16.07.2014
За последние пять лет столица Бурятии обеднела почти в полтора раза
В столице Республики Бурятия полным ходом идет подготовка к выборам в городской Совет депутатов. Пора подводить итоги предыдущему составу. Самое время посмотреть, чем занималась городская власть в последние пять лет в части экономической политики.

Проседающий бюджет

Одним из наиболее острых вопросов на рутинных по большей части сессиях горсовета было принятие бюджета. Часто депутаты просто отказывались его принимать. Сегодня оказывается, что копья ломались не зря. За все пять лет работы нынешнего состава горсовета доходы города не выросли, оставаясь на уровне пяти с лишним миллиардов рублей, временами проседая даже ниже этой отметки. Это при том, что внутренний региональный продукт Бурятии, большую часть которого дает ее столица, за тот же период возрос на десятки процентов.

С учетом же инфляции, ежегодно обесценивающей рубль на 6-9 процентов, можно представить, насколько город обеднел за эти пять лет. Если считать в ценах 2009 года, пятимиллиардный бюджет Улан-Удэ съежился до трех с половиной миллиардов рублей. Повторимся, номинально, оставаясь примерно на том же уровне.

Можно возразить, что городской казной, его доходами и расходами занимается администрация, и вся ответственность на ней лежит. Но именно горсовет принимает бюджет и он же утверждает его исполнение. К сожалению, комментария в городской администрации получить не удалось. Прокомментировать согласился действующий депутат горсовета, коммунист Алексей Коноваленков. По его мнению, отчасти в этом виноваты сами власти: «ИП, например, закрылись, откуда будут доходы? Тогда как предприятия, приносившие доход с аренды, были приватизированы», - сказал он.

Невыгодная распродажа

Стоит напомнить, что за эти пять лет была проведена масштабная приватизация муниципального имущества, что также было поводом для ожесточенных дискуссий на сессиях горсовета. Логично было бы предположить, что с продажей наиболее лакомых кусочков городской земли и зданий доходы города увеличатся. Но этого не происходит. 

Тогда для чего нужна была приватизация? Неужели имущество города распродавалось лишь для того, чтобы не дать просесть бюджету? Или бюджет оставался стабильным, но из-за различных нарушений при продаже городской собственности они уходили по цене гораздо ниже рыночной и не приносили в городскую казну какой-либо существенной суммы? По всей видимости, происходило и то, и другое. Достаточно вспомнить последние скандалы, чтобы понять, насколько невыгодной была приватизация и зачастую она не приносила в городскую казну ни копейки. 

Речь идет даже не о ТЭЦ или электросетях города, ибо это уже дело прошлого. За последнюю пятилетку, например, было приватизировано имущество «Водоканала». В обмен на обещания, оставшиеся в итоге невыполненными, предприятие фактически передано в частные руки.

Даже своей землей городская администрация занимается отнюдь не по-хозяйски. В результате последнего нашумевшего случая с махинациями в 106-м микрорайоне, жертвами которых стали сотни горожан, город лишился изрядного куска земли. Компания, арендовавшая землю для строительства многоквартирного дома, разбила ее на индивидуальные участки и продала, причем, городские власти, вольно или невольно, оказались в роли соучастников мошеннической схемы. Бюджет же от всей этой кутерьмы не получил ни копейки.

Потеря самостоятельности

Впрочем, в снижении доходов города могут быть и вполне объективные причины, связанные, например, с передачей части полномочий на республиканский уровень. Так, в начале этого года полномочия, вместе с финансами по здравоохранению, переданы республике. Другой причиной могла стать передача туда же некоторых налоговых поступлений.

Тем не менее из всего этого обилия вопросов, не имеющих пока ответа, проистекает один-единственный вывод. В последующие годы городу придется туго. Дополнительных доходов от приватизации ждать не приходится – все более или менее ценные участки земли и здания распроданы, а те, что остались, по словам депутатов, непривлекательны для бизнесменов. Взять новые кредиты также не представляется возможным из-за того, что город вплотную подошел к верхней планке муниципального долга. 

Спасти положение могут лишь субсидии из вышестоящих бюджетов или урезание полномочий. Но чем дальше зайдет процесс урезания, тем менее самостоятельным город становится, превращаясь из хозяйствующего субъекта в подобие государственного учреждения, единственная функция которого заключается в освоении денег, падающих сверху. 

Владимир Бадмаев, «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^