04.06.2014
Печально известное озеро Котокель, расположенное в Прибайкальском районе, в ближайшее время вряд ли возвратится в активную жизнь. Шансы на то, что в нынешнем теплом сезоне в нем официально разрешат купаться, ловить рыбу, исчезающе малы. А,если сказать реально, то их попросту нет.
Озеро-отрава, колодцы-губители

Ситуация на Котокеле известна всем. Вот уже несколько лет озеро находится на карантинном положении. В близлежащих селах фиксировались тяжелые отравления местных жителей и даже приезжих китайцев, работавших на лесоперерабатывающем предприятии, вплоть до смертельных случаев. Для защиты населения, а также туристов, которые приезжают отдыхать на котокельские турбазы и пансионаты, контролирующие органы наложили запрет на использование Котокеля в рекреационных и хозяйственно-бытовых целях. 

На первый взгляд, озеро начало процветать. Если несколько лет назад рыба даже на вид была больная, с тусклыми глазами, ее было мало, то теперь там плавает весьма активная, красивая рыба. Огромные лещи, есть окунь, сорожка и, как следствие, упитанные птицы. Но, по правде, в озере поныне сохраняется такая сложная ситуация, и, несмотря на прошедшие годы, надзорные ведомства до сих пор не разрешают его «открыть» для населения. 

Как сообщили «Номер один» в Роспотребнадзоре по Бурятии, результаты мониторинговых исследований показали, что качество воды в районе озера Котокельское ухудшилось. 

«В 2013 г. все отобранные пробы воды водоема не соответствовали гигиеническим нормативам по санитарно-химическим показателям, сообщили в ведомстве. В 2013 г. доля проб воды из общественных колодцев прибрежных сел, не соответствующих гигиеническим нормативам, увеличилась. По санитарно-химическим показателям увеличилась с 7,8 % (2012 г.) до 33,3 %. По микробиологическим - с 8,2 % до 13,8 %». 

Нерадостную информацию дает и Республиканское Управление ветеринарии. В прошлом году оно вело исследование биологических проб. Исследования, связанные со скармливанием лабораторным животным, к примеру, леща из озера Котокельского, продемонстрировали токсичные свойства данной рыбы. 

В чем опасность? 

Опасность заключается в АТПМ. Алиментарно-токсическая пароксизмальная миоглобинурия (гаффская болезнь, гаффско-юксовская болезнь, сартланская болезнь) -- заболевание людей и животных (кошек), проживающих на побережье водоемов. Главной причиной болезни являются термостабильные токсические вещества, которые появляются в рыбе. Из-за всего этого в районе Котокеля умирали люди. 

«Болезнь у людей начинается внезапно. Возникают сильные сковывающие боли жгучего характера в области спины или поясницы, которые быстро распространяются на шею, конечности и мышцы груди. Одновременно развивается сильнейшая слабость, вплоть до полной адинамии, -- предупреждают жителей республики в Роспотребнадзоре. И печальные последствия: «У больного наблюдается ряд вегетативных нарушений. Температура тела понижается. Смертельные исходы бывают при тяжелых сопутствующих заболеваниях или обусловливаются поражением почек, дыхательной мускулатуры и нервной системы». 

Природа токсина хорошо не изучена. По-простому говоря, чем больше котокельской рыбы съесть, тем больше токсина отложится в организме (со всеми вытекающими последствиями). Прежде всего, по токсинам опасен лещ! В результате многолетнего экологического неблагополучия живые «водные» организмы Котокеля поражены токсином. Методика оценки степени поражения объектов водного биоценоза токсином АТПМ, увы, отсутствует. 

Оздоровить положение в озере республиканские власти пытаются путем переброски части вод речки Коточик в озеро. В 2013 году разработана проектная документация «Строительство водорегулирующего комплекса на реке Коточик для предотвращения истощения озера Котокельского». 

«В настоящий момент отсутствуют основания для снятия запрета на использование озера Котокельское в рекреационных и хозяйственно-бытовых целях. Иное решение может привести к риску для жизни и здоровья людей», -- указали в нашем Роспотребнадзоре. 

«Смелые» люди: а нам все равно  

До 90-х годов прошлого века на Котокеле работали две рыболовецкие бригады. Они стабильно вылавливали по двести тонн рыбы ежегодно. Бывали времена, брали и до четырехсот тонн. А теперь, когда ловят, это не сильно афишируют – ведь местные рыбаки нарушают запрет на вылов рыбы. 

«В Котокеле сейчас достаточно много рыбы», -- говорят они и ставят сети. В небольших селах, расположенных близ Котокеля, немало жителей с невысоким уровнем жизни. Они едят пойманную рыбу. 

Когда карантин только ввели, испуганные рыбаки, действительно, не ловили ничего. Шли годы, уходил и страх. Понемногу люди (и местные, и приезжие) стали вновь приходить на озеро за водной добычей. Это их личное решение. 

Осенью прошлого года бурятские СМИ даже сообщали об инциденте, который произошел с одним таким рыбаком. 

«На озере Котокель перевернулась резиновая лодка. В ней находился рыбак. Мужчине спастись не удалось. Спасатели обнаружили тело погибшего на поверхности воды. Его транспортировали до берега и передали сотрудникам полиции, - писали журналисты и напоминали. 

- С лета 2009 года введен запрет на использование озера в рекреационных, питьевых и хозяйственно-бытовых целях». 

Местные власти стараются постоянно размещать оповещения о карантине. 

«Все жители знают про запреты, наложенные контролирующими органами. В свое время рейды были, и под роспись уведомляли. Все хорошо информированы. Также с помощью финансирования минприроды выставляли предупреждающие аншлаги. Яркие, цветные, красивые, на металле. Но за прошедшие годы что-то украли, что-то уничтожено или сломано. Мы обновляем в бумажном варианте постоянно, и в этом сезоне тоже, - рассказала газете Оксана Тришкина, глава сельского поселения «Гремячинское» (в состав поселения входят и села близ озера Котокель). - Как поселение, с нашим бюджетом, мы не сможем осилить изготовление новых хороших, крупных, красочных аншлагов. Если выделят финансирование, то мы готовы их сделать. Чтобы были видны издалека». 

Выявлять самопальных рыбаков, которые, даже тонут в озере, штрафовать их, как констатировала Оксана Тришкина, у сельского поселения нет таких полномочий. «Можем вести разъяснительную работу, как орган местного самоуправления», -- говорит она. 

Близко озеро, а не искупаешься 

Котокельский туризм, оставшийся без озера, сбавил обороты. За годы карантина сообщество турбаз, стоящих на Котокеле, понесло солидные потери. 

«Из-за карантина спрос на базу несколько спал, -- отметили в ГК «Гэсэр» о карантинных реалиях отдыха (ГК имеет на Котокеле одноименную базу отдыха), -- разговаривая с людьми, мы объясняем сложившуюся ситуацию, что купаться, рыбачить запретили. Но предлагаем воспользоваться другими услугами. Люди едут, мы работаем. Например, у нас всегда был бассейн, но он был больше для детей, которые боятся купаться в озере, и на него не было значительного спроса. Но специально для этого случая – после начала карантина бассейн был расширен». 

Особенно пострадали турбазы, что размещаются на северном берегу. До них надо еще доехать. Многие базы позакрывались. Имеющийся турпоток, видя, что есть места на турбазах в более доступном месте, оседают на них и не едут дальше на северную оконечность. 

Вот такова сегодняшняя ситуация вокруг Котокеля. Этим лето озеро опять осталось «вне игры». Конечно, можно возмущаться. Но лабораторные анализы трудно оспорить, они дают объективный научный факт. Не стоит думать, что специалисты Роспотребнадзора или других учреждений обманывают общество, желая подольше сохранить карантин.

В цифры, которые сообщают врачи, ученым лучше верить. Если озеро по-прежнему на карантине, значит, существуют веские причины. К словам специалистов лучше прислушаться, чтобы потом не было больно и обидно…

Петр Санжиев, «Номер один». 
Социальные комментарии Cackle
^