02.07.2014
Чрезвычайное происшествие в Аршане поставило точку в политическом кризисе района. Сошедший сель и наводнение в Тунке не сходили с новостных лент крупных российских изданий и телеканалов несколько дней. Однако, несмотря на ужасающий разгул стихии, которого еще не было в современной истории Бурятии, почти удалось избежать жертв и серьезного урона экономике района. При этом стихийное бедствие пришлось аккурат на кульминацию борьбы между районной и поселковой властью, кардинально изменив расклад сил.
Как страшный сон

В результате затяжных дождей в верховьях горной реки Кынгарга, которая проходит прямо по поселку Аршан, а также в ледниковых цирках (котловинах на вершинах гор) скопилась вода. По словам специалистов, важную роль сыграла и снежная зима, к растаявшему снегу в цирках добавилась дождевая вода, накануне трагедии в ночь с 27 на 28 июня цирки переполнились, и селевая масса ринулась с высоты более чем двух тысяч метров над уровнем моря. Особенность местности возле Аршана такова, что селевые русла упираются прямо в поселок с востока, поэтому миллионы кубометров грязи, воды, камней и деревьев устремились на жилые постройки, ломая стены и стекла до уровня второго этажа. В это время с севера вспученная Кынгарга тоже несла смертоносную массу по своему руслу, вода вперемешку с камнями и грязью мгновенно вышла из русла неглубокой реки, унося легкие дома без фундамента, перемалывая автомобили, снося мосты ниже по течению. 

Активная фаза стихийного бедствия происходила не менее трех часов, люди успели спрятаться на верхних этажах капитальных зданий и эвакуироваться в верхнюю часть поселка, что позволило избежать масштабных человеческих жертв. Пропавшими без вести некоторое время считалась группа туристов из Иркутской области, 12 человек, в том числе восемь детей – воспитанников одного из детских домов Иркутска, накануне схода селя ушли в поход вверх по реке. Спустя сутки они были найдены живыми и здоровыми. Однако до сих пор неизвестна судьба 46–летней иркутянки Татьяны Яковлевой, которую поток унес на глазах у мужа. Сегодня ее поисками занимаются и спасатели и волонтеры, по словам очевидцев, фрагменты тела женщины видели в одном из жилых районов поселка, который сегодня заилен на несколько метров. 

В результате разгула стихии полностью снесены 19 домов и около 100 домов требуют очистки, они заилены. Сильнее всего пострадали четыре улицы и околоток под название «Микрорайон». С различными ранениями к медикам обратилось восемь человек, из них трое детей, в основном с переломами. К чести районных и поселковых властей, сработали они оперативно. Эвакуация людей из поселка началась почти сразу после того, как произошел первый удар стихии, детей из санаториев вывозили на «КамАЗах» и вездеходах. Также почти сразу же началась расчистка улиц, отсыпка дорог и строительство временных переправ, восстановление электро- и водоснабжения, сотовой связи. В здании спортивного комплекса «Олимп» в Аршане на трех этажах был создан экстренный штаб с участием районных властей и МЧС. Позже на подмогу приехали коллеги из Иркутской области, в том числе 60 полицейских для охраны правопорядка, так как в покинутых в спешке домах могли орудовать мародеры. Полицейские Тункинского района также были несколько суток на ногах. Все строительные фирмы, какие есть в районе, работают круглосуточно, устраняя последствия селя. После эвакуации Аршан закрыт для посещения. Въезд разрешен только родителям детей, которые приехали их забрать, и волонтерам. 

В понедельник в Тунку приехал глава Бурятии Вячеслав Наговицын, который лично смог оценить урон, нанесенный стихией, в том числе и из окна вертолета. По словам главы, аршанская школа–интернат восстанавливаться не будет из–за слишком серьезных повреждений, она будет снесена и построена заново. Также стоит вопрос о сносе санатория, который пострадал больше всего – «Сагаан Дали». В суммарном итоге, по предварительным данным, ущерб Аршану оценивается более чем в 200 миллионов рублей. Выплаты пострадавшим уже начались, несмотря на то, что большинство снесенных частных домов, по заявлениям местных властей, оказались самоволками. Выплаты из республиканского бюджета составят до 100 тысяч рублей за полностью разрушенный дом.

Гнев богов

Трагедия в Аршане потрясла всю республику, сотни молодых людей готовы ехать и работать волонтерами на расчистке улиц и дворов поселка. Еще больше желающих помочь деньгами, которые уже поступают на объявленные расчетные счета. Епископ Савватий также объявил сбор вещей для пострадавших, ведь многие убегали из своих затопленных домов, успев схватить только детей и документы. 

Вся Бурятия с замиранием сердца следила за событиями в Аршане практически онлайн, в социальных сетях сразу же начали рождаться слухи и домыслы. Многие усмотрели в стихийном бедствии гнев богов. По мнению людей, боги могли разгневаться как из–за проведенных недавно массовых развлекательных мероприятий в сакральных местах Тунки, так и из-за грязного политического противостояния между главой района Андреем Самариновым и главой сельского поселения Аршан Даша Дашеевым.

Примечательно, что трагедия, которая должна была объединить тункинцев, стала лишь очередным витком противостояния районных и поселковых властей. На протяжении всех выходных в тревожных сообщениях о катастрофе то и дело звучали шпильки в адрес друг друга. То Андрей Самаринов недостаточно быстро пришел на помощь, то Даша Дашеев, игнорируя заседания штаба, катался с редактором газеты «Аршан» Аркадием Зарубиным по району и фотографировал последствия селя, то Даша Дашеев вообще устроил собственный штаб в маленькой поселковой администрации, в то время как штаб уже развернулся в спортивном комплексе «Олимп», что запутало пострадавших окончательно. 

Неразбериха и некая конкуренция между уровнями власти и штабами в Тунке привела и к различной трактовке суммы ущерба, в СМИ появилась информация о миллиардах рублей, что пришлось срочно опровергать республиканским властям. Потеря субординации в районе наблюдалась и раньше, но в такие моменты это чувствуется особенно остро. Что же будет тогда, когда федеральные и республиканские власти «спустят» деньги на устранения последствий катастрофы? Районные власти будут обязаны координировать свои действия с поселковыми, в том числе и в расходовании денег, однако согласием между чиновниками и не пахнет. 

Аршану повезло

С одной стороны, Аршану просто неимоверно повезло, подобная катастрофа, которую мы наблюдали практически онлайн, должна была закончиться гораздо большими жертвами и ущербом, но, как говорится, Бог миловал. И тем не менее Следственный комитет начал проверку, которая скорее всего, выявит много любопытных фактов, которых сейчас опасаются и районные, и поселковые администрации. Во-первых, активно продвигаемая в СМИ дата последнего сходя селя - 40 лет назад, по крайней мере заставляет задуматься, сели в Тунке наблюдаются не так уж и редко, последний сильный сель, из-за которого пришлось закрывать курорт, был не ранее чем 10 лет назад. А это значит, что по всем законам логики в горах должен проводиться мониторинг состояния рек и озер, которые могут переполниться и спуститься в долину, должна быть система экстренного оповещения населения, но этого ничего нет. В СМИ также была информация о том, что, со слов местных чиновников, сель сошел с неимоверной высоты, с озера на высоте шести тысяч метров. Однако таких высот на Восточных Саянах нет, наивысшая точка Мунку Сардык имеет всего 3,5 тысячи метров, а в бассейне реки Кынгарга не превышает 2,5 тысячи метров. На фоне неуклюжих сообщений МЧС, что их не предупредил Гидрометцентр и вообще такие вещи труднопрогнозируемы, остаются сомнения, что в этой трагедии «никто не виноват».

До происшествия дожди в Тунке шли целую неделю, однако никому из властей не пришло в голову озаботиться ситуацией. Дело в том, что чиновники были заняты немного другими делами, приездом ОНФ в минувший понедельник и сопутствующими разборками команды Самаринова и команды Дашеева. При этом буквально накануне катастрофы республиканская прокуратура представила главе Бурятии результаты проверки деятельности Андрея Самаринова, в ходе которой были найдены некоторые нарушения. В контексте той ситуации это звучало буквально как приговор. Однако после  сходя селя, где Самаринов показал себя более чем хорошо, «приговор», судя по всему, отменяется. 

По закону снять законно выбранного главу руководство республики не может, даже если очень захочет. Единственное, что сейчас может сделать Наговицын под давлением прокуратуры и общественного мнения, так это представить вопрос об отрешении главы в районный Совет депутатов. Но маловероятно, что сейчас, когда район нуждается в помощи, народ захочет что–то менять. 

Евгения Балтатарова, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^