15.01.2014
Коллекторы Бурятии впервые рассказали о своей неблагодарной работе

Коллектор – одна из самых не престижных, низкооплачиваемых и стрессовых профессий в России на сегодняшний день. До сих пор этот вид деятельности официально никак не обозначен и не регулируется. Коллекторов как бы вообще нет. Однако все о них знают и, мягко говоря, не любят. 

Благодаря яркому образу, созданному в СМИ, коллекторов всегда сравнивают с бандитами, мол, методы у них те же, только название поблагороднее. Действительно, случаев, когда коллекторы напрямую угрожали должникам, много. Однако, по словам самих коллекторов, это скорее исключение, чем правило. Так все–таки кто же они на самом деле и зачем нужны обществу? На условиях анонимности несколько специалистов в этой области поделились своим опытом.

- Ребята, расскажите, как вы «докатились» до жизни такой?

- Я работаю с проблемной задолженностью больше года, - говорит Олег, высокий брюнет с пытливым взглядом и циничной улыбкой. – По образованию я химик, а коллектором стал случайно, на прошлом месте работы меня несправедливо уволили и не выплатили зарплату, начал ее догонять и, сам того не осознавая, приобрел новую профессию. Потом увидел объявление, мол, требуются отчаянные парни… и пришел на собеседование. Я подумал, на мне два уголовных дела по факту угроз убийства моего бывшего работодателя, я отчаянный наверное…

- Работаю коллектором четвертый год, - говорит Александр, худощавый спокойный молодой человек с военной осанкой. - Я десантник, работал на контракте, потом хотел пойти во вневедомственную охрану, но почему-то пошел в коллекторы, тоже по объявлению. Образование юридическое у меня было, но не было опыта, тем не менее меня взяли на работу в ТГК–14, у них есть собственный отдел по работе с проблемной задолженностью, сейчас работаю на коллекторское агентство.

- Вы афишируете свою профессию?

- Стараемся не распространяться. У меня даже родственники не все знают, кем я работаю. И еще я попросил работодателя не устраивать меня официально, чтобы не было записи в трудовой. Сам я нормально к этой профессии отношусь, но люди ведь не понимают, поэтому соответствующая строчка может поставить крест на карьере, - говорит Олег. – Вообще, текучка у нас большая. Не все выдерживают. Приходят из любопытства, попробовать себя. Но потом либо морально тяжело становится, либо план выполнить не могут и в деньгах теряют. В нашем деле надо крутиться, бегать, пешком много ходить, с людьми разговаривать. У нас преуспевают психологи, не те, кто угрожает и наезжает, а кто может умно и хитро вынудить человека оплатить долг. У нас есть свои методы, они на грани фола, конечно, но не бандитские. Вообще, смешно, когда нас сравнивают с бандитами. К бандитам же тоже обращаются, чтобы вернуть долг, однако бандиты, всякие «смотрящие», «разводящие» - не лучший вариант, они уязвимы просто в силу того, что они бандиты, то есть вне закона. Должник, если у него, конечно, крепкие нервы, просто посылает бандитов подальше и пишет заявление в полицию на угрозы. А у нас есть договор с потерпевшим, кредитной организацией или частным лицом, для которых мы взыскиваем долги. Так что в этом плане мы защищены более или менее. Хотя официально мы просто предоставляем юридические услуги.

- По сути вы выполняете работу правоохранительных органов и судебных приставов, они, что, уже не справляются?

- Не всегда человек может доказать, что деньги были им отданы в долг другому лицу, - говорит Александр. - Люди у нас привыкли друг другу доверять, ни расписок, ни договоров обычно нет. А еще часто бывает так, что «кидают» самые близкие. По суду не вернешь, бандитов не наймешь, остаемся только мы. Что касается банковских долгов и микрофинансовых кредитных организаций, то там такой поток, что никакие суды и приставы не справятся.

Да что там говорить, сами приставы к нам часто обращаются со своими частными вопросами. Это тоже довольно забавно, в своей работе мы плотно общаемся и с полицией, и с приставами, но все это неофициально, официально мы для них не существуем, однако без нас они не смогут, и они это знают.

- Кто в Бурятии должен больше всего?

- Больше всего долгами грешат женщины – их 85 % от всех должников. Вроде женщины должны быть более ответственны как хранительницы домашнего очага. По Бурятии лидером по долгам является Кижингинский район, потом идут Заиграево, Закаменск, Джида. По этой географии можно судить о благополучии людей: чем беднее район и тяжелее обстановка, тем больше долгов. Кстати, основная масса должников прописана в районах, но работает и проживает в Улан-Удэ, видимо, они думают, что так их никто не найдет. Горожане более дисциплинированны, за исключением «гетто» - Мясокомбината, Сосновки, Кирзавода, Стеколки и т.д. В многочисленных ДНТ, которые выросли в городе как грибы, тоже много должников.

- Что же такого волшебного вы творите? При том, что у вас нет ни статуса, ни признания в обществе. Да и работа не из легких, судя по всему.

- Знаете, нас и не должно быть вообще, - говорит Олег. – Система несовершенна, общество больно, и пока будет так, будем и мы, «паразиты» или «санитары», как нас часто называют. Если бы приставы работали не на госслужбе и на теплом окладе, а на голом проценте, как мы, тогда долги взыскивались бы гораздо быстрее и эффективнее.

Если бы банки и кредитные организации лучше выстраивали свою систему экономической безопасности, то просроченных и «мертвых» кредитов, то есть кредитов, которые уже никогда не вернуть, не было бы. В банках процветает панибратство, кумовство, это ведь неправда, что решение о выдаче кредита принимает исключительно Москва, в основном решает Бурятия. А нам потом все это разгребать. Конечно, виноваты во всем коллекторы, мы - бандиты, вымогатели, убийцы даже. А общество у нас белое и пушистое. У нас нет финансовой культуры, растет количество кредитных мошенников и больных кредитоманией, некоторые просто безграмотны, наберут по 20 кредитов, нахватают 40 исполнительных листов и сидят себе довольные, улыбаются. Коммунизм на дворе, не иначе. Я за год работы в этом, просите, дерьме, сам себя бояться стал. Вот говорят, что коллекторы грубые, хамят по телефону, СМСки страшные пишут, про это постоянно по телевизору говорят. Но должники всегда утаивают, что этому предшествовало. У меня реестр на 1225 должников, из них только 10 доступны по указанным телефонам, остальные давно сменили симки или не берут трубку. Я провожу неимоверную работу по поиску каждого из них, иногда как экстрасенс только по одной фотографии в фальшивом паспорте узнаю, где он живет, работает, кто его родственники, друзья и т.д. Потом вежливо общаюсь с ним по нескольку месяцев, в лучшем случае слушаю, как мне честно ездят по ушам, и уже когда не выдерживают нервы, сорвешься вдруг… В любом случае угрожать и писать всякую хрень я бы не стал, не мой стиль, обычно этим грешат новички, отчаявшиеся выполнить план. Я лучше позвоню ему на работу или раскопаю грязное белье, найду компромат, аккуратно, конечно, потому что закон в России всегда на стороне должника, и с этим нам приходится жить.

Евгения Балтатарова, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^