02.07.2014
На прошедшей неделе прокуратура Бурятии направила Вячеславу Наговицыну письмо с предложением отрешить от должности главу Тункинского района Андрея Самаринова, выступив в несвойственной ей функции - политического советчика. «Номер один» пытается разобраться, станут ли политические рекомендации от прокуратуры новым трендом, или это единичный, обусловленный уникальной ситуацией случай.
Впервые на арене 

За последние годы в Бурятии по схожим обстоятельствам своих постов досрочно лишились трое глав районов - Кижингинского, Еравнинского и Кабанского. Однако процесс разбирательств по допущенным ими противозаконным деяниям растягивался на несколько лет. Проводились довольно тщательные проверки, возбуждались уголовные дела, которые затем своим чередом отправлялись в суды.

В итоге отрешение от должности глав районов происходило районными же Советами депутатов только после вступления в силу приговоров судов. Все происходило спокойно без попыток прокуратуры давать в вопросах, выходящих за пределы ее функций, публичные рекомендации и советы. Здесь же, помимо направления материалов проверок в следственный орган, огласке было предано и недвусмысленное желание прокуратуры уволить главу Тункинского района заранее, даже до начала соответствующего расследования, не говоря уж о судебных решениях.

Новый поворот?

Право ставить вопрос перед депутатами Тункинского района о досрочном отрешении от должности Андрея Самаринова действительно есть у Вячеслава Наговицына. Этим правом законодательство наделяет его единолично, и какой бы ни была могущественной структурой прокуратура, приказывать увольнять глав районов не в ее власти. Это письмо в адрес главы Бурятии можно было бы расценить как новый этап во взаимоотношениях прокуратуры и республиканской власти. Некоторые особо впечатлительные особы даже назвали данное письмо началом превращения прокуратуры из органа правоохранительного в орган политический.

Но, скорее всего, ситуация более проста, чем кажется впечатлительным людям. На этот счет у нас есть версия, которая может все объяснить.

Конфликт интересов 

В письме прокуратуры, которое цитируют информационные агентства, Андрею Самаринову инкриминируются «тесные личные и деловые отношения» с руководством фирм, которые выигрывали муниципальные заказы в Тункинском районе. Разберем это, на наш взгляд, главное обстоятельство.

Прокуратура (не без оснований, надо отметить) считает, что глава района имел личную заинтересованность в передаче подрядов ряду фирм. По мнению прокуратуры, здесь налицо «конфликт интересов» между службой и личными связями, ситуация, в которой честный чиновник должен выполнить ряд требований антикоррупционного закона. А именно заявить своему непосредственному начальству, что может быть пристрастен, и взять самоотвод в решении спорного вопроса (ст. 11 Федерального закона «О противодействии коррупции»). Если же чиновник этого не сделал, его можно и нужно увольнять.

Проблема только в том, что Андрей Самаринов - высшее должностное лицо муниципального образования, и, согласно конституции России, у него попросту нет никакого «непосредственного начальства». То есть уведомлять о конфликте интересов, даже если он есть, Самаринову некого. Непонятно и кто должен разбираться в его ситуации, кто может решать, имел место конфликт интересов или нет? В законе, на который ссылается прокуратура, нет указаний на уполномоченный на это орган.

Политическая целесообразность 

На самом деле закон о противодействии коррупции, несмотря на то, что принят довольно давно, имеет огромное количество «дыр». Данный случай как раз попадает в одну из них. Обычно прокуратура крайне осторожна в ситуациях, когда нет полной юридической ясности. В этом вопросе, в частности, все последние несколько лет прокуратура, прекрасно зная о «личных и деловых отношениях» Андрея Самаринова, также была осторожна - закон о противодействии коррупции не давал однозначных ответов на все вопросы. Обвинять в личной корысти Самаринова могли только разнообразные фрики, цена слова которых - чуть больше, чем ноль. Но вдруг все поменялось.

Причина, на наш взгляд, проста. После того как частью обоснованные, а частью не очень, претензии к главе района Андрею Самаринову «засветились» на медиафоруме Объединенного народного фронта с участием Владимира Путина, Москва начала задавать правоохранительным органам Бурятии грозные вопросы в стиле «Вы куда смотрите?». Такой вопрос, очевидно, поступил и в прокуратуру республики. Ответом, за неимением других, и стало следующее: «В адрес Вячеслава Наговицына направлено письмо с предложением уволить главу Тункинского района». Ни к чему не обязывающее, но снимающее ответственность с авторов письма, заявление. Довольно удачный способ перекинуть в другие руки бомбу с горящим фитилем.

Артем Самсонов, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^