без большого шума, а член КПРФ сел в министерское кресло в Улан-Баторе.

Еще одним героем уходящего года стал Арнольд Тулохонов, который ранее в Хурале также не давал о себе забыть резкими высказываниями. После выхода Виталия Малкина из верхней палаты парламента на освободившееся кресло народная молва прочила множество лиц, в числе которых были сам ученый и бывший лидер БРО ЛДПР Игорь Бобков. Но произошло то, что произошло, и Арнольд Кириллович оказался отодвинут на 5,6 тысячи километров из эпицентра бурятской политики, а глава республики избавился от слишком неудобной фигуры, маячившей в зале НХ.

5. Они вернутся? 

С площади Советов оказался изгнан эпатажный Игорь Бобков и вместе с ним все бурятское отделение партии ЛДПР. Внезапно, за неделю до дня голосования, федеральное руководство партии сняло весь республиканский список с выборов, оставив лишь номинального Владимира Жириновского. В итоге партия, славящаяся своей стабильностью, не преодолела проходной барьер, получив лишь один утешительный мандат. Который в итоге получил, можно сказать, случайный человек. 

Прошедшие выборы лишили республику и еще одного политика, без которого год назад сложно было представить Бурятию. Речь идет о бывшем мэре Улан-Удэ Геннадии Айдаеве. В декабре 2012 года многолетний глава города был низвергнут с городского олимпа, но его политическая карьера, как тогда казалось, еще не закончилась. Бывший градоначальник пошел на выборы в Хурал от новой амбициозной партии – «Гражданская платформа». Поговаривали, что его цель не просто депутатский мандат, а целое кресло спикера. Но избирательная кампания для партии не задалась, в результате «Платформа» не получила даже и одного мандата, что похоронило надежды Геннадия Айдаева на реванш.

Владимир Бадмаев, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^