09.01.2014
Индустрия чистоты в Бурятии становится очень выгодным бизнесом
Стабильный спрос на услуги уборщиков обеспечивают как многочисленные офисы, развлекательные и торговые центры, так и бюджетные учреждения, заменившие штатных уборщиц на дорогостоящие услуги специальных фирм. 

Бум гипермаркетов 

За последнюю пару лет в Бурятии введены в эксплуатацию десятки тысяч квадратных метров коммерческих площадей. В основном за счет крупных гипермаркетов, которые предлагают не только покупки, но и развлечения. Торговые комплексы Capitall Mall и «Пионер» каждый день принимают тысячи людей, порой проводящих там весь день. Площадь Capital Mall составляет более 35 тысяч квадратных метров, «Пионер» чуть меньше – 14000 кв. м, но владельцы анонсируют в скором времени сдачу второй очереди в 50000 кв. м.

Все эти гигантские площади требуют обслуживания, не только в виде охраны и услуг электриков, сантехников, но и уборщиков. Причем уборка при таких масштабах совершенно другая, чем та, что мы привыкли видеть. Нет уже бабушек в халатах, снующих с ведрами и тряпками. Уборка стала высокотехнологичным процессом, требующим навыков и умений работы с техникой. При этом на уборку таких помещений требуется значительное количество работников, которые представляют собой целые корпоративные подразделения. Чтобы не нести дополнительную нагрузку по бухгалтерии, по кадрам и т.д., администрации гипермаркетов отдают уборку сторонним организациям.

- Для торговых центров это выходит дороже, чем если бы они убирали сами, однако и проблем меньше, - говорит директор одной из фирм, которая обслуживает большой торговый центр.

Главное – кадры 

Спрос на услуги профессиональных уборщиков вырос, но при этом до уровня других крупных городов Сибири нам далеко. Причем вырос он только благодаря развитию торговли и государственному заказу, частных небольших клиентов в структуре спроса в Бурятии почти нет. Несмотря на это, только в Улан-Удэ существует несколько десятков так называемых клининговых компаний, многие из них работают уже 6-8 лет, примерно с того времени, как уборка оформилась в вид бизнеса.

Еще одной особенностью бурятского клинингового бизнеса являются кадры. В отличие от той же Читы или Иркутска у нас почти не работают граждане иностранных государств (гастарбайтеры), потому что в Бурятии своей, относительно низкоквалифицированной и готовой работать за небольшую зарплату, рабочей силы предостаточно. Основу кадров этого бизнеса, как и в сети дешевых супермаркетов кэш энд кэрри, составляют приезжие из деревень.

- Работают в основном женщины от 35 до 45 лет, - говорит директор одной из клининговых компаний. – Проблема с кадрами в нашей сфере была всегда, поэтому, чтобы не было текучки, мы стараемся держать зарплаты чуть повыше, чем в среднем на рынке. По этой же причине мы не берем государственные заказы, не участвуем в аукционах, так как там нужно играть на понижение. Мне, конечно, трудно с чем–то другим сравнивать, но, несмотря на высокие издержки, покупки техники, социальную ответственность перед работницами, мы работаем не в ноль, поэтому этот бизнес можно назвать прибыльным, тем более есть перспективы к расширению.

Зарплата уборщицы за полный рабочий день начинается от 6 тысяч, считай прожиточный минимум, и не превышает 15 тысяч рублей. Несмотря на то, что условия труда стали гораздо легче, появились промышленные пылесосы и чудо–машинки, которые сами моют пол, нужно лишь крутить руль, работа уборщицы все равно очень тяжелая. Например, за смену площадь уборки может достигнуть 3-4 тысяч кв. м, и кое- где приходится по старинке махать тряпкой.

- Почти все мои знакомые и подруги предпенсионного возраста работают уборщицами, - говорит бывшая сельская учительница Ольга. – Это стыдно, конечно, но другой работы для нас нет, до пенсии немного осталось, а семью кормить надо. Мы недавно переехали из района, живем все вместе с детьми, двое внуков, муж у меня умер, а хозяйство одна я не потяну, пришлось перебраться в город. Сидеть дома не могу, внуки уже в школу ходят, поэтому вышла на работу. А коллектив у нас хороший, друг друга поддерживаем, целый день общаемся, а что еще надо?

Чисто государственный заказ 

Многие бюджетные учреждения отдали уборку коммерческим организациям, сократив свой штат уборщиков. Государство тратит десятки, если уже не сотни миллионов рублей. Уборку заказывают все, начиная от театров, поликлиник и судов, заканчивая государственным архивом, МЧС, МВД и Следственным комитетом. Раньше за эти услуги бюджетные организации платили уборщицам по штатному расписанию, сейчас эти услуги выставляются на открытые аукционы. Большие деньги рождают большие возможности, поэтому ажиотаж вокруг госзакупок в этой сфере нешуточный. Соблазн быстро и нетрудно заработать заставляет идти в этот бизнес людей, весьма далеких от уборки, например шоуменов, телеведущих и даже врачей-онкологов.

Открытым остается вопрос, каким образом создаются все эти компании, которые ничем более не известны на рынке Бурятии, кроме как участием в госзакупках. Возможно, их создают те же люди, кто работает в бюджетных учреждениях, а кадры составляют те же прежние уборщицы, выведенные за штат.

Военные части, которых в Улан-Удэ немало, тоже отдали на аутсорсинг уборку своих помещений. «Крутятся» там не меньшие деньги, чем в сфере госзакупок, однако местным предпринимателям они недоступны ни на каких условиях. Основным оператором военной уборки является скандальная федеральная компания «Славянка» и ее многочисленные дочки. Новый министр обороны Сергей Шойгу остался недоволен тем, что деньги на это выделяются огромные и непонятно куда уходят, а полы как мыли, так и моют военнослужащие.

Евгения Балтатарова, «Номер один». 

Социальные комментарии Cackle
^