20.05.2014
За 20 лет Ольга Ганичева спасла тысячи людей и осталась ни с чем. Больше всех о председателе комитета солдатских родителей Бурятии Ольге Ганичевой могут рассказать те люди, которые когда-либо обращались к ней за помощью. Таких, ни много ни мало, 40 тысяч. Каждое обращение – а это почти всегда трагедия - Ольга Станиславовна скрупулезно записывает в тетрадь. Из таких тетрадей вполне можно было бы построить большой бумажный дом. А вот настоящий дом Ольге Ганичевой построить не удалось, спасая людей два десятка лет, эта удивительная женщина ничего для себя не заработала.
Огненная энергия 

Родилась Ольга Ганичева в 1961 году в Алма-Ате, но затем ее семья переехала в Бурятию. Старшим братьям уже исполнилось больше 15 лет, может быть, поэтому девочка росла настоящим пацаненком, дружила больше с мальчишками, лазила по чердакам, стреляла из рогатки. Но повзрослеть пришлось рано: когда девочке было 16, отец погиб в результате несчастного случая. За ним вскоре ушла из жизни и мама, заболев онкологическим заболеванием. Так, очень рано девушке пришлось стать самостоятельной. Она закончила музыкальное училище, работала музыкальным руководителем в школе и детском саду, вела кружок художественной самодеятельности. На этой работе ее природная уникальная способность притягивать к себе людей и буквально влюблять с первого взгляда проявилась в полную силу. Ольга Ганичева с детства умеет «зажечь» людей вокруг себя, увлечь за собой. Поэтому ее воспитанники буквально ходили за любимой преподавательницей по пятам, обожая ее. 

Но со школой пришлось расстаться. Ольга вышла замуж, родилось двое детей-погодок, нужно было каждый день возить их в школу и сад, ездить на работу в Гурульбу стало неудобно. Увольнение получилось шумным. Ученики Ольги Станиславовны устроили забастовку и категорически отказывались от всех других педагогов, требуя вернуть любимую учительницу. Конфликт еле-еле удалось уладить, но дети еще несколько лет с нетерпением ждали возвращения педагога. Но не случилось. 

Круглосуточный прием 

В 1995 году Ольгу Станиславовну попросили помочь, подежурить один месяц на телефоне в комитете солдатских матерей. 35-летняя женщина, ранее никак и никогда не соприкасавшаяся с проблемами военнослужащих, вдруг оказалась в самом центре горячих событий. В декабре 1994 года началась первая война в Чечне, телефон разрывался от звонков матерей, которые делились самыми наболевшими проблемами. Месяц показался Ольга Ганичевой целой вечностью. 

- Меня уже начинало потряхивать на нервной почве, отнималась рука из-за того, что телефон постоянно звонил и я хватала трубку. Шли грузы-200 один за другим. Было очень тяжело. Но когда меня попросили подежурить еще месяц, я просто не смогла отказать, посчитав, что это теперь мой долг, и осталась, - вспоминает о том времени Ольга Ганичева. 

Ольга Станиславовна вникала в суть каждой из просьб обеспокоенных мам, порою дежурила в комитете сутками. Ночевала здесь же, постелив на кушетку шинель. Звонки поступали круглые сутки.

- Приемы приходилось проводить до трех часов ночи. И люди рады были сидеть до последнего. Я не успевала обрабатывать все заявления, приходилось все это делать ночами, – вспоминает Ольга Ганичева.

Командировка на войну 

Потом были поездки в Чечню. Там Ольга Ганичева разыскивала без вести пропавших ребят, развозила гуманитарную помощь, подарки, письма из дома. Приходилось и сопровождать грузы-200… На войне, конечно, не может быть безопасно. Ольге Станиславовне приходилось попадать под обстрел:

- Однажды, помню, ночью мы спали, и тут от прямого попадания снаряда была взорвана соседняя палатка. Было и такое, что под прикрытием бойцов мы вытаскивали раненых из-под огня, – говорит общественница.

Говорить о таких вещах Ольга Станиславовна не любит. Зато она с гордостью докладывала президенту республики, тогда еще им был Леонид Потапов, о том, как показывают себя ребята из Бурятии на службе. 

- Меня поразило, что все офицеры, услышав, что я из Бурятии, говорили мне о том, что наши ребята одни из самых мужественных и стойких. Не раз я слышала и такое утверждение: «С ребятами из Бурятии можно пойти в разведку». Мне это слышать, конечно, приятно, - говорит Ольга Ганичева. 

Но были и печальные моменты

- Один раз, когда я встречала на вокзале груз-200, привезли погибшего молоденького бойца, и мне пришлось несколько часов пробыть наедине с цинковым ящиком. Его выгрузили на самый отдаленный от вокзала перрон и бросили на землю. Специалисты районного военкомата застряли в пути, мобильной связи тогда не было. Что делать, я не знала и просто стояла на морозе и ждала, и ждала. Так длилось несколько часов. Я просто стояла, охраняла гроб и плакала, - вспоминает Ольга Ганичева. 

«Общежитие» для матерей 

Война давно закончилась, но почему-то жалоб и обращений не убавилось. Розыск пропавших солдат, неуставные отношения, суициды и просто житейские мелкие вопросы - Ольга Станиславовна берет на себя любую задачу. Очередная книга учета пестрит самыми разными записями.

- Вот недавно обратилась мама солдата, который вскрыл себе вены, сейчас находится в больнице. Разбираемся. А вот звонили из Ульяновской области, мать волновалась за сына, который служил в Забайкальском крае, где произошел взрыв снарядов. Он не выходил на связь. Пришлось оперативно выходит на командование части и выяснять причины такой ситуации… Вот просят информацию по отцу, участнику ВОВ, который умер в 1949 году. А вот инвалида, получившего контузию в Чечне, хотят лишить пособия. Вопросов очень много, - рассказывает Ольга Станиславовна. 

Вместе с другими общественниками сейчас Ольга Ганичева работает над тем, чтобы построить дом для одинокой женщины, матери погибшего в Чечне солдата, и многими другими проектами. 

К Ольге Ганичевой приезжают за помощью люди из разных регионов страны. Нередко ее деревянный домик в поселке Солдатский становится прибежищем для мам военнослужащих, которым больше негде остановиться. Бывало и такое, что у нее дома, под ответственность комитета, организовывались встречи бойцов с матерями. 

Бесплатная служба длиной в 20 лет 

Недавно исполнилось двадцать лет со дня образования комитета солдатских родителей. С тех времен за помощью в республиканский комитет обратились более 40 тысяч человек. Ольга Ганичева научилась быть адвокатом, юристом, консультантом и психологом в одном лице. 

«Служба» в комитете солдатских родителей для Ольги Станиславовны - больше чем просто работа. Ей звонят на личный номер в любое время суток. Дом Ганичевой в Солдатском находят без труда все желающие. А о нервном напряжении, которое ежедневно испытывает эта женщина-боец, и вовсе говорить не приходится. Ее уважают, ценят люди. Но, к сожалению, это все, что заслужила Ольга Станиславовна за все эти годы. Ни жилья себе или детям, ни машины, ни денег - у этой мужественной женщины не нажито ничего. За год до выхода на пенсию бессменный руководитель комитета солдатских родителей осталась ни с чем. Какие-то ставки ей давали то в военкомате, то в министерстве социальной защиты, но потом ее должность неизменно была первой в списках на сокращение. Большую часть времени Ольга Станиславовна работает бесплатно или за мизерную зарплату.

IMG_0643.JPG

Недавно журналисты выпытали у нее тайну. Выяснилось, что заслуженная солдатская мама в свободное время работает уборщицей, моет полы. Непонятно, почему по сей день Ольге Ганичевой не могут выделить, наконец, раз и навсегда стабильную зарплату и постоянную должность. Почему человек, спасший сотни и тысячи судеб, находится на грани нищеты? 

Ведь нашлись же деньги на трудоустройство «уполномоченным по правам человека» почетного пенсионера Ивана Калашникова. Получает он больше 100 тыс. рублей в месяц и имеет нескольких помощников с высокими окладами. А человеку, вот уже 20 лет занимающемуся защитой наших военнослужащих, не нашлось даже какой-то самой минимальной ставки… На юбилее комитета Ольга Ганичева со слезами на глазах вынуждена была попросить отставку. 

- Конечно, обидно и как-то нечестно получается. Вроде я всю жизнь прожила честно, отдала какой-то долг Родине, работала, не покладая рук, но ничего не заработала. Я очень устала. Поэтому я решила, что было бы лучше, чтобы эту ношу понес теперь кто-нибудь другой. Но оказалось, что очереди из желающих занять этот пост нет. И мне совесть не позволила все бросать. Видимо, это моя судьба и мое дело длиною в жизнь, - с улыбкой замечает Ольга Станиславовна. 

Василиса Шишкина, «Номер один». 
Социальные комментарии Cackle
^