26.06.2014
Как  рядовое политическое противостояние в небольшом районе Бурятии  стало  образцом геополитических преобразований в стране.

Мне как профессиональному журналисту хочется раз и навсегда расставить все точки над i в так называемой пекинской тункинской опере, хотя бы в той части, которая касается защиты прав журналистов. К журналистике эта история имеет ровно такое же отношение как ваша покорная слуга к балету. Существует совершенно чётко очерченное  даже не политическое, а личностное противостояние бывшего и нынешнего топ- менеджмента тункинского района в борьбе за власть. При этом  используются самые разнообразные методы, от  инновационного мочилова в интернете, заканчивая  использованием политических  веяний федерального уровня образца «Россия – 2014».

Гордиев узел

Проблемы Тункинского района  начались не сегодня и не вчера, и уж точно не  с началом активной деятельности редактора газеты «Аршан»  Аркадия Зарубина, о чём сейчас так много говорят.  Тункинский район очень сложный, крайне противоречивый, стратегический для Бурятии.  Это  западный рубеж республики,  богатый и быстро развивающийся в последние несколько лет. Наряду с низким уровнем жизни населения, инвестиции в туристическую отрасль просто нереальные, в основном за счёт иркутских предпринимателей и иркутских потребителей. Здесь сталкиваются  интересы, причём совершенно разных людей и групп,  выборы последних лет это  хорошо показали.

В какой – то момент , а именно в 2012 – ом году  на выборах главы района республиканские власти  поддержали кандидатуру  предпринимателя и депутата Народного Хурала Андрея Самаринова,   уроженца этих мест,  давно ведущего здесь бизнес.  При этом никто не учёл паритета между бизнесом и властью, который хотя бы  немного, но должен сохраняться. Олигархическое сращение вышло боком, абсолютно всем, и сейчас никто не знает как из этого «блудняка» выбраться.

Начнём с того, что Андрей Самаринов хоть и не адский демон, топящий людей в унитазах, но фигура весьма  и весьма неоднозначная.  Он постоянно нарушает правила, известные всем «системным государственникам», и при этом не считает нужным оправдываться. Он не умеет договариваться и  вести тонкую политику,  наверное, просто потому, что он бизнесмен, а не чиновник.  А с такими всегда не просто. Знали ли об этом республиканские власти, в том числе  руководитель администрации Наговицына Пётр Носков, когда принимали  это решение?  Я слышала   такую версию, что Самаринов играет роль Ермака на  дальних рубежах отечества, который, не оглядываясь на политику и реверансы, жёсткой рукой охраняет границы и сдерживает натиск иркутского бизнеса. С каждым днём мне всё меньше и меньше в это верится.

В любом случае этой же администрации сейчас и расхлёбывать заваренную кашу,  и  ей не позавидуешь. С одной стороны продолжать делать вид, что ничего не случилось, когда   и Путин в курсе о существовании Тункинского района ( а это всегда  плохо, когда президент о чём – то в курсе), с  другой стороны отдать район  совершенно неуправляемой оппозиционной  «прикентовке», состоящей из бывшего руководства района и  действующих, законно выбранных  глав поселений, которые  вконец потеряли субординацию с центром и успели нахватать в свой штаб мигрирующий по республике политический  и прочий мусор.  Есть и третий вариант –  ввести в Тунке «военное положение» и посадить варяга, но если такое могло прокатить в 2012 году, сейчас для такого хода уже слишком поздно.

Остап Бендер

Что касается прав журналистов  и вмешательства ОНФ в тункинскую историю. Давайте вспомним,  как это было. Начнём с того как Аркадий Зарубин стал журналистом. Вообще трудно назвать все профессии, коими владеет этот человек. У Аркадия поразительная судьба.  Успешный  бизнесмен, московский маркетолог после  20 лет проживания в столице возвращается на родину, якобы на должность руководителя республиканского агентства по инвестициям.  Правда  по приезду маркетолога ждал неприятный сюрприз,  зампред по экономике Алекснадр Чепик  «зарубил» проект агентства, сказав, что он и сам с этим справится, чем очень обидел Аркадия.  Позже маркетолог  активно мстил Чепику в скандале с   Раликом, стоя плечом к плечу с  бывшим замом тогдашнего  министра сельского хозяйства Жаргала Батуева Николаем Доржиевым, которого и подозревали в «сливе» некоторых документов в прессу.   Скандал был нешуточным, и,  как и сейчас, у Аркадия было дикое желание и, самое главное, вера в то, что он «свалит» Чепика. Но не получилось.  Самое время уехать обратно в Москву , вернуться в бизнес и всё такое, но, видимо, Чепик лишил Зарубина последних денег на билет, и он остался в Бурятии.

 До того как стать звездой Общероссийского народного фронта Аркадий успел поработать на самых разных должностях, от  начальника отдела рекламы в «Информ Полисе» до администратора сайта в школе олимпийского резерва при  спортивном агентстве, чувствуете масштаб и размах? Новый виток в карьере маркетолога случился с выборами. Сперва в его родном Джидинском районе,  а потом и в Тунке.  Уж не знаю, какими судьбами, вернее знаю, но пока промолчу, Аркадий Зарубин попал в штаб молодой партии «Гражданская платформа», участвовал в  президентских выборах, а потом и в  хуральских в 2013- ом.   Очевидно, что у «Гражданской платформы» были интересы в Тунке как раз в тот период, когда  трэш и угар между Самариновым и оппозицией достиг своей кульминации.

Напомню, что мятежные главы поселений, в знак протеста выйдя скопом из «Единой России» , которая когда – то привела их к власти,  должны были гурьбой войти в ГП. Но не вошли, и это уже не важно. Такая «движуха» позволила  Аркадию сблизится с ними и продолжать работать даже после удручающего провала «Гражданской платформы» в Бурятии, уже прицельно против Самаринова. Причём, существует мнение, что изначально, оценив ситуацию, Аркадий предложил свои услуги Самаринову,  но тот, что, конечно же стало роковой ошибкой, высокомерно отказался. Позже Самаринов, осознав всю глубину задницы, в которой оказался,  как бы в шутку предложит Аркадию поработать в своей администрации, но фарш уже не прокрутить обратно.

Путин поможет

До того как случился тот самый разговор с Путиным в апреле 2014 года, за плечами противоборствующих сторон было несколько публикаций, тонны троллистского говна в интернете и один судебный иск о защите  чести и достоинства. Причём подал его  сам Самfринов,  и в этом иске есть два любопытных момента. Во – первых иск рассматривался не в арбитражном суде и был он не против СМИ, потому, что порочащий материал о коррупции и беспределе чиновника был опубликован не в СМИ, а на интернет ресурсе не являющимся СМИ.  Ответчиками шли физические лица – Аркадий Зарубин, как написавший статью, Николай Будуев, как владелец сайта и  главы поселений, на чьих словах базировался текст.  Второй момент -  на суде главы  заявили, что никакого интервью  Зарубину не давали, а Зарубин в свою очередь настаивал, что приведённые в статье сведения являются его  субъективной оценкой, то есть его личным мнением.  Первый  районный суд оппозиция проиграла, но  вышестоящая инстанция посчитала, что за собственное мнение всё – таки наказывать не стоит.

Естественно, что данное решение суда было истолковано Аркадием Зарубиным как победа над Самариновым и вдохновило его  на дальнейший  путь борьбы от имени журналистики.

И тут наступает очень важный момент. А почему Аркадий Зарубин с самого начала в своей борьбе против супостата не использовал Общественный совет по борьбе с коррупцией, который они основали  в 2012 году вместе с известной общественницей Светланой Будашкаевой?  Ведь это так логично, против коррупции бороться через совет по борьбе с коррупцией. Тем более у совета есть подписанное соглашение с прокурором республики о взаимодействии, что облегчает подачу документов и прочих сигналов. Тем не менее ,за всё «допутинское» время, Аркадий не подал ни одной жалобы или обращения в правоохранительные органы, мотивируя тем, что « у них там всё схвачено».  А раз схвачено, то  о фактах коррупции и беспредела можно писать просто так, журналистам же всё можно.   Писать в интернете или в газете «Аршан», которая стала в последние месяцы просто оплотом оппозиционности в Тунке.  

С такими настроениями в конце апреля 2014 года Аркадий Зарубин едет на форум ОНФ.  При этом форум как бы приурочен к созданию правозащитного центра для журналистов, поэтому Аркадий  жалуется не столько на коррупцию Самаринова, сколько на притеснения газеты «Аршан».  Однако  беспокойство о судьбе газеты «Аршан» тогда прозвучало в первый и в последний раз. Всем, в том числе ОНФ, потом было не до того - Далахайский мост догоняли и  плевали Самаре в глаз.

 Никого не смутил даже тот факт, что  во – первых не было ни одного иска против газеты «Аршан»,  или иных  документальных действий, подтверждающих попрание прав СМИ, а во вторых, что газета «Аршан» не является СМИ.   То есть люди,  без  регистрации в Роскомнадзоре, фактически издающие листовку на домашнем принтере тиражом менее тысячи эксземпляров,  говорят о правах журналистов на уровне Общероссийского народного фронта. А фронту как бы на это пофиг, они с коррупцией борятся, заменяя собой правоохранительные органы.  Просто абсолютный, чистейший фейк.   

История в Тунке  как лакмусовая бумажка, в очередной раз подтверждает, что всем вообще наплевать на настоящие проблемы  журналистов, а о наших правах вспоминают лишь тогда, когда ими можно воспользоваться в своих целях. А ОНФ – это  очередной  показушный фейк власти, не только в той части, которая касается журналистов, но и во всём другом. 

Социальные комментарии Cackle
^