15.01.2014
Майор медицинской службы Алексей Ярош, любимый сын, брат, муж и в недавнем времени отец, ушел из жизни самым нелепым и страшным образом. Супруга погибшего неожиданно осталась одна с месячным младенцем на руках. Вместе с сестрой Алексея Ириной Балдаевой они снова и снова пытаются разобраться во всех обстоятельствах того буднего дня, который стал последним в жизни молодого человека.

Систематические случайности  

Трагедия, связанная с гибелью работника, произошла на территории племенного завода «Николаевский», на предприятии, где ЧП и разные трагедии в последнее время случаются с завидной регулярностью. 

Пожары на «Николаевском» унесли жизни порядка тысячи животных. Официальная причина – короткое замыкание проводки. Кроме того, несколько раз завод топил близлежащий поселок своими отходами. Так называемые «аварийные» выбросы зловонной жижи выливаются прямо в жилой поселок, на дома сельчан. 

А два года назад 52 работникам предприятия были введены вакцины от бруцеллеза, при этом норма введенного препарата превысила допустимую в 25 раз. Страшная инфекция сделала людей инвалидами. Пострадавшим, которые посмели заявить о нарушении своих прав, не только не помогли, но и уволили с работы, выбросив их на улицу. Доказывать свою правоту пришлось через суд. 

Пострадавшие от неправильной вакцинации до сих пор испытывают на себе последствия. Здоровье людей подорвано. Женщины не могут забеременеть, у них случаются выкидыши. 

Завод, словно страшный монстр, пожирает людей и их судьбы. И, самое интересное, кроме мелких штрафов руководство не несет за свои действия никакой ответственности. 

И снова рок?  

14 ноября на территории племенного завода «Николаевский» в емкости с биотехнической жидкостью было обнаружено тело 37-летнего сотрудника предприятия. Сразу предположили, что мужчина во время работ внутри емкости отравился выделяемыми из жидкости газами, в результате чего потерял сознание, упал с лестницы вниз и погиб.  

Тут же руководством предприятия была выдвинута версия о том, что трагедия случилась по вине самого Алексея, который по своему легкомыслию спустился в тот день внутрь установки и точно так же по своему легкомыслию не имел при этом никаких специальных приспособлений для такого рода работ. Однако, по мнению Ирины Балдаевой, в этом деле далеко не все так гладко и просто, как кому-то покажется на первый взгляд. Ирина провела собственное расследование и узнала, в каких условиях на самом деле работал ее брат. То, что она узнала, повергло ее в шок. 

Редкая биогазовая установка была привезена из Китая. Газ, полученный в результате переработки отходов, используется в качестве топлива, что помогает снизить себестоимость продукции, вырабатываемой на заводе.

 «Ожидаемый экономический эффект от установки должен составить 60 млн. рублей, - отметил тогда на презентационном мероприятии владелец свинокомплекса, - правда, пока еще рано говорить о сроках окупаемости проекта. Это будет зависеть от ряда факторов, в том числе от качества работы техники в наших суровых климатических условиях». 

Руководство свинокомплекса с удовольствием уже подсчитывало миллионы, которые будут сэкономлены. Вот только позаботился ли завод о правильной работе опасного агрегата? 

Экономия на всем  

Специально для освоения нового аппарата приехал помогать инженер из Китая, привлекли к работе и высококлассного специалиста Алексея. В штате числились еще несколько сотрудников, которые должны были постоянно работать с биогазовой установкой, а также переводчик, который разъяснял то, что говорит китаец, имевший опыт работы с такого рода аппаратами. На деле, по словам сестры Алексея Ирины Балдаевой, работало с установкой всего двое человек - Алексей и инженер-китаец (который был вне штата и выступал лишь в качестве консультанта). Даже переводчика им предоставлено не было, и мужчины кое-как изъяснялись на школьном английском или жестами.

Начнем с того, что приехавший в Бурятию из Китая инженер был шокирован тем, как все организовано на свинокомплексе. И следователям, и адвокату погибшего он, не скрывая, признался, что за такой подход к делу у него на родине просто «оторвали бы голову». Во-первых, китайцы потребовали, чтобы обслуживали установку и были обучены соответствующим навыкам, по крайней мере, четверо сотрудников. На деле, повторимся, как выяснилось, почти всегда за работой аппарата следили только двое. А обучен так, как нужно, и прошел аттестацию в Ростехнадзоре один только Алексей.

Если другие ответственные лица и были, то только на бумаге, - заявляет Ирина. Во-вторых, сама установка также была оборудована не должным образом. Сэкономлено было буквально на всем. Например, люк был установлен совсем не такого размера и вида, какой должен был быть. Лестница, ведущая внутрь установки, и вовсе была спаяна из кусков арматуры, а ее ступени отстояли от стенки всего на каких-то 8 см. Для взрослого мужчины, одетого в специальную униформу и в скользких бахилах, - спускаться по такой лестнице – занятие чрезвычайно экстремальное. 

Кроме того, не было ни специального троса, ни креплений на отверстии установки, которые помогли бы закрепить трос и в случае необходимости вытащить человека из ямы. Вместо этого была обычная веревка. Другие приспособления: противогазы и прочее, может, и были в наличии, но ежедневно не использовались, были где-то спрятаны, - утверждает Ирина. 

Освещения также не было никакого. Были неправильно установлены и фильтры, которые должны были находиться снаружи, а не в труднодоступном месте, на дне установки. Неправильно была сделана и сама шахта колодца. Биогазовая установка почему-то не состояла на учете в Ростехндзоре. Соответственно и никакого контроля со стороны этого ведомства не было. Как такое может быть, учитывая, что агрегат, судя по всему, относится к особо опасным производственным объектам, непонятно. 

Один за всех  

В тот день Алексей, как обычно, следил за работой установки. Как обычно, только вдвоем с китайским инженером. Установка работала в штатном режиме. Вот только уровень жидкости был выше, чем следовало, и постоянно повышался все выше и выше. Стало понятно, что засорился фильтр и нужно срочно предпринимать какие-то меры. Помощи было ждать неоткуда. 

- Как рассказывал нам китаец, они пришли к выводу, что нужно срочно очистить фильтр, иначе опасная жижа может начать выливаться наружу, а это означает заражение окружающей среды и прочие страшные последствия. Они подняли с помощью лебедки фильтр. Почистили его, начали спускать обратно на место. Но что-то пошло не так. Алексей решил спуститься на несколько ступенек, чтобы поправить деталь. Через некоторое время китаец услышал вскрик, и больше живым Алексея уже никто не видел, - рассказывает Ирина.

Совсем недавно родственники погибшего справляли 40 дней со дня смерти Алексея. Но до сих пор никому как-то не верится в то, что здоровый, красивый, молодой человек больше никогда не обнимет любимую жену, не возьмет на руки долгожданную дочку. Ирина не может сдержать слез, передавая фотокарточку любимого брата корреспонденту. 

Как рассказывает Ирина, Алексей до недавнего времени работал в Москве. Высококлассный специалист-биолог, майор медицинской службы знал и любил свое дело. Отличался высокой ответственностью и дисциплиной. В Улан-Удэ он недавно переехал с женой, чтобы ухаживать за больными родителями. Никто тогда и подумать не мог, чем обернется этот переезд. Когда Алексея пригласили работать на завод «Николаевский», он сразу показал свою принципиальность и ответственность. По воспоминаниям жены, сестры, он неоднократно спорил и вступал в конфликты с руководителями предприятия, указывая на недопустимые нарушения в организации работы. Так, он указывал на проблемы с электропроводкой, другие нарушения. Были и другие конфликтные ситуации. Человек военного склада не терпел расхлябанности и наплевательского отношения к делу. 

– Наверное, он был даже слишком ответственным. Иначе в тот день он бы ни за что не полез сам в эту яму, - уверена Ирина.

«Остановить череду трагедий»  

- Почему мы теряем своих близких из-за чьей-то халатности? Почему виновники смерти человека выходят сухими из воды? Сейчас у Алексея осталась совсем одна жена с младенцем, остались без поддержки сына родители-инвалиды. По сути, он только сейчас начинал жить! Кто за это ответит? – плачет Ирина Балдаева. 

Трудинспекция действительно выявила ряд нарушений при организации работы биогазовой установки на предприятии. Однако пока речь идет только об административной ответственности. 

- В середине декабря было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако пока материалы дела находятся на проверке и согласовании с прокуратурой, - говорит старший помощник руководителя СУ СК России по Бурятии Дмитрий Столяров.

Но Ирина уверена: добиться справедливости она должна ради своего брата. И еще ради тех, кто так же, как он, вновь может пострадать на злополучном предприятии. Если родственники все-таки получат отказ о возбуждении уголовного дела, Ирина со своим адвокатом намерены обжаловать такое постановление. 

- Мы хотим добиться возбуждения уголовного дела не просто так. Кто-то должен прервать эту цепочку смертей, трагедий, этого наплевательского и потребительского отношения к людям! Так обращаться с работниками нельзя! - заявляет безутешная сестра погибшего.

Василиса Шишкина, «Номер один». 

Социальные комментарии Cackle
^