22.01.2014
Село Шабур, каких сотни в Бурятии, живет вдали от райцентра своим замкнутым мирком. На прошлой неделе этот мирок перевернула страшная весть, в которую никто из жителей поначалу не поверил – новый глава поселения, избранный всего четыре месяца назад, покончил жизнь самоубийством. Трагический случай, доказывающий, что в политике искренние и порядочные люди не выживают.

«Кто угодно, только не Юрка» 

Дорога до Шабура тянется почти через весь Заиграевский район, от Улан-Удэ примерно 120 км, половина из которых до райцентра. Поближе только мухоршибирский поселок Саган-Нур (всего 20 км), где в большинстве своем работает мужское население Шабура. Оттого на улицах села каждый встреченный мужчина - в сине-черном рабочем бушлате. Когда-то Шабур называли не иначе как «криминальный поселок» - в 2010 году село захлестнула череда преступлений, сюда даже выезжало руководство республиканского МВД. А год назад Шабур прославился на всю страну как «самое патриотическое село», ставшее первым поселением Бурятии, у которого есть свой герб и флаг.

В субботний полдень на широких улицах почти нет жителей. Первый встреченный прохожий показывает дорогу до здания поселковой администрации, где несколько месяцев назад вступил в должность главы Юрий Чуклов. Двери закрыты. «Так администрация в субботу не работает», - объяснила женщина-кочегар, спускаясь с крыльца прилегающего к администрации магазина.

DSC_7028.JPG

DSC_7038.JPG

- Для нашего села это, конечно, трагедия, - говорит она о внезапной смерти главы. – Хороший был человек, хозяйственный. За него ведь большая часть села проголосовала. Но тяжело, видать, ему было. Не смог справиться, каждый ведь со своими проблемами к нему шел, а у него характер-то спокойный был. Ему бы от всего этого закрываться надо было, а он все в себя, все к сердцу.

- О, да таких людей еще поискать надо! – заслышав наш разговор, вздыхает на крыльце мужчина в бушлате. - Я на кого угодно мог подумать, только не на Юрку. Человек был авторитетный, настоящий мужчина. Просто впечатлительный был. Народ ведь сразу как – «мы за тебя голосовали, а ты ничего не можешь». Ему бы надо было поддержки немного, время дать, чтобы разобрался в делах, войти в колею. А он просто не смог или не успел. Надо было ему немного потерпеть. Эх, жалко мужика.

Все те, с кем удалось поговорить о Юрии Чуклове, искренне его жалели. Каждый вспоминает, что воспринял новость о его самоубийстве как дикое вранье. Спортсмен, отличный семьянин, отец троих детей – и такой страшный уход.

- Ну, мужик бравый был, - вспоминают женщины в магазине. - Душевный, искренний. А самое главное – общался без пренебрежения, высокомерия ноль. Честный был, не то, что другие. Плюнул бы на наши проблемы, да и работал дальше, а он по-другому был воспитан, не мог наполовину дело делать. Вы у любого спросите, никто плохого о нем не скажет. Дети тянулись к нему, к спорту их привлекал. Мужиков наших собрал в футбольную команду. Он ведь как думал – все проблемы решить, а финансирования-то мало. Сейчас иду, говорят, по «Маяку» о нем даже Москва передавала.     

«Проблем у нас много» 

По всему видно – односельчане уважали нового главу. На выборах в сентябре на пост главы боролось четверо, Юрий Чуклов победил с большим перевесом голосов, набрав 62 %. Люди надеялись, что с приходом нового человека жизнь в селе станет лучше, проблем поубавиться.

- Ой, у нас проблем много! – восклицают жительницы Шабура Виктория и Вера. - Самое главное – это дороги. Сами видели, в каком они состоянии. Еще вот в амбулатории нашей этой осенью убрали кабинет, где анализы собирают. Мы все возмущались. Теперь, чтобы кровь сдать, на перекладных надо ехать в Новую Брянь. А клуб? Никто не ходит путем, что-то там с системой отопления. Мероприятия, конечно, проводятся, но мы в фойе клуба сидим, а не в основном большом помещении. 

От улицы к улице – еще десяток опрошенных жителей, и все в один голос, даже не представляясь по имени, говорят – хороший был новый глава. Только порой проскальзывает обида – что ж он так с нами, зачем?  

DSC_7041.JPG

DSC_7035.JPG

- Мы с таким рвением его избирали, хотели, чтобы он был у нас мэром, как же так? – переживает другая жительница села Анна. – Сначала слышим – он в отставку подал из-за здоровья – ноги у него больные были. Это 14 января было, а уж 16 числа все и произошло. Я до сих пор не могу отойти от шока. Когда избирался, он в первую очередь планировал выбить машину, чтобы детей наших на соревнования возить. Чтобы спорт развивался, чтобы село не вымирало. Планировал заниматься подсыпкой дорог, постоянно, а не раз в пять лет, как это у нас делается. Хотел освещение сделать на улицах, с мусором решить проблему. Насчет транспорта - автобусов-то у нас нет, мои дорогие. У нас только один микрик ходит - в пол-восьмого выходит до Заиграево, а в два часа уже здесь. Как ездить?

«Я зачем сюда пошел, Наташа?» 

К дому, где многие годы жил глава, с самого утра идут и идут люди. Его супруга Наталья Игнатьевна в крайне подавленном состоянии, от неожиданно свалившегося на семью горя. В пустой комнате стоят первые венки, вечером дети и друзья семьи привезут гроб с телом покойного в родной дом. Поддержать вдову в дом к Юрию Леонидовичу пришла сельская молодежь, которую глава села тянул к спорту. Видно, что парни уже помянули, в глазах слезы.

DSC_7031.JPG

- Юра был мне поддержкой 28 лет, я с ним как за каменной стеной жила, - тихо говорит Наталья. – Сроду не знала я проблем, что такое – надо дров, надо гвоздь прибить. Юра все сам делал. Он на эту должность с таким азартом шел, с таким воодушевлением, с чистой совестью. Я порой отговаривала его - у него здоровье было неважное, а он мне – буду работать! В сентябре он взялся за работу, начал поднимать все документы, принес их домой. Там столько фальши было! Он говорит – «Ой, делов-то сколько проворачивать надо, сколько людей поднимать, чтобы правду-то находить!» А я говорю: «Да плюнь ты, зачем тебе эта правда нужна?» Он экономист хороший, в деталях разбирался во всех делах. А потом с октября на глазах начал таять. Говорит: «И зачем я в главы пошел, Наташка?»

По словам вдовы, Юрий шел на эту должность с громадными позитивными планами - хотел восстановить Дом культуры и лыжную базу, а на деле занимался рутиной, разбирая бытовые проблемы. Если что-то не удавалось решить, ему грозили прокуратурой, судами.

- Работать оказалось не с кем, не за кого зацепиться, - вспоминает Наталья. - Нету у меня, говорит, плотников, слесарей, электриков, даже в лампочку некому вкрутить. Оставшиеся от прежнего главы специалисты были недовольны его приходом. Поддержки от них он не получал. Я ему говорила – сразу меняй всю команду, а он мне: «Как я уберу, когда я сам еще во все вникаю?» Он спрашивал, а ему в ответ был один ответ – «бывший глава Кулаков все сам делал». Говорит, в районную администрацию приеду, все кабинеты пройду – везде стена.

Супруга поддерживала мужа, как могла, уговаривала потерпеть. Даже дети, по словам Натальи, говорили: «Папка, ты не перевернешь этот мир, не перевернешь поселок», просили, чтобы он не принимал все близко к сердцу.

- Он два месяца у меня не ел, не пил, не спал, - глотая слезы, говорит супруга. - Ночью хочет заплакать, а не плачется. Он только по голове себя бьет – «Дурак я! Что наделал! Куда я пошел? В какую грязь залез!» А потом решил – уйду, не мое это, не по сердцу.

«Мне теперь никто руки не подаст» 

Наталья вспоминает, что в тот трагический день, уходя на работу, она и подумать не могла, чем он закончится.

- Юра был человек сильный, со всем справлялся, и я от него такого никак не ожидала. Он тогда первый день дома остался, никуда ему не надо было. А накануне его друг на новую работу пригласил. Юра уже и сумку, и сапоги рабочие приготовил. Хоть плотником готов был идти. А на завтра встает и говорит: «Да как я в вахту-то зайду!? Мне же ни один мужик руку не подаст!!! Какой ты, скажут, мэр, опозорился и едешь. Да я в поселок выйти не смогу, со мной ни один человек не поздоровается, руки не подаст!» Это его и сгубило.

Юрий Чуклов оставил предсмертную записку, которая сейчас находится у следователя – по факту смерти главы СО по Заиграевскому району проводится доследственная проверка. Обращаясь к жене, он написал: за содеянное «нет мне прощения». Попросил старших детей поддержать и помочь младшему, 14-летнему сыну. У Юрия и Натальи трое детей – старший 27-летний сын живет и работает в Москве, средняя дочь закончила университет в Нижнем Новгороде. Младший в седьмом классе.

- Юра был замечательный отец, и совет детям, и поддержка, - перебирая фотографии, говорит Наталья. – Веселый был, на гитаре играл, пел. Спортом с молодости занимался, был чемпионом республики по хоккею в молодежной группе. Когда мы в Шабур из Челутая переехали, он все удивлялся – почему здесь никто спортом не занимается. У нас, говорит, на стадионе вечером народу полно, а здесь затишье. Он тогда себе планку поставил поднять народ, возродить тягу к здоровому образу жизни. И когда первые спортивные игры провел – все в шоке были. Сколько народу было! И он главный судья на всех соревнованиях. Молодежь к нему стала тянуться.

DSC06911.JPG


- Да, уважение молодежи заслужить сложно. А мы его уважали. Если бы с его стороны не было добрых поступков, мы бы здесь сейчас не сидели, - отозвались сидящие рядом молодые люди.

- Он семь лет игры проводил, - говорит Наталья. - Поначалу вообще дворовым инструктором был, бесплатно работал. Тренировал маленьких. С работы приедет и часа два-три с ними играет. И такое ему удовольствие это доставляло! Хотя уставал сильно, и ноги болели. Потом доплачивать 6 тысяч стали, так он все деньги тратил то на форму детям, то на мячи, штангу. Хотел заложить хорошую материальную базу для спортсменов. Столько планов у него было, столько надежд!   

DSC07616.JPG

- Мы пойдем, - молодые люди встали, чтобы попрощаться. – Мы вам соболезнуем. «Вы вечером приходите, - откликнулась вдова Юрия Чуклова. – Юру вечером привезут».

Похороны Юрия Чуклова прошли во вторник 21 января.

Любовь Ульянова, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^