09.01.2014
Врачи целый месяц не могли понять, чем болеет 4-летний мальчик

Всегда улыбающийся, веселый четырехлетний Артур Бадмаев зачах за считаные дни. Врачи пытались лечить его от двусторонней пневмонии, от туберкулеза и до последнего дня не могли определиться с диагнозом. 

Высокая температура, отсутствие аппетита, одышка – ребенок продолжал мучиться, родители не отходили от своего чада ни на минуту, врачи проводили огромное количество обследований, но трагедии избежать так и не удалось. Мальчик умер 15 ноября прошлого года в туберкулезном диспансере. Следственный комитет по факту смерти сразу завел уголовное дело. Но, по словам родителей, виновных так и не нашли.

Роковой день 

Ничто не предвещало беды. Утром 15 октября родители повели маленького мальчика, как обычно, в садик, но в середине дня маме Артура позвонила воспитательница и сказала, что у ребенка поднялась температура.

- Меня вызвали с работы, я его забрала, и мы поехали домой. Дала ему лекарство. На следующее утро мы пошли в поликлинику к врачу. Она назначила нам рентген легких, - вспоминает мама Артура Арюна Бадмаева. - Мы сделали рентген. И на следующий день мы сразу пошли к лечащему врачу в детскую поликлинику № 6. 17 октября мы пришли к ней с результатами. Она поставила диагноз «двусторонняя пневмония». И 18-го сразу легли в городскую больницу № 4.

В больнице Артур пролежал до 2 ноября. По словам родителей, мальчику становилось только хуже, температура не спадала.

- Была стандартная 37 и 38 градусов, не падала и не поднималась. Мне говорили, что у нас, якобы, ангина или еще что-то. Хотели положить в инфекционную больницу, как будто мы поймали какую-то инфекцию, и через две недели нас вообще хотели выпихнуть домой, якобы, можете выписываться.

Пока врачи пытались определить заболевание, у Артура началась сильная одышка, и пропал аппетит.

- Питались мы только жидкой пищей, он не мог глотать. Был суховатый, не отхаркивающий кашель, температура не спадала. Нам начали усиливать ингаляцию. Но это не помогало. Он не мог сам дышать, задыхался. Ночью я звала врача, и он делал опять ингаляцию. И 31 октября нам сделали повторный снимок рентген. Там показались палочки Коха. Опять у нас взяли кровь, мочу, брали слюну, но на этих анализах палочек не обнаружено.

Чья это машина? 

С рентгеном ребенка отправили в тубдиспансер. Однако свободных карет скорой помощи, видно, не оказалось. И больного отправили на старых «жигулях», которые по дороге сломались.

- Нас вытащили из машины, мы были на Трубачеева. С ребенком на руках, в ноябре, я стояла на улице. Ребенок уже не мог ходить вообще, был в очень плохом состоянии. Водитель чинил машину. Я вызвала свекровь, она подъехала, и мы своим ходом уехали в тубдиспансер, - рассказывает Арюна.

По приезде ребенка положили в реанимацию, где он пробыл три дня.

- Ему начали лекарства давать против туберкулеза и пневмонии. Улучшений не было. Делали постоянно рентген, который показывал только ухудшение. Собирали консилиум врачей. На анализах не было вообще выявлено палочки Коха. Все анализы были отрицательные. И они не могли никак понять, что это. Сами не знали, от чего лечили.

Позже лечащий врач предложил отчаявшейся маме сделать операцию, чтобы выкачать жидкость из легких. На следующий день, в шесть утра 15 ноября мальчик умер. Следственный комитет по факту смерти возбудил уголовное дело.

Была ли врачебная ошибка? 

Только после смерти был поставлен точный диагноз – 2-сторонняя тотальная вирусно-бактериальная пневмония.

Родителям пришли результаты патологоанатомического исследования, где написано, что диагностируемый туберкулез легких подтверждения не имеет.

Врачи уверяют, что врачебной ошибки не было.

- По данному факту проводилось служебное расследование комиссии минздрава. Привлекались врачи-специалисты Иркутского медуниверситета. Нужно учитывать тот факт, что у ребенка был осложненный анамнез, контакт со взрослыми туберкулезными больными. Причем эти больные были с лекарственно-устойчивой формой. Кроме того, были рентгенологические данные – все это говорило о том, что у ребенка не исключается специфический процесс, то есть не исключается туберкулез, - говорит Дулсан Бадмаева, главный специалист-эксперт отдела медицинской помощи взрослому и детскому населению и лицензирования министерства здравоохранения Бурятии. - Это не врачебная ошибка. Ни в коем случае. Сама интерстициальная пневмония тяжелая. Она у детей не так часто развивается, диагностируется и выявляется сложно. Она атипично течет, не как обычная пневмония. А на рентгенограмме была картина, похожая на туберкулез.

Убитые горем родители продолжают искать виновных в смерти сына. Но, как оказалось, уголовное дело закрыли, и родителей никто не поставил в известность.

- Нам следователь говорит, что дело идет. Комиссия все делает. За нас взялась и Москва, и Иркутск. Нам обещали, что помогут. Вызывал главный прокурор по Сибирскому округу. И, в конце концов, от третьих лиц мы узнаем, что дело закрыто, - говорит Арюна Бадмаева.

Но родители все же пытаются возобновить дело и найти виновных.

- Сейчас мы подали заявку, чтобы нам сделали повторную экспертизу в городе Барнаул. Следователи согласие дали, чтобы нам ее сделали.

Эльвира Хазагаева, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^