19.02.2014
Вячеслав Наговицын подписал документ под названием «Инвестиционная стратегия Республики Бурятия». В документе прописаны планы и показатели, касающиеся привлечения инвестиций. Однако многие из них вызывают вопросы, а некоторые пункты попросту были унаследованы от предыдущих версий аналогичных «планов».
Плюс один к планированию 

Прочитав «стратегию», можно ощутимо вдохновиться и пропитаться надеждой на «светлое будущее». Однако если изучить предыдущие планы властей, скажем, 2007-2011 годов, то неизбежно настигает отрезвление реальностью.

Предпосылкой создания очередного планового документа стал триумф правительства Бурятии на общероссийском форуме «Стратегическое планирование в регионах и городах России: потенциал интеграции», где республика вошла в тройку лидеров именно по обеспечению инвестиционной привлекательности.

Примерно через год минэкономики заявило о закреплении этого успеха в документальной форме, а именно – о создании нормативного акта, более подробно расписывающего планы местного правительства по привлечению инвестиций. Срок разработчики взяли относительно небольшой – до 2020 года.

После создания «черновика проект не раз выносился на обсуждение. Обсуждали его и общественность, и профильные министерства Бурятии, и даже московские эксперты.

После относительно недолгих доработок, согласований и прочих неизбежных процедур стратегия дошла до конечной точки – стола главы Бурятии, где Вячеслав Наговицын своей росписью дал новому нормативному документу жизнь.

Далее судьба документа может развиваться по нескольким сценариям. Первый, идеалистический: все показатели и планы проекта будут выполнены, республика сделает скачок в развитии, власти Бурятии с гордостью отчитаются перед населением и федеральным начальством о своих успехах. 

Второй, реалистичный: у Федерации и у инвесторов окажется гораздо меньше желания вкладывать деньги в Бурятию, чем сегодня предполагается, а значит, многие планы так и не будут реализованы, а те, что получится воплотить, еще больше загонят республиканский бюджет в долги. 

Есть еще третий, негативный, но не будем нагнетать – ведь и предыдущий сценарий особой оптимистичностью не отличается.

Ставки сделаны

А теперь подробнее о стратегии. Согласно планам правительства Бурятии, объемы инвестиций в республику, объемы отгруженной продукции различных сфер производства, строительство инфраструктуры и прочие социально-экономические показатели до 2020 года будут только увеличиваться, причем, в некоторых случаях - в разы.

Пожалуй, главная цифра проекта, которая вынесена в начало документа, – это объем привлеченных инвестиций в основной капитал. В прошлом году он составил 37,7 миллиарда рублей, включая деньги Федерации, в этом году планируется привлечь 48,4 миллиарда. В планах на 2020 год – 106,9 миллиарда инвестиций. То есть уже через пятилетку объем, по планам властей, должен увеличиться более чем в два раза.

Должны радовать население и другие показатели, описанные в стратегии. Например, объем отгруженных полезных ископаемых в денежном эквиваленте по плану увеличится аж в четыре раза – с 15,6 миллиарда рублей в 2013 до 62 миллиардов в 2020 году.

По поводу обеспечения населения продуктами сельского хозяйства правительство представило уже более осторожные цифры, чем те, что мы слышали ранее. Напомним, совсем недавно говорилось о том, чтобы повысить самообеспеченность сельхозпродукцией до 100 % к 2020 году. В стратегии же близко к этой цифре находятся только овощи – 97,1 процента. Самообеспеченность мясом же вырастет до 68,8 процента (сейчас – 52), молоком – до 80,7 процента (сейчас – 68,9).

Оптимистичные настроения преобладают и в отношении лесопромышленного комплекса или, как написано в скобках, целлюлозно-бумажного производства и обработки леса. По планам правительства они должны вырасти с трех до пяти миллиардов рублей. Здесь, судя по всему, надежды возлагаются на нового хозяина Селенгинского ЦКК Евгения Пруидзе, в чьих руках после последних печальных событий оказалось предприятие.

Еще одна ставка правительства, скорее всего, направлена на туризм и «Байкальскую гавань» в частности, объекты которой до 2020 года начнут вводиться в эксплуатацию. Иначе как объяснить, что в стратегии объем платных услуг, оказанных туристам, вырастает аж в десять раз – с 1,7 миллиарда в 2013 году до 17,3 миллиарда в 2020.

Этот показатель подразумевает либо то, что в Бурятию станет приезжать больше туристов, либо будет оказываться больше услуг, либо цены на услуги заметно возрастут. Впрочем, для того чтобы выполнить обещанное, вероятнее всего, придется реализовать все эти пункты. Ведь по отдельности они вряд ли жизнеспособны. 

Будь проще, и инвесторы потянутся

Привлекать частные инвестиции в республику власти планируют, судя по всему, путем снижения уровня бюрократизированности и повышением качества инфраструктуры.

В стратегии отдельными пунктами обозначены строительство дорог, ввод новых мощностей энергетиками, повышение объема услуг связи.

С другой стороны, особое значение в стратегии отводится упрощению условий ведения инвестиционной и предпринимательской деятельности и сокращению административных барьеров для тех, кто хочет вложить деньги в Бурятию.

В частности, предельное количество процедур для оформления разрешения на строительство «эталонного объекта капитального строительства непроизводственного назначения» планируется сократить с 37 сегодня до 11 в 2020 году. При этом предельный срок получения этого же разрешения должен сократиться с 338 до 56 дней.

Кроме того, срок подключения к энергосети снизится с 281 дня до 40, доля госуслуг, предоставляемых в электронном виде, достигнет 100 %, правда с оговоркой – только для услуг, подлежащих переводу в электронный вид.

Все это, с одной стороны, выглядит как оптимизация работы госаппарата. Но с другой стороны, не стоит забывать, что количество процедур, которое существует на сегодня, во многих случаях создано не только из-за излишней бюрократизированности власти, но и для того, чтобы оградить республику от мошенников, коих в строительной отрасли более чем достаточно.

И в связи с этим возникает вопрос: не слишком ли рискует правительство, открывая такие коридоры, и не нахлынет ли в Бурятию волна проходимцев, желающих урвать легкие деньги?

Не построенное наследство

Но самый главный вопрос, который появляется после прочтения документа, - каков процент воздушных замков, построенных в этой стратегии?

Опасения того, что многое, описанное здесь, не будет реализовано, возникают неизбежно, особенно если вспомнить предыдущие задокументированные планы республиканских властей.

При сравнении оказывается, что многие планы и объекты, внесенные в официальные документы, начиная с 2007 года, так и кочуют из проекта в проект, с постоянно передвигаемыми сроками реализации.

Возьмем хотя бы объемы привлеченных инвестиций в основной капитал. В программе социально-экономического развития 2007 года сказано о том, что этот показатель к 2013 году должен быть увеличен на 205,4 процента. А это примерно 42 миллиарда. Между тем, как говорилось выше, реальный объем привлеченных средств в республику в 2013 составил всего 37 миллиардов. Расхождение в пять миллиардов.

Что касается конкретных объектов. Из плана в план переносится, например, строительство ТЭЦ-2 и установка двух энергоблоков, восстановление аэропорта в Горячинске или реконструкция автодороги Турунтаево – Острог - Покровка - Шергино – Тресково.

Все это позволяет сделать вывод о том, что планирование в республике либо не на самом высоком уровне, либо в принципе что-то планировать в Бурятии слишком рискованно.

А значит, и вся инвестиционная стратегия с ее воодушевляющими показателями на этом фоне выглядит менее правдоподобно. Впрочем, реализация даже части прописанных в документе планов это, несомненно, благо для Бурятии.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^