12.02.2014
Школы Улан-Удэ проверяют на физическую безопасность, но на психологические проблемы денег нет

3 февраля страну потрясло событие, которое раньше случались где угодно, только не в России. То, что стало обычным явлением для таких стран, как США, впервые случилось и у нас. Ученик 10-го класса московской школы № 263 Сергей Гордеев пришел в свою школу с двумя винтовками. Угрожая охраннику, он заставил проводить его в класс, где застрелил учителя географии. Приехала вневедомственная охрана. Как только полицейские попробовали войти в класс, Сергей стал стрелять. Полицейские были ранены, рана одного из них оказалась смертельной. Разоружить стрелка удалось только после того, как он поговорил с отцом по мобильному телефону. 

Происшествие наделало много шума. Депутаты Госдумы стали говорить о запрете жестоких компьютерных игр на законодателном уровне, по всем школам пошли директивы проверить все на безопасность. Такое «посттравматическое» движение сейчас происходит и в Бурятии. В течение февраля школы будут проверять, оснащены ли они всеми средствами, безопасно ли там находиться детям. Доходит до того, что в некоторых школах родителей перестали пускать за порог учебных заведений.

В городском комитете по образованию утверждают, что все школы города и так снабжены всем необходимым минимумом мер безопасности. В каждой школе есть «тревожная кнопка», пожарная сигнализация, наружное видеонаблюдение, сторож.

- До конца февраля мы будем смотреть, проверять, какое у нас состояние дел, что еще и кому необходимо. В результате подготовим пояснительную записку в министерство образования республики, что нам нужны деньги на такие-то вещи, - разъясняет начальник отдела общего образования комитета по образованию города Улан-Удэ Дулма Балдарова. 

Дефицит психологов

Но если вопросы с безопасностью школ более или менее отрегулированы, то вопрос с моральным климатом и психологическим комфортом детей висит в воздухе. А ведь уже установлено, что тот же самый Гордеев находился в момент убийства в состоянии психического расстройства.

В Бурятии психологи есть не во всех школах, а там где есть, они в основном работают на полставке. По мнению Дулмы Балдаровой, рассчитывать на большее школы не могут из-за недостатка средств. Выход из положения комитет видит в том, чтобы школы приглашали к сотрудничеству специалистов городского Центра диагностики и консультирования.

- В тех школах, где директора не могут себе позволить иметь ставки психологов, для них существует Центр психологической помощи. Специалисты Центра на договорных условиях выезжают в школы. Единственное, что мы бы хотели расширить эту службу. Сделать ее больше, с филиалами в каждом из трех районах города, - говорит Дулма Галсановна.

Тем не менее, как показывает практика, гораздо более эффективно работает при школах своя собственная служба психологов.

- Конечно, в каждой из школ должен быть свой штат психологов. Психологи должны быть для каждой возрастной группы. А лучший вариант, чтобы была психологическая служба, как когда-то было в 32-й школе. Но в связи реформами у нас посокращали всех. Я считаю, что в школе должны работать психологи на постоянной основе, которые бы знали учеников, а дети знали их. А не так, чтобы психологи бегали туда-сюда, пришел-ушел, это не дело, - считает известный психолог Татьяна Сенгеева.

Один «теракт» и много детских убийств

О расстрелах и страшных ЧП в московских и американских школах мы слышим регулярно. А что же происходит у нас, в Бурятии? Как выясняется, угрозы школьникам в виде террористов или вооруженных учеников у нас в практике, конечно, не было. Разве что случай с невменяемым мужчиной, который устроил представление в 48-й школе.

Напомним, в октябре 2013 года во время занятий мужчина ворвался в учебное заведение и начал угрожать терактом. Поведение разъяренного гостя было явно неадекватным, он кричал, что школа заминирована, а всех приближающихся людей поливал пеной из огнетушителя. Детей срочно эвакуировали из здания. Прибывшие сотрудники вневедомственной охраны смогли справиться с дебоширом лишь спустя несколько часов. Теперь 48-я школа снабжена всеми самыми современными средствами безопасности. Двери с электромагнитным замком, видеодомофон, внутреннее и внешнее видеонаблюдение. Теперь войти в школу можно только с разрешения вахтера.

Еще один непонятный инцидент случился в ноябре 2013 года, когда пятиклассник из другой городской школы был обнаружен на асфальте под окнами учебного заведения с многочисленными тяжелыми травмами. По словам его знакомых, в тот роковой день планировалась какая-то драка, разборки между учениками, после чего и произошло падение. Однако после того как мальчик пришел в себя, он уверил всех, что выпал из окна сам, случайно. Тем не менее такое утверждение до сей поры ставится под сомнение многими из ребят, которые знают пострадавшего школьника.

Что еще было опасного в жизни наших школ и школьников? Статистические сводки пестрят холодящими душу сообщениями.

Так, в 2012 году суд вынес обвинительный приговор ученику Кяхтинской школы. Он до смерти избил девятиклассника, к которому плохо относился. Ссора произошла на школьном дворе. Разъяренный ученик владел навыками бокса, поэтому неудивительно, что один из ударов в голову соперника стал смертельным. Избитый был доставлен в больницу, где вечером скончался.

В декабре 2013 года еще одна трагедия произошла в с. Саяны Окинского района. В результате драки школьников один из участников конфликта, тринадцатилетний школьник, был убит. Похожий конфликт случился и в Тункинском районе, там подростку одноклассникам всадили нож в спину. К счастью, врачам удалось его спасти.

В том же 2013 году в Прибайкальском районе республики школьниками была убита 10-летняя девочка, у которой были украдены деньги в размере одной тысячи рублей. После убийства труп девочки был сожжен детьми-убийцами.

В июле 2013 года убийцей и вовсе стал семилетний ребенок. Девочка убила свою пятилетнюю подругу за то, что та не давала ей примерить свои сережки. Девочки гуляли возле речки. Во время ссоры старшая семилетняя подруга сначала избила девочку ветками, а потом опустила голову малышки под воду и удерживала ее в таком положении до тех пор, пока ребенок не перестал подавать признаков жизни.

А совсем недавно, в начале февраля, страшная трагедия случилась с ученицами одной из районных школ. Две девочки избили до полусмерти свою подругу. Причем избиение больше походило на фашистские пытки. Девятиклассницу пинали ногами, били по голове, чем придется, например, ноутбуком. Пытки сопровождались унижениями и оскорблениями. Когда школьница теряла сознание, ей выливали на голову ведро холодной воды, ждали, когда она придет в себя, и затем снова избивали и издевались.

Измученную девушку наутро обнаружила в доме ее старшая сестра. По словам врачей, девочка была в тяжелом состоянии. «Это избиение, граничащее с убийством. Еще немного, и ее бы забили до смерти», - заявили врачи.

Агрессия через край

Говорить об этом чрезвычайно страшно. И как-то не верится, что все вышеописанное случилось в нашей некогда тихой, спокойной республике. Притом, что перечисленные факты - это только несколько примеров из большой и ужасающей статистики. Почему убийства или пытки среди детей становятся все более распространенным явлением? Почему такие вещи, как лишение жизни другого человека, происходят с удивительной легкостью и невозмутимостью ребят-убийц? Ребенок убивает другого ребенка из-за сережек, тысячи рублей, маленькой обиды, из-за ревности…

Психолог Татьяна Сенгеева утверждает: то, что происходит в маленькой Бурятии – всего лишь отражение общемировой проблемы – глобального роста уровня тревожности, агрессии.

- Мир стал более информационно насыщен негативом. Страшные новости, события сыпятся на нас из телевизора, газет. Плюс проблемы и непонимание в семье, дефицит денег, школьные конфликты, компьютерные жестокие игры. Детская психика не справляется с таким шквалом событий и обстоятельств. Они не видят смысл жизни, им страшно жить такой жизнью, и тогда ими начинает управлять страх. Начинают работать инстинкты животного, начинается борьба за существование. Ребенок подсознательно ищет кого-то более слабого, чтобы быть сильнее. Когда находит, чувствует себя сильнее. Агрессия, пытки, равнодушие к чужой боли неизбежны в нашем обществе страха, - считает Татьяна Николаевна.

Синдром отличника

Кстати, уровень тревожности зашкаливает не только в семьях, где пьют родители и все плохо. Детей с синдромом отличника, одержимых хорошими оценками, таких, коим был пресловутый Гордеев, психолог также встречает нередко.

- Я работала с парнем, у которого в 19 лет случился инсульт. До этого времени у него были большие планы, родители тоже его постоянно подначивали. Он очень хорошо учился, пока не случилось несчастье. Чрезмерные нагрузки привели к тому, что теперь он инвалид. Он не может нигде работать. И сейчас он мне говорит жалобно: «Хоть бы один взрослый сказал мне тогда: «Рома, ты так сильно не учись!» - рассказывает психолог.


Василиса Шишкина, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^