12.03.2014
Бурятия вошла в список регионов с «засильем силовиков» в сфере защиты прав человека. При этом непонятно, насколько создание новой должности с хорошим окладом, кабинетом и аппаратом было оправдано в нашей республике с финансовой точки зрения.
Назначение на должность бурятского омбудсмена депутата Народного Хурала Ивана Калашникова в прошлом году сопровождалось ироничными замечаниями, касавшимися прошлого кандидата. За это он даже назван оперуполномоченным по правам человека. Но, как оказалось, Иван Калашников далеко не единственный в своем роде бывший силовик на страже прав человека.

Партия «Яблоко» на минувшей неделе обратилась в Госдуму с требованием проверить законность назначения уполномоченных по правам человека в некоторых регионах. Назначение бывших милиционеров, прокуроров, сотрудников ФСИН на эти должности партийцы назвали «засильем силовиков».

По мнению «яблочников», бывшие работники силовых структур не имеют опыта защиты прав человека, поэтому они не имеют права занимать должности омбудсменов. В качестве одного из примеров приводится Республика Бурятия, в которой уполномоченным стал бывший министр внутренних дел Иван Калашников. В компанию к нему попали омбудсмен из Рязани, в прошлом – руководитель Академии службы исполнения наказаний, Омска – бывший прокурор, Алтайского края – полковник запаса и другие.

Обращение в Госдуму «яблочников» совпало с годовщиной вступления Ивана Калашникова на должность уполномоченного. За этот год в республике произошло немало событий, которые требовали вмешательства или, по крайней мере, пристального внимания со стороны уполномоченного. Но за весь год уполномоченный правам человека в Бурятии «засветился» в СМИ с комментариями лишь пару раз.

Так, в июне 2013 года Иван Калашников прокомментировал ситуацию с предоставлением жилья сиротам. «Эти финансовые полномочия возложены на субъект. И, конечно, в каждом бюджете выделяются определенные средства, но, на мой взгляд, они явно недостаточны. Потому что детей-сирот, нуждающихся в обеспечении жильем, гораздо больше, чем те возможности, которые есть сегодня в республике».

В конце февраля уже этого года уполномоченный пообещал взять под свой личный контроль вопрос с предоставлением жилья для многодетной семьи. При этом он заявил, «Может, это и не быстро, но, по крайней мере, это дело не беспросветное, я бы так сказал». К сожалению, после этих случаев ни о каких действиях, указах или распоряжениях правительства, Народного Хурала для решения этой проблемы не было озвучено.

Напомним, одной из основных обязанностей уполномоченного по правам человека является восстановление нарушенных прав человека. Этого он может добиваться, становясь посредником между гражданином и госчиновниками, способствуя совершенствованию законодательства, просвещая самих граждан и привлекая к проблеме внимание общественности. При этом уполномоченный не должен заниматься отписками, как обычный чиновник.

Какую из этих задач выполнил или выполняет Иван Калашников? Неизвестно. Соответственно, непонятно, насколько создание новой должности с хорошим окладом, кабинетом и аппаратом было оправдано с финансовой точки зрения. В своем обращении «яблочники» напоминают, что на содержание уполномоченных тратятся огромные деньги, а реальных результатов работы нет.

«Все чаще граждане за защитой своих прав и свобод вынуждены обращаться в другие структуры, в связи с чем напрашивается вопрос: зачем тратить огромные государственные средства на содержание структуры, которая только создает видимость своей работы?» – задается вопросом лидер «Яблоко» Сергей Митрохин. Между тем, в нашей республике полным ходом идут работы по созданию нового должностного лица – уполномоченного по правам предпринимателей.

Владимир Бадмаев, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^