19.02.2014
22 февраля исполняется 20 лет с момента принятия Конституции Республики Бурятия.
«Номер один» решил напомнить, что предшествовало принятию этого документа, какой путь был пройден и какие сложные вопросы разрешила Конституция.

В августе 1990 года Борис Ельцин произнес свою знаменитую фразу о том, что регионы страны могут «брать себе суверенитета столько, сколько смогут проглотить». С этого момента в СССР и его части – РСФСР - начинается «парад суверенитетов». Бурятия в числе прочих также захотела набрать полный комплект этого самого суверенитета и в 1990 году принимает декларацию о государственном суверенитете Бурятской АССР.

В соответствии с документом Бурятия отказывалась от статуса автономии и объявлялась суверенным государством, в котором единственным источником власти становился народ республики. Впрочем, выходить из состава страны депутаты не собирались. Вот что говорится об этом в тексте декларации: «Оставаясь в составе обновленной Российской Федерации, Бурятская ССР самостоятельна в решении любых вопросов государственной жизни».

В декларации заявлялось, что Бурятия имеет свое отдельное гражданство. Провозглашалась самостоятельная политика в «национальной, экономической, социальной, культурной, научной и кадровой сферах». Декларировалось верховенство законов республики над российскими или союзными законами, которые могли иметь силу лишь в той части, в которой они не противоречили законам республики.

Но с развалом СССР лозунг Ельцина про суверенитет, с которым он боролся против Горбачева, фактически утратил свою актуальность. Власть РСФСР начала приводить к единому знаменателю взаимоотношения с регионами России. До 92-го года велась работа по заключению договора с федеральным центром, который разграничивал бы полномочия Москвы и Улан-Удэ. Фактически вопрос заключался в том, что Москва желала вернуть себе подаренный ранее суверенитет над территорией Бурятии.

Трудности с договором начались буквально с самого начала, а именно со статуса самого документа. По словам председательствовавшего тогда в Верховном Совете Бурятии Леонида Потапова, Москва настаивала на федеративном соглашении, что по статусу было ниже договора. Большинство депутатов парламента были согласны с этим, но воспротивилась бурятская часть.

«Договор или соглашение. Бурятская часть Совета говорила: Петр Первый и тот с нами договор заключал. Я также был за договор, естественно. А в это время прилетел секретарь Конституционной комиссии России, торопил нас. Стали голосовать», - вспоминает первый президент Бурятии. По результатам голосования лишь 37 депутатов высказались за договор, большинство выбрало соглашение.

«На следующее утро сессию начинаем, бурятская часть встает и уходит. Я говорю депутатам, надо идти на переговоры, договариваться. Демократы кричат: не ходите», - говорит Леонид Потапов. Все шло к расколу республики по национальному признаку. Это стало понятно и самим депутатам, которым удалось договориться о том, что бурятская делегация едет в Москву и проводит консультации с федеральными политиками. В итоге все решилось просто – на уровне Федерации было принято решение о заключении федеративного договора со всеми республиками без исключений.

Это стало одним из этапных моментов на пути к Конституции, обрисовавших основные контуры будущей Республики Бурятия. Обсуждение же самого документа, по словам Леонида Потапова, также не обошлось без дискуссий: «Конституция в том виде, которая сейчас есть, явилась результатом споров, переговоров. Доходило до того, чтобы вообще отказаться от республиканской формы. И такие разговоры велись. Обстановка была крайне сложная, и фактически лишь с принятием Конституции политическая ситуация стабилизировалась».

По его словам, принятие документа заложило фундамент республики и позволило ей развиваться дальше.

Впрочем, с принятием Конституции отменять во многом противоречащую ей декларацию о суверенитете никто не спешил, и почти десять лет республика жила фактически с двумя основополагающими документами – Конституцией образца 1994 года и Декларацией о суверенитете 1990 года.

Лишь с приходом к власти Владимира Путина и с началом строительства новой властной вертикали федеральный центр вспомнил об этом анахронизме и предписал его отменить. Что и было сделано. 15 апреля 2002 года на очередной сессии депутаты Народного Хурала большинством голосов признали декларацию утратившей силу.

В последние годы и основной закон республики подвергается нападкам со стороны своих противников. Одним из наиболее тяжелых ударов по нему может стать официальная ликвидация Конституционного суда. Высший орган по защите конституционного строя Бурятии, призванный охранять букву и дух Конституции республики, сегодня находится в коматозном состоянии.

Владимир Бадмаев, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^